Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

История Китая – под водительством великого кормчего, часть первая

Продолжаю рассказ об истории Китая. С 1949-го в ней начинается новая эра, эра КПК.
1 октября 1949 года с ворот Тяньаньмэнь в Бэйпине, которому 10 днями ранее было возвращено историческое имя Пекин, председатель КПК и председатель Центрального народного правительства (или просто "председатель", как гласила надпись на красной ленточке, приколотой к его тёмно-коричневому френчу) Мао Цзэдун провозгласил образование нового государства – Китайской Народной Республики (КНР). На следующий день его признал СССР. Именно туда через пару месяцев Мао совершил свой первый государственный визит, в Москве в феврале 1950-го был подписан договор о дружбе, союзе и взаимопомощи.

Окончательное оформление нового государства закончилось с принятием Конституции в 1954-м. Мао стал главой государства – председателем КНР, а Чжоу Эньлай – главой правительства (премьером Государственного совета).
Первые годы КНР развивалась по модели "народной демократии". В стране была проведена широкомасштабная аграрная реформа, в ходе которой покончено с местными "помещиками" и "кулаками". За счёт конфискации собственности иностранцев и бежавших гоминдановцев госсектор в промышленности был доведён до 67 %, а в торговле – до 40 %. Проведена масштабные чистки "контрреволюционеров" – их в первые годы существования КНР уничтожили около 4 миллионов, большей частью в селе, куда на проведение аграрной реформы пришлось бросить 39 корпусов НОАК.

В мае 1951 года подписано соглашение с далай-ламой о "мирном освобождении" Тибета на условиях автономии. В октябре 1950-го вступление китайских добровольцев во главе с министром обороны Пэн Дэхуаем в Корейскую войну спасло от краха режим Ким Ир Сена. За три года войны в Корее потери НОАК составили 148 тысяч убитыми, среди них – и старший сын Мао Аньин.

К лету 1953-го основные задачи "новодемократического этапа революции" были выполнены. Часть китайского руководства (Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Чэнь Юнь, Дэн Сяопин), опираясь на совет Сталина не спешить со строительством социализма, считали, что "новая демократия" – это всерьёз и надолго. Мао и большинство партии так не считали. И в июне 1953-го "умеренные" были побеждены, был провозглашён курс на "социалистическое строительство по советскому образцу".

Строительство оное осуществлялось в тесном сотрудничестве с СССР. Помимо многомиллиардных кредитов, поставок по бартеру промоборудования и техники, советская сторона безвозмездно передала КНР более 1400 технических проектов предприятий и свыше 24 тысяч комплектов различной научно-технической документации. В КНР работало 12 тысяч специалистов и советников из СССР и стран Восточной Европы, руководивших строительством сотен промышленных предприятий.
В ходе визита Хрущёва осенью 1954-го СССР отказался от свой доли в созданных при Сталине совместных предприятиях на китайской территории, и решил вернуть КНР военно-морскую базу Люйшунь (советские войска покинули Порт-Артур в мае 1955-го). Мао же оценил нового советского вождя – "большой дурак" – и понял, что он больше не "младший брат" в этом союзе.

Начало строительства социализма совпало и с первыми репрессиями против "своих". В 1954-м в тюрьме погибает полновластный хозяин Манчжурии (Сталин как-то назвал его "товарищем Чжан Цзолинем" по имени знаменитого манчжурского милитариста 20-х годов) и наиболее просоветский из китайских вождей Гао Ган. В 1955-м устраивается суд над одним из руководителей Союза китайских писателей поэтом Ху Фэном и 77-ю другими либеральными интеллектуалами. Было в Китае и своё "дело врачей", когда ряд крупных медиков обвинялись в попытках отравить вождей. Всего за эти два года было репрессировано около 80 тысяч человек, погибло 4 тысячи.

В 1953-1954 годах вводится государственная монополия на торговлю, в 1954-м начинается масштабная коллективизация села по советскому образцу. Государство принудительно выкупает у китайских капиталистов их собственность. К середине 1956-го частный сектор в Китае был уничтожен, село полностью коллективизировано, и крестьянам запрещено покидать их кооперативы. Но в то же время начались перебои со снабжением, повлёкшие введение в городах на четверть века карточной системы.

Снова оживились "умеренные", в мае 1957-го провозглашается курс "ста цветов" – целый месяц китайские газеты были открыты для критики "отдельных ошибок". Многие, не разобравшись, стали критиковать всю систему, дошло до антипартийных волнений среди студентов в Шанхае. Руководство КНР явно не ожидало такого и в июне 1957-го поспешно свернуло эксперимент с "плюрализмом", начаты новые репрессии против инакомыслящих, около полумиллиона человек отправлены в "лагеря трудового перевоспитания".

