Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Из истории Сирии – год после Хафеза

Оглядываясь назад, можно сказать, что именно Хафез Асад был величайшим арабским лидером 2-й половины XX века. Ибо он создал Систему, сумевшую работать даже без своего создателя. В последние месяцы все убедились, что система сработала на все 100 – подавив внутренние беспорядки и обеспечив внешнеполитическое прикрытие. Система снова оказалась сильнее – и народа, и президента.

О том, как Хафез Асад обеспечил переход власти к своему сыну, уже рассказывал. Итак, Башар Асад стал президентом. В стране, которая ждала перемен. И попытался оправдать эти надежды. Уже в инаугурационной речи 17 июля 2000 г. молодой президент призвал "обновить старые и дать новые идеи".
За словами последовали дела. Осенью были выпущены сотни политзаключённых, а печально знаменитая тюрьма Меззе закрыта, а вскоре и уничтожена. Официально создана "комиссия по защите прав человека" во главе с бывшим политзаключённым Ахтамом Наисом.
Во главе партийно-правительственных газет поставлены люди, бывшие в оппозиции к прежней власти, разрешено издание частных газет, и те и другие печатали массу критических статей. 1 октября 2000 года передовица главной газеты страны "Тишрин" (автором её был советник президента Ареф Далили) объявила, что однопартийная система в Сирии устарела и пришла пора перейти к многопартийности. Наконец, Башар Асад запретил выставлять в публичных местах свои портреты.

И общество всколыхнулось. Осенью 2000-го по всей стране возникли "политические клубы" – интеллигенция открыто собиралась в частных домах и вела острые дискуссии о будущем страны. В начале января 2001-го эти люди направили Башару "послание тысячи", в котором требовали отмены чрезвычайного положения, многопартийности, независимости судов, свободы прессы, равноправия женщин и пр. Башар на первых порах отнёсся к таким шагам благосклонно, даже указывал спецслужбах, что они не имеют права мешать деятельности "политических клубов". Но президент – это ещё не вся система.
В феврале 2001-го заседало Регионального руководства правящей партии Баас (советский аналог – пленум ЦК КПСС). Практически всё его участники – как "старая гвардия Хафеза", так и "молодёжь", пришедшая с Башаром, критиковали "распущенность и цинизм", "размытость идеалов", "падение морали, нравственности и дисциплины", что обрушилось на общество после смерти Хафеза. Они говорили, что "демократы" перешли "красную линию безопасности и стабильности государства". Осведомлённые источники сообщали, что такое единство мнений произвело на Башара громадное впечатление. Хотя какое-то время он ещё колебался.

Колебания закончились 18 марта 2001 года, когда было опубликовано официальное заявление партии, в котором сторонники реформ обвинялись в "связях с заграницей и провоцировании анархии в стране", а их предложения характеризовались как "разрушающие и ослабляющие государство". Самым страшным обвинением было забвение "сионистской угрозы". Министр обороны М.Тлас в интервью эмиратскому телеканалу прямо обвинил подписантов "петиции 1000" в "сотрудничестве с ЦРУ и врагами Сирии". Они пытались исправиться, опубликовали новое письмо, где говорили о безоговорочной поддержке борьбы палестинцев. Но это уже не играло никакой роли.

Власти закрыли 14 "политических клубов", демократическая активность была свернута, политическая деятельность в стране была вновь поставлена под жесткий контроль спецслужб, а многие политические активисты получили недвусмысленные предупреждения от власти, из СМИ вычищены прогрессивные редактора и журналисты.
Некоторые не поняли намёков, пытались даже вывести народ на улицы. И в августе 2001-го были арестованы два депутата парламента (М.Хомси и Р.Сейф), автор той самой передовицы в "Тишрине" А.Далили и несколько десятков активистов, публично выступивших против прекращения борьбы с коррупцией и отхода Башара от ранее провозглашенных принципов.

Так закончилась попытка демократизации Сирии в первый год правления Башара Асада. Начались экономические реформы, способствовавшие обогащению сирийской элиты, но не улучшившие жизнь широких слоёв народа. Про обещание политических реформ Башар забыл до весны 2011-го. Ну и портреты президента вернулись на улицы городов. Как этот, в Тартусе

Интересно, а что будет после 2028-го?

P.S. В Тунисе бывшему президенту и его жене заочно за пару часов влепили 35 лет"за всё хорошее" (если кратко пересказать длинный список обвинений во всех смертных грехах). Странная война в Ливии продолжается - уже и китайцы выходят на контакт с бенгазийской хунтой. Или наоборот:) Все прочие, кроме Йемена, вроде проскочили - летом на Ближнем Востоке жарковато для Тахриров-Майданов, а ночные демонстрации плохо на камеры мобильников снимать
Tags: Ливия, Сирия, Тунис, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments