Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

История Египта – эпоха Садата или журналист на троне

Продолжая рассказ о последнем полувеке египетской истории. Теперь – о наследнике Насера, Садате.

Анвар Садат родился, как и Насер, в 1918-м в семье мелкого чиновника. Тёмную (для египтянина) кожу он унаследовал от матери-суданки. С Насером он был знаком с 1939-го, когда два молодых младших лейтенанта служили вместе в глухом гарнизоне в Асьюте. В 1942-м Садата арестовывали по подозрению в связях с немецкой разведкой.
"Гипертрофированное самолюбие, склонность к позёрству, граничащее с самолюбованием, мнительность – качества, помноженные на весьма поверхностные знания… и невысокую трудоспособность" – характеристика, подходящая для журналиста:) По линии агитпропа Садат и работал после революции, редактировал газеты, написал несколько книг, восхвалявших Насера. В кругу соратников он получил прозвище "полковник да", ибо был единственным из "свободных офицеров", кто никогда не спорил с Насером. Неудивительно, что в итоге Насер сделал такого удобного человека вице-президентом.

После смерти Насера Садат занял пост президента и в мае 1971 года, в ходе "Исправительного движения", разгромил своих противников во главе с просоветским вице-президентом Али Сабри. Сабри в том мае ещё произнёс слова, ставшие пророческими: "Этот человек может продать страну израильтянам или американцам, и мы узнаем об этом только из газет".
В 1971 году была принято действующая поныне конституция. Стране вернули историческое имя – вместо Объединённой Арабской Республики (ОАР), как она официально называлась со времён объединения с Сирией, она стала Арабской Республикой Египет (АРЕ).

Садат унаследовал от Насера его главную цель – Битва (Муарака). Отказ СССР поставить Египту более продвинутое оружие привёл к высылке в 1972-м из страны советских военных. Похоже, Садат понял, что от СССР он получил всё, но ключ был в руках США. Октябрьская война 1973-го не стала военной победой, но восстановила престиж страны. Сразу после неё начался решительный разворот внешней политики Египта в сторону США. Отношения с СССР ухудшались и дело дошло до разрыва в 1976-м договора о дружбе и сотрудничестве. Ухудшились отношения и с прежними арабскими союзниками, с Ливией дело дошло даже до короткой войны в 1977-м.

Суть политики Садата хорошо передаёт один каирский анекдот той поры, в котором Садат на вопрос водителя "куда поворачивать?" отвечал: "Включай левый сигнал и поворачивай направо":)
Чтобы справится с хронически-застойной экономикой, в 1974-м Садат провозгласил политику "открытых дверей" (инфитах). Создавались благоприятные условия для привлечения иностранного капитала и снимались ограничения на импорт. Правд, госсектор не трогали. Иностранный капитал устремился лишь в нефтянку и финансы. Быстрыми темпами росли торговля, строительство и туризм, бесконтрольный импорт загнал в кому национальную промышленность и сельское хозяйство. Ухудшилось положение большинства египтян – субсидии оставлены только на товары первой необходимости. Зато на спекулятивных сделках выросла новая египетская буржуазия (прозванная в народе "жирными котами"), тесно сращенная с коррумпированной военно-бюрократической верхушкой. Стремительно рос госдолг.

В 70-е годы Египет столкнулся и с одной из самых серьёзных социальных проблем. Благодаря доступности ВУЗов, в стране наметилось явное перепроизводство людей с высшим образованием. Чтобы как-то их пристроить, пришлось раздувать бюрократический аппарат, но "лишних" всё равно оставалось много. Выход нашёлся в массовой трудовой миграции, начавшейся в 70-е годы. С тех пор миллионы египетских врачей, учителей, учёных, инженеров, квалифицированных рабочих работают в нефтяных странах Персидского залива. Их денежные переводы на родину стали важной статьёй египетского бюджета.

Одновременно Садата занялся играми в демократию, АСС была разделена на три партии, правящей осталась центристская из них – Национально-демократическая партия (НДП). Проведена амнистия политзаключённых, позволено создавать партии, в стране появилась ограниченная свобода прессы.
Место панарабизма в идеологии режима занял египетский национализм. "Египет во-первых, во-вторых и в последних" – любил повторять Садат.