На этом фоне началось ухудшение отношений с СССР. Поворотным пунктом стал ХХ съезд КПСС и осуждение "культа личности" Сталина. Поддержки у китайских товарищей оно не нашло и в Китае продолжали выходить на первомайские демонстрации с портретами Сталина. Мао также выступил против "мирного сосуществования двух систем" и "возможности мирного перехода от капитализма к социализму", начав шокировать своих иностранных гостей рассуждениями про "революционную ядерную войну". Со временем у китайцев всё больше вызывало непонимание происходящее в Москве – по поводу "антипартийной группы Молотова и пр." министр обороны Пэн Дэхуай прямо сказал советскому послу Юдину: "Не могли ничего умнее придумать?"

В 1958-м на волне массового энтузиазма ("коммунизм – это рай", "три года упорного труда – 10 тысяч лет счастья") начинается китайский "большой скачок" к новому обществу. Стартовал он в феврале кампанией против "четырёх зол", в число которых и попали бедные воробьи. Кооперативы-колхозы объединялись в гигантские "народные коммуны", где обобществлялось всё, кроме личного имущества граждан. В городах и сёлах создавались "общественные столовые", заменявшие домашние кухни. Летом началась "битва за сталь" – повсеместно возводились кустарные домны, в которые на переплавку тащили всё, что попало.
Небольшое отступление – часто пишут глупость, что де традиционные храмы в Китае были уничтожены во время "культурной революции". На самом деле, подавляющее большинство китайских святилищ погибло задолго до неё, пав жертвами "битвы за сталь" – кирпичи стен пошли на строительство "доменных печей", а все деревянные части сожгли в них.

К осени 1958-го сталь в Китае варили 90 миллионов человек, убирать урожай оказалось некому. С мест летели восторженные реляции, под которые незаметно подбирался маленький пушистый зверёк с севера. Весной 1959-го в городах начались перебои с едой, а выплавленная кустарным способом сталь оказалась никуда не годной. Летом Мао съездил в родную деревню и был потрясен увиденной картиной, нисколько не похожей на бравурные передовицы "Жэньмин жибао".
На волне недовольства "большим скачком" в марте 1959-го случилось восстание в Тибете, быстро подавленное НОАК. Далай-лама бежал в Индию, что резко ухудшило до этого неплохие отношения КНР с Индией Неру, дело дошло до пограничного конфликта.

В июле 1959-го на совещание руководства в Лушане министр обороны Пэн Дэхуай подверг критике "большой скачок": "Кое-кто одним махом думал заскочить в коммунизм… Но политика… не может заменить экономических законов". Отвыкший от критики Мао был возмущён, большинство руководство его поддержало, "антипартийная группа Пэн Дэхуая" была разгромлена. Мао опять победил, новый председатель КНР (Мао в конце 1958-го отказался от этого поста) Лю Шаоци и новый министр обороны Линь Бяо запустили компанию безудержного восхваления Мао.
Только экономике и природе (два года засухи) на это было наплевать. И в 1960-м на страну обрушилась гуманитарная катастрофа. Великий голод, люди вымирали целыми волостями. Сам факт голода китайские власти признали только в 1980 году, по самым скромным оценкам погибло тогда в КНР 30 миллионов человек.

И в этот момент, после очередной публичной перепалки с китайскими товарищами в Бухаресте, Хрущёв в июне 1960 года принимает решение об отзыве всех советских специалистов и прекращение советской помощи Китаю. Более тяжелого и безжалостного удара по голодной стране и придумать было нельзя. Это решение и стало концом советско-китайской дружбы. С обеих сторон постепенно нарастает поток взаимных обвинений в прессе.
На расширенном совещание ЦК в феврале 1962-го Мао пришлось выступать с самокритикой, признать, что "большой скачок" был ошибкой. Провозглашается новый экономический курс "урегулирования, укрепления и повышения". Мао фактически отходит от управления страной, под руководством председателя КНР Лю Шаоци и премьера Госсовета Чжоу Эньлая положение в стране стабилизируется – в народных коммунах внедряется семейный подряд, большинство "строек пятилетки" замораживается, сокращаются расходы на армию и госаппарат. Именно тогда правая рука Лю Шаоци, генеральный секретарь ЦК КПК Дэн Сяопин впервые произнёс свою любимую фразу про разноцветных кошаков.
В октябре 1964-го Китай испытал свою атомную бомбу.

Мао Цзэдун же где-то в 1962-м укрепляется во мнении, на советском примере, что большинство парткадров (ганьбу) переродились, стали "ревизионистами", а значит: "Если люди заелись – необходима революция". В противовес старым кадрам он выводит на политическую сцену свою жену Цзян Цин – бывшая актриса занялась тотальной революционизацией "загнивавшей" литературы и "деградировавшего" искусства.
Главным союзником Мао против "обуржуазившихся" старых кадров становится фанатично ему преданный министр обороны Линь Бяо – именно по его указанию в январе 1964-го Главпур НОАК выпускает первую маленькую красную книжечку цитат Мао. В стране постепенно нагнетается истерия борьбы с опасностью реставрации капитализма, много пишется о "советском ревизионизме", предавшем мировую революцию ради колбасы.
Новая революция приближается.
Tags: Китай, история, маоизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments