Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

История Египта – эпоха Мубарака или…

А вот не знаю, как назвать. Личность Мубарак не столь яркая, как Насер или Садат, хотя и проправил он больше, чем оба они вместе взятые. Поэтому просто расскажу про то, как один лётчик стал президентом.

Мухаммед Хосни Мубарак родился в 1928 г., в семье (как и Насер с Садатом) мелкого чиновника. Стал лётчиком, в 1959-60 и 1964-65 проходил подготовку в СССР, часто ездил в Союз и за новой боевой техникой. Пилотировал Ил-28 и Ту-16. В 1972 году стал главкомом ВВС, лично участвовал в действиях авиации по штурму "линии Барлева" в войну 1973-го. В 1974 г. получил звание маршала авиации, через год стал вице-президентом. К моменту смерти Садата он остался последним из "свободных офицеров" и героев войны 1973-го во власти.
По идее лидеров "Исламского джихада" убийство Садата должно было стать сигналом к восстанию, но попытки исламистов захватить правительственные здания в Каире и Асьюте легко были пресечены силами безопасности. Мубарак, легко раненный во время покушения на Садата, без проблем стал президентом АРЕ.

"Осторожный циник" – так назвал Мубарака один востоковед. Да уж, осторожность и прагматизм – явные черты всей политики 4-го президента Египта. В качестве примера, такой показатель, как средний срок работы одного правительства – при Мубараке он составил 20 месяцев, в то время, как при Насере был 14-ть, а при Садате – всего 7 месяцев.
Первым делом Мубараку надо было успокоить общество. Сразу были освобождены арестованные в сентябре 1981-го, прекратились преследования легальной оппозиции, вернулись к работе оппозиционные журналисты и профессора. В 1982-1983 годах в стране была организована борьба с коррупцией, состоялось ряд шумных процессов, в т.ч. над братом бывшего президента Исматом Садатом. В 1984-м впервые в послереволюционном Египте прошли многопартийные выборы в парламент (Народное собрание). Конечно, назвать их (и последующие) свободными нельзя, "административный ресурс" использовался во всю, к подсчёту голосов оппозиционеров просто не допускали. Правящая НДП получала свои 80-85 % мест в парламенте, но оппозиционеры получили доступ к трибуне. "Управляемая демократия" в Египте была успешно установлена.

Были развёрнуты широкомасштабные социальные проекты вроде строительства "народных домов" (дешёвого жилья). Политика "инфитаха" переориентирована с потребительской на производственную сферу – развитие инфраструктуры и модернизацию устаревшего производства. Вернулись к заброшенному при Садате экономическому планированию. Были и скорее пропагандистские шаги вроде повышения налогов на богачей. Но обвал мировых цен на нефть в 1986-м резко ухудшил экономическую ситуацию, пришлось прибегнуть к увеличению внешних заимствований.

Ползучая исламизация продолжалось, умеренные исламисты упрочивали свои позиции в обществе, взяли под контроль ведущие профессиональные ассоциации (адвокатов, врачей, инженеров). С 1987-го главной парламентской оппозицией неизменно становилась коалиция мелких исламистских партий и независимых кандидатов под лозунгом "Ислам – это решение". Сохранялась и проблема радикалов, хотя первый их натиск в 1984-1986-м был отбит довольно легко.
На внешней арене, не изменяя стратегическому партнёрству с США, Египет постепенно восстанавливал отношения с СССР и арабскими странами. Первым стал в 1982-м Ирак – Египет активно поддержал Саддама оружием в войне с Ираном, в страну были направлены египетские военспецы.

Но в 1990 г., когда отношения с арабскими странами были нормализованы, Мубарак был в числе тех, кто решительно выступил против Кувейтской авантюры Саддама. 35-тысячный египетский корпус участвовал в освобождении Кувейта. За этим последовала чистка армейского командования – в мае 1991 года был уволен чересчур самостоятельный министр обороны Абу Талеб, которого многие прочили в вице-президенты. Его сменил маршал Мухаммед Хусейн Тантануи – довольно бесцветный служака. Именно он сейчас и возглавил Высший военный совет.

Война и финансовая помощь/списывание долгов оттянули на время проведение непопулярных экономических реформ, на которых с конца 80-х годов настаивал МВФ. К тому времени размеры теневой экономики в Египте оценивались уже в 25 % ВВП. В 1991 г. египетские власти сдались и пошли на существенное сокращение расходов, субсидий и дотаций, снижение таможенных барьеров. Финансовая стабилизация была достигнута, но оборотной стороной стал резкий рост цен и обнищание значительной части населения. В 1996-м была начата приватизация и к 2000 г. доля госсектора упала в ВВП до 25 %. Разумеется, приватизировались наиболее прибыльные предприятия госсектора и их новыми владельцами оказались люди, близкие к президентскому дворцу. Иностранный же капитал в Египет особо не стремился – отпугивали коррупция и "византийская" бюрократия.

90-е годы стали временем настоящего исламистского штурма, предпринятого радикалами из "Исламского джихада" и "Аль-Гамаа аль-исламийя". Дело в том, что в начале 90-х в Египет вернулись тысячи египетских "афганцев", ставшие ударной силой радикалов. В марте 1992 года исламисты провозгласили войну режиму "фараона Мубарака". Каир, Александрию и особенно Верхний Египет захлестнула волна терактов против правительственных чиновников, сотрудников правоохранительных органов, интуристов. В 1995-м в Аддис-Абебе исламисты покушались на самого Мубарака. Самой высокопоставленной их жертвой стал председатель парламента Рифаат Махгуб, а самым громким терактом – бойня в храме Хатшепсут в Луксоре в ноябре 1997-го, когда 6 боевиков в чёрных беретах с красными полосами (форменные для "Аль-Гамаа аль-исламийя") застрелили 58 туристов из Западной Европы и Японии.
Власти отвечали беспощадно, к борьбе привлекли даже авиацию, пошли на экстравагантные меры как запрет на посевы сахарного тростника вдоль дорог, Высший суд госбезопасности выносил смертные приговоры десятками, спецподразделение 777 убивало родственников и близких исламистов, сжигало их дома. От любого диалога власть отказалась – Мубарак говорил, что не видит смысла в разговоре "слепых с глухими", министр внутренних дел, осмелившийся публично заикнуться о диалоге, был немедленно уволен.

Войну власти выиграли – весной 1999-го исламисты объявили о приостановке операций внутри страны, перенеся свою активность на внешнюю арену. В теракте 11 сентября 2001 г. участвовало 11 египетских граждан, а египетский врач Айман аз-Завахири стал правой рукой Бен Ладена. Иногда теракты случались и в самом Египте – как взрыв в Табе в 2004-м или в Дахабе в 2008-м.
Одновременно власть пошла и на ограничение влияние умеренных исламистов, был ужесточен контроль над мечетями, более двух с половиной тысяч учителей уволено из школ за "симпатии к религии".

Ещё в 1995-м, под шумок войны с террористами и обвинений Судана в поддержке исламистов в Египте, египетская армия оккупировала спорный участок на суданской границе – т.н. "треугольник Халаиб".

В начале XXI века казалось, что самое худшее для Мубарака позади. Официальные СМИ твердили о неуклонно повышающемся уровне жизни населения, строительстве дорог и домов, растущем количестве мобильников у египтян, всячески подчёркивая разницу между нынешним положением и той "почти что разрухой", когда Мубарак принял власть. Участились разговоры о передачи власти по сирийскому образцу младшему сыну Гамалю (хотя сам Х.Мубарак всегда это отвергал). Но в тоже время один французский востоковед назвал Египет "наиболее красноречивым примёром страны, где власти совершенно оторваны от… реалий возглавляемого им общества".

Но общество то со всеми своими проблемами никуда не делось, даже по официальным данным 30 % населения страны жило за чертой бедности. В начале 2003 г. правительство пошло на снижение налогов и введение плавающего курса национальной валюты. Обесценивание египетского фунта привело к резкому росту цен и в марте 2003 года Каир и другие города страны сотрясали массовые демонстрации. Власти попытались успокоить населения субсидиями, а так же пошли на дальнейшую демократизацию – были распущены суды госбезопасности, создан Национальный совет по правам человека.
И главное – обещали настоящий выборы президента (до этого президенты Египта избирались на референдумах, где избиратели могли только сказать "да" или "нет" единственному кандидату). Первые такие выборы состоялись в сентябре 2005-го – Мубарак на них, естественно, победил, хотя ситуация вокруг и после них сильно напоминает то, что случилось вокруг пары последних президентских выборов в Белоруссии.

В ходе этих выборов ярко стало заметна возросшая независимость судов в Египте. В последнее десятилетие египетские судьи не только добивались честных выборов и боролись за права политзаключённых, но и пытались противодействовать приватизации (одна из статей конституции АРЕ до сих пор называет государственный сектор основной египетской экономики), реализации закона 1992 г., фактически пересматривавшего результаты аграрной реформы, и регулярно проваливали решения министерства образования и ректоратов университетов, запрещавших девушкам ходить в школы и ВУЗы в хиджабах.
"Здание суда – это лучшее оружие" – сказал один из видных умеренных исламистов, бывший депутат парламента шейх Юсеф аль-Бадри, прославившийся своими исками против кинотеатров за прокат "аморальных фильмов".

В 2008 году по Египту серьёзно ударил мировой кризис, парламентские выборы в конце 2010 года закончились массой новых скандалов, из-за которых оппозиционеры бойкотировали их 2-й тур. Чего стоили хотя бы истории, когда в Верхнем Египте платные сторонники режима, при полном попустительстве полиции, просто не пропускали на избирательные участки людей, выглядевших как исламисты. Возможно, если бы в той ситуации режим проявил чуть больше гибкости, не случилось бы и взрыва через пару месяцев.
25 января 2011 года, по призыву "Братьев-мусульман", в Египте начались массовые демонстрации протеста. 11 февраля Х.Мубарак ушёл в отставку.
Закончу рассказ словами одного из духовных наставников "Братьев-мусульман" Мустафы Машгура, сказанными ещё в 1997 году: "Мы заставим людей понять, что только ислам является решением их повседневных проблем. Мы пытаемся привлечь общество на нашу сторону с тем, чтобы когда Аллах изменит текущую ситуацию, которая не может существовать вечно, ислам станет ей альтернативой".
Tags: Египет, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Эфиопский дневник-6

    Последние пару дней потратил на знакомство со столицей Эфиопии Аддис-Абебой, от Боле до Энтото. Погода стоит замечательная, ясно, днём до 24…

  • Эфиопский дневник-5

    Сегодня с утра поездкой на озеро Чамо (бегемота видел)завершил южный маршрут. А затем - часовой перелет из Арба-Минч в Аддис-Абебу. После южной жары…

  • Эфиопский дневник-4

    Сегодня преодолел 300 километров живописной дороги от Турми по Великому Африканскому Рифту до Арба-Минч. По пути посетил деревни консо, которые в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments