Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Чтение на карантине - об исандлвановедах

ЦРУшный аналитик Дональд Моррис – слишком лёгкая мишень для критики. Лучше поговорим про современных англоязычных исандлвановедов. Любой из них, разумеется, гораздо лучше Морриса, но ни один, к сожалению, не лишён недостатков и пристрастностей, прямо влияющих на их тексты.

Начну с самого писучего, в том числе являющегося и автором "Оспреек" по разным темам зулусской войны, профессора Кентского университета Йана Найта. Плюс – он реально накапывает горы фактов по всевозможным аспектам войны, среди них масса весьма любопытных, то, что обычно остаётся за пределами внимания историков. Например, только у Найта удалось найти данные по расценкам на захваченных у зулусов КРСов, что было очень важной частью экономической войны. Или он раскопал, что использовавшийся при переправе на Роркс-дрифте паром был не стандартным, а изготовленным на месте на глазок. И масса прочего. Но минус Найта – вся эта добытая гора фактов подаётся читателю в первозданном виде, без какого-либо анализа. При этом какой-то проверкой раскопанных фактов на их соотнесение со здравым смыслом профессор также не занимается – и получаются 127 тысяч патронов к картечнице Гатлинга у гарнизона Эшове.
Нет, мне, по мере накопления фактов, было очень интересно там копаться, но вот за простого читателя не поручусь – в "оспрейках" спасает хотя бы их краткость, а вот его большие опусы реально сложно читать.
И главное, нет выводов. Прочитав его главный труд Zulu Rising, я так и не понял, что же стало по мнению уважаемого профессора главной причиной поражения в Исандлване – у прочих