?

Log in

No account? Create an account

Записки историка путешествующего

Тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Турецкое решение
Милнер
antinormanist
С позиции послезнания турецкое решение о начале операции на Кипре в 1974 году выглядит простым, а турецкая операция – обречённой на успех. Но тем жарким летом это не было ни простым, ни гарантированно успешным. Скорее преобладало мнение, что турецкий десант провалится – даже директор ЦРУ Уильям Колби вечером 20 июля уверенно говорил Киссинджеру, что турок сбросят в море.

Итак, утром 15 июля в Анкаре было получено сообщение о перевороте на Кипре. Страной в тот момент правила неустойчивая коалиция левых кемалистов Республиканской народной партии с исламистами Партии национального спасения, которую возглавлял Бюлент Эджевит. Бывший при нём вице-премьером лидер исламистов Неджметтин Эрбакан, политический отец Эрдогана, любил позднее говорить, что без него Эджевит не решился бы на интервенцию. Скорее всего, врёт – самый левый премьер-министр в истории Турции был националистом ничуть не меньше, чем социалистом.

В тот день у Эджевита была запланирована поездка в Афьон-Карахисар, на празднование годовщины одной из битв греко-турецкой войны 1921, которую он не мог отменить. В результате турецкое руководство смогло собраться только по возвращению Эджевита в Анкару. В 22:00 в здании турецкого генштаба встретились Эджевит, Эрабакан, президент Фахри Коротюрк, министр финансов Дениз Байкал, директор департамента греко-турецких и кипрских дел Министерства иностранных дел Эцмель Баруц вместе с командованием вооружённых сил. Эджевит сразу заявил, что переворот устроен греческой хунтой и нацелен на энозис – если сейчас не вмешаться, через несколько лет Кипр станет греческим. Байкал подчеркнул: "Политика, проводимая Грецией, должна быть остановлена. Эту опухоль надо удалить".

В ответ на вопрос Эджевита, генералы сообщили, что смогут начать операцию утром в субботу 20 июля. Эджевит заключил: "Мировое общественное мнение единогласно выступило против Греции… Так что действия Турции будет легко оправдать перед остальным миром… Если операция должна быть проведена, то она должна быть проведена именно сейчас. Вряд ли нам когда-либо ещё представиться лучшая возможность".

В час ночи 16 июля Эджевит собрал министров и оповестил о решении начать интервенцию на Кипре. Многие из министров были шокированы, часть считала, что следует попытаться решить проблему дипломатическим путем. Но в итоге министры одобрили решение премьера, хотя некоторые потом вспоминали, что не верили, что вторжение и правда состоится – снова демонстрация силы против греков, как и в прошлые разы. В 3:30 16 июля Эджевит снова приехал в генштаб и подписал распоряжение о проведении "миротворческой операции" на Кипре 20 июля. Военная машина заработала.

Эрбакан был против визита Эджевита в Лондон, боясь, что британцы смогут уговорить премьера передумать. Но на переговорах в британской столице Эджевит занят жёсткую позицию, он с ходу отмёл опасения греко-турецкой войны или вмешательства СССР. И прямо и в почти угрожающей форме заявил американскому спецпредставителю Джозефу Сиско, что если США попытается помещать Турции как в 1964-м и 1967-м, "ущерб для американо-турецких отношений будет непоправимым". Эджевит продиктовал минимальные условия, с которыми Сиско и отправился в Афины.

Пока Эджевит вёл переговоры в Лондоне, Эрбакан и Байкал 18 июля встретились с ведущими турецкими политиками, оповестив их о решении правительства начать интервенцию. Надо отметить, что большинство участников встречи во главе с бывшим премьер-министром Сулейманом Демирелем высказали серьёзные опасения в связи с этим решением.

Основные возражения сводились к тому, что турецкая армия не воевала уже 50 лет и не имела опыта столь масштабных десантных операций. Провал вторжения оставлял турок-киприотов один на один перед лицом разъярённых греков. Также многие опасались, что за переворотом стоит ЦРУ и тогда США могут вмешаться столь же резко, как в 1964 году. Больше всего опасались вспышки греко-турецкой войны, которой американцы не позволят продлиться более 2-3 дней, что не даст возможности вооружённым силам Турции в полной мере использовать своё превосходство над греками.
Тем не менее, после того, как Эрбакан и Байкал заявили, что операция будет проведена, все политические силы Турции заявили о полной поддержке правительства.

Сиско прилетел в Анкару незадолго до полуночи 20 июля, уже зная об отплытии десантного флота из Мерсина. В 1:45 ночи он встретился с Эджевитом. От имени госсекретаря Киссинджера Сиско заявил, что никакие военные действия не должны быть предприняты, пока не исчерпаны дипломатические инструменты. Он просил турецкого премьера дать США 48 часов для последней попытки мирного урегулирования.
Эджевит ответил кратко и однозначно:
"Нет, господин Сиско, уже слишком поздно… У вас было 10 лет. Тогда вы связали нам руки и остановили нас. И мы вас послушались. Сегодня мы не повторим ошибку, сделанную 10 лет назад".

Записи из этого журнала по тегу «Турция»



  • 1

Какие-то опечатки в именах.
"Нтениз" — такого в турецком языке быть не может.
"Эцмель Баруц" — звука Ц в турецком тоже нет.
Как они в оригинале пишутся?


  • 1