Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

Чтение в субботу вечером – про испанскую Сеуту

На фоне миграционного кризиса, который Марокко устроило Испании в ответ на госпитализацию лидера ПОЛИСАРИО Брахима Гали, Педро Барбадильо написал небольшую заметку об испанском анклаве в Марокко, Сеуте.

Каждая держава, расположенная на берегу пролива, пытается контролировать другой берег. Таков исторический закон, который наказывает тех, кто его забывает. Англичане, например, занимали Кале с XIV по XVI век. Когда они уступили его французам в 1558 году, королева Мария I, жена Филиппа II, на смертном одре повторяла два слова: "Фелипе" и "Кале". Испанцы настаивали, что должны остаться во Флориде, чтобы защитить Кубу. Японцы завоевали Корею, чтобы предотвратить вторжение и иметь плацдарм на континенте.

Испания исполняла этот закон с городами и скалами Северной Африки. Сеута, расположенная у входа в Гибралтарский пролив, была желанной целью всех держав, сменявших другу друга в Средиземноморье – Карфагена, Нумидии, Рима, Византии, и конечно Толедского королевства, первого независимого испанского государства. Позже она стала частью Дамасского халифата. Аберррахман III завоевал её для Кордовского халифата. Следующими владельцами были таифы Малаги, Альморавиды, Альмохады, Бенимеры и эмиры Гранады.

Наконец в 1415 году она вернулась в лоно христианства благодаря португальскому завоеванию, ведомому юным Генрихом Мореплавателем. Кастилия признала суверенитет Португалии над городом по соглашению Алькосовы (1479 г.) и Тордесильскому договору (1494 г.).

Испанский монарх стал сувереном Сеуты, когда в 1580 году произошло объединение корон Испании и Португалии. И она осталась испанским городом в 1640 году, когда португальские соседи восстали против своего законного правителя. Если Мелилья стала испанской в 1479-м, то Сеута присоединилась к ней веком спустя. Напоминанием об этом периоде служит португальская символика на гербе и флаге Сеуты.

Уже тогда Гибралтарский пролив был одним из самых опасных мест в мире. Тут плавали корабли берберийских, турецких, португальских, испанских, французских, британских, генуэзских, венецианских, голландских пиратов. Чтобы обеспечить независимость Португалии, дом Браганса заключил брак инфанты Каталины с королём Англии Карлом II в 1662 году. В качестве приданного португальцы отдали 2 миллиона крузадо и Танжер с Бомбеем. Англичане не смогли удержать Танжер и в 1684-м сдали его марокканцам, несмотря на договорное обязательство вернуть его своему португальскому союзнику.

Напротив, испанцы успешно защищали Сеуту. Небольшой город подвергся величайшей осаде в истории с 1694 по 1727-й, дольше чем Кандия (1648-1669) с той разницей, что турки победили венецианцев и захватили критскую крепость, в то время как испанцы смогли отразить султана Мулая Исмаила, который отнял у англичан Танжер. Несмотря на всяческую помощь англичан марокканцам. Тот же англо-голландский флот, что завоевал Гибралтар в 1704 году, атаковал Сеуту. В последующие годы британцы всячески помогали марокканцам в осаде Сеуты. Она закончилась только в 1727 году, когда после смерти султана его сыновья устроили схватку за власть.

В оставшуюся часть XVIII века марокканцы ещё несколько раз атаковали Сеуту. Испания продолжала свою долгую войну с берберийскими пиратами до 1784 года. В июле того года огромный объединённый флот Испании, Португалии, Королевства обеих Сицилий и Мальтийского округа под командованием адмирала Антонио Барсело с Майорки, одного из величайших испанских флотоводцев всех времён, уничтожил пиратское гнездо Алжира. Это заставило деев Алжира и Туниса подписать мирный договор с Испанией, гарантом которого выступил турецкий султан.

XIX век для Сеуты выдался намного спокойнее, хотя берберийское пиратство и возродилось в результате Наполеоновских войн и уничижения испанского и французского флотов. Территория города (как и территория Мелильи) была расширена договором Вад-Рас, подписанным в 1860 году. Его крепость использовалась в качестве тюрьмы для многочисленных заговорщиков и тех, кто потерпел поражение в гражданских войнах, на протяжении того несчастного века.

В 1932 году республиканское правительство передало Сеуту в состав провинции Кадис. В июле 1936-го город без сопротивления был взят подполковником Хуаном Ягуэ.

В конце периода иностранного протектората над Марокко (1912-1956 годы) Испания передала султану Мухаммеду V территорию, которой она управляла, включая ту, что не была марокканской – Тарфайя к северу от испанской Сахары. Но Сеута и Мелилья остались испанскими. С тех пор Марокко, развернув территориальную экспансию за счёт соседей, стало претендовать на оба города, в чём ему всегда помогало мощное марокканское лобби, созданное в Испании. В 1995 года оба города получили статус автономных городов.

Страх испанского правящего класса рассердить алауитских деспотов приводит к тому, что короли и главы правительства крайне редко посещают Сеуту и Мелилью. Так, Хуан Карлос I посетил их единственный раз только в 2008 году, на 33-м году правления.

Короли Карл II и Филипп V, чья репутация весьма плоха, смогли защитить Сеуту в те времена, когда Испания была крайне слаба. Испанские власти с 2004 года, несмотря на членство страны в НАТО и Евросоюзе, похоже совсем не волнует возможность потерять другую колонну Геркулесовых столпов, остающуюся под контроле Испании.

Кстати, а Гибралтар, колония, которую ООН не раз призывал вернуть Испании, международный центр отмывания денег и иностранная военная база, кого-нибудь вообще волнует?
Tags: Испания, Марокко
Subscribe

Posts from This Journal “Испания” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Posts from This Journal “Испания” Tag