И, главное, начались заигрывания с исламом. Садат всячески демонстрировал себя правоверным мусульманином, по всей стране активно строились мечети. Чиновники вместо "рафик (товарищ)" насеровской эпохи теперь обращались друг к другу "хагг (хаджи)", их кабинеты украсили томики Корана. В 1980-м даже принята поправка в конституцию, объявлявшая шариат источником законодательства Египта.
"Братья-мусульмане", вышедшие из подполья, отказались от террора, сделав ставку на постепенную исламизацию общества. Но появились новые радикалы. В целях борьбы с левыми в студенческой среде власти поощряли деятельность фундаменталистских студенческих организаций – "джамаатов". Из этих джамаатов и выросли радикальные группы.

26 марта 1979 года в загородной резиденции президента США Кэмп-Дэвид Садат и премьер-министр Израиля Менахем Бегин подписали мирный договор. Израиль в течение трёх лет возвращал Египту Синай на условиях его фактической демилитаризации и поставок добываемой на Синае нефти в Израиль, израильским кораблям, в т.ч. военным, разрешался проход через Суэцкий канал, между странами устанавливались нормальные политические, экономические и культурные отношения. Был и пункт об ограниченном палестинском самоуправление на Западном берегу и в Газе.
Арабский мир не принял Кэмп-Дэвида, членство Египта в Лиге арабских государств (ЛАГ) было приостановлено, арабские страны разорвали дипотношения с Египтом. Нефтяные монархии прекратили финансовую помощь. Взамен Египет стал вторым по размерам (после Израиля) получателем американской безвозмездной военной и экономической помощи.

Не приняло Кэмп-Дэвид и большинство египетского общества. Садат в ответ пошёл на сворачивание демократизации и возобновление преследований оппозиционеров, была проведена масштабная чистка армии от несогласных, из неё были уволены все генералы, командовавшие дивизиями в войне 1973-го. Ещё Садат приютил бежавшего из Ирана свергнутого шаха.
В последние годы жизни Садат стал пропагандировать концепцию "фараонизма", гласившую, что нынешний Египет – достойный наследник древнего. "Вечная египетская культура, вечная египетская история – именно они и ничто другое были источником веры, которая просвещала головы, двигала науки, освещала труд". Народ всё понял и стал звать своего президента "фараон Садат". А если правоверный мусульманин называет правителя фараоном, он этим ничего хорошего о нём сказать не хочет.

Пытаясь доказать свою верность исламу, в 1980-м Египет активно поддержал афганских моджахедов, Аль-Азхар организовал отправку добровольцев в Афганистан.
К середине 1981-го Садат, похоже, ощутил, что он – в тупике. После мусульманско-коптских столкновений, режим в сентябре 1981 г. обрушивает репрессии на всех, кто осмеливался его критиковать – исламистов, коммунистов, насеристов, либералов и пр. Арестовано более 3 тысяч человек, распущено множество общественных организаций, закрыты оппозиционные СМИ, мечети взяты под контроль властей – проповеди теперь в них цензурировались, многие профессора и журналисты отстранены от работы.

В такой обстановке и наступило 6 октября 1981 года – и военный парад в честь годовщины "победы" 1973-го. В 12:20 артиллерийский тягач, расчётом которого командовал 20-летний младший лейтенант Халед аль-Исламбули, член "Исламского джихада", поравнялся с президентской трибуной. Исламбули приказал водителю остановиться, выпрыгнул из машины и швырнул гранату в трибуну, граната не взорвалась. В ту же секунду трое его сообщников вскочили на ноги и из кузова открыли огонь по трибуне. Первая же пуля из "Калашникова" инструктора школы гражданской обороны Хусейна Аббаса Мухаммеда, попав в шею, убила Садата. Продолжение следует
Tags: Египет, история
Subscribe

  • Чтение в субботу вечером – цель борьбы

    Завершая изыскания по истории борьбы индонезийцев с голландцами за Новую Гвинею, наткнулся на такой рассказ американского посла. Итак, 15 августа…

  • Битва министра Лунса

    На варспоте вышла статья про борьбу Индонезии с Голландией за Новую Гвинею. У себя немного расскажу о мотивации того, кто был главной фигурой в…

  • Террор для страны тюльпанов – ассенский финал

    Когда молуккская община хоронила террористов, убитых в Де-Пюнте, процессия проследовала мимо большого комплекса зданий правительства провинции…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments