Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Рашид Ганнуши – судьба арабского интеллигента

Как и обещал в очерке об истории Туниса эпохи Бен Али, рассказываю о лидере тунисских исламистов Рашиде Ганнущи – самом ярком и необычном из исламистских вождей Магриба.

Родился наш герой 22 июня 1941 года в семье бедного крестьянина в оазисе Аль-Хама в 30 километрах от Габеса, вблизи ливийско-тунисской границе, в настоящем тунисском "медвежьем углу". Семья была бедна, учиться мальчик мог только в традиционной мусульманской школе системы религиозного университета Аз-Зитуна. Поступить в светский университет он не мог – в традиционных школах иностранных языков не изучали, а преподавание в тунисских университетах тогда велось на французском. А в Зитуне учиться он сам не хотел, хотя в 1962 году и окончил кораническое училище при Зитуне.
Подобно многим молодым образованным арабам той поры, он был горячим сторонником Насера и мечтал продолжить образование в Египте. Скопил деньги, проучительствовав пару лет в начальной школе в городе Гафса. И в 1964 году поехал в Египет, где поступил на агрономический факультет Каирского университета.

В Каире Ганнуши стал слушать арабские передачи албанского радио и даже писал в Тирану письма в поддержку критики "советского ревизионизма". Но в общем, политикой в те годы он увлекался не больше, чем обычный студент.
Довольно быстро Рашид понял, что агроном – не его призвание:)
В середине 60-х он перебрался в Дамаск, где и закончил в 1968 году факультет философии и социальных наук. Ещё в Дамаске он стал активистом сирийского отделения насеровского Арабского социалистического союза (АСС).
Поражение в войне 1967-го стало для Ганнуши, как и для многих, шоком. Он резко полевел – стал сторонником Мао и Фиделя.

А что же с религией? Вообще-то, если кто забыл, наш герой – исламист. Дело в том, что в первые три десятилетия жизни Рашида религия мало интересовала. Он практически не молился, главную тунисскую мечеть Зитуна сподобился впервые посетить, уже вернувшись на родину в начале 70-х, и весь его ислам сводился к тому, что он старался не нарушать пост в рамадан.
Ключевым в трансформации Ганнуши стал год, проведённый в Париже. Ещё во время учёбы в Сирии Ганнуши несколько раз съездил в Европу, заинтересовавшись жизнью магрибских рабочих-иммигрантов. После окончания универа он поехал в Сорбонну собирать материал для диссертации.

Изучая жизнь иммигрантов, он сталкивается с группой "Ат-Таблиг" (Призыв), члены которой пропагандировали среди иммигрантов возвращение к исламу. Вскоре он уже присоединяется к группе. Вот так иронична судьба – типичный молодой представитель "третьемирного" марксизма стал исламистом ни где-нибудь в Каире или Дамаске, а в Париже, где только что родились "новые левые".

Смерть матери сорвала подготовку диссертации и в 1971-м Ганнуши возвращается на родину, где присоединяется ко вполне легально культурно-просветительской Ассоциации в защиту Корана. В то время главными противниками для тунисского режима были левые, так что Ганнуши с несколькими другими молодыми интеллигентами в 1974-м легко получает разрешение на издание журнала "Аль-Маарифа" (Знание). Журнал обличал "порочный западный образ жизни" и критиковал левых и коммунистов, режим же старался не задевать.
Ещё в те годы Ганнуши пытался использовать на практике агрономические знания, организовав несколько сельхозкооперативов на исламских принципах – правда, без особого успеха.

Движение постепенно расширялось, к концу 70-х страну покрыла настоящая сеть культурно-просветительских кружков при мечетях. К тому же времени и Ганнуши получил титул шейха ислама.

В 1981 году создаётся Движение исламской направленности (ДИН, "Аль-Иттиджа аль-ислами"), председателем (эмиром) которого и становится Ганнуши. Программа организации включала "реконструкцию экономической жизни на более справедливой основе, конец однопартийной системы, развитие демократии и плюрализма".

В июле 1981 года Ганнуши арестован, приговорён к 11-ти годам тюрьмы, в 1984-м освобождён, но в 1986-87-м на ДИН обрушиваются новые репрессии, в сентябре 1987 года по обвинению в подготовке вооруженного мятежа и терроризме (что он всегда отрицал) Ганнуши осуждён на пожизненную каторгу. Но через пару месяцев произошёл переворот Бен Али, Ганнуши был освобождён и в 1989-м даже стал членом совещательных органов при президенте – Высшего исламского совета и Социально-экономического совета. ДИН, преобразованное в партию "Ан-Нахда" (Возрождение), набирает популярность и оппозиционность.

После выборов в апреле 1989-го Ганнуши уезжает в Алжир, откуда продолжает руководить движением. В феврале 1991-го Бен Али требует его выдачи. Алжирцы готовы выполнить это требования, но Рашида спасают ливийские спецслужбы, передав ему суданский дипломатический паспорт на имя Рашида Хреда.
С ним Ганнуши благополучно транзитом через Хартум перебирается в Лондон. В августе 1992 года на родине его вторично приговаривают к пожизненному заключению, но британский суд отказывает Тунису в его экстрадиции и предоставляет статус политбеженца.

Ганнуши продолжает руководить организацией, ездит по Европе и Северной Америке, пишет книги, участвует в различных международных конференциях, выступает в СМИ.
В 1994-м он организует в Германии конференцию исламистов из стран Магриба, где объявлена их совместная цель – установление единого исламского государства в Магрибе.
Тогда же Ганнуши выступает с осуждением террористических методов борьбы за власть и выдвигает концепцию "народного государственного переворота" – пропагандистская работа среди населения, массовые демонстрации, забастовки, разложение силовых структур и окончательное падение режима в результате общенациональной акции гражданского неповиновения.

Ганнуши говорит зачастую любопытные вещи, не укладывающиеся в канонический образ исламского фундаменталиста. Например, считает, что лозунг халифата в обозримом будущем неактуален.
Не раз призывал мусульман США и Запада "не подражать и не воспроизводить манеру исповедания религии, выработанную в слаборазвитой среде… реформировать мусульманскую мысль и разработать развитую форму религиозной практики, которая будет способствовать эволюции слаборазвитых мусульманских народов".
Говорил, что США более близка к исламу, чем арабские страны "так как здесь уважают совокупность божественных норм – сунан –, определяющих как развитие вселенной, так и общества". И глобальной целью исламистов Ганнуши считает именно исламизацию Запада.
Вообще, отношение Ганнуши к Западу весьма любопытно. Помимо ритуальных антизападных филиппик, среди его заявлений есть и такие: "Сейчас, когда волна колониализма прошла… позиция должна быть исправлена в рамках доверительного диалога с Западом". Он полагал, что Запад, при определённых обстоятельствах, вполне может стать союзником исламистов в борьбе против правящих режимов.
Христиане и иудеи могут быть нормальными гражданами исламского государства и даже занимать в нём государственные должности. "Мусульманская история демонстрирует нам немало министров – христиан и иудеев"
Всегда Ганнуши выступал и за равноправие женщин и их участие в политике – "ислам подходит для мужчин так же, как и для женщин" и поэтому никто не может запретить "одному из полов участие в политической деятельности".
31 января 2011-го Ганнуши вернулся из Лондона на родину.
Tags: Тунис, исторические портреты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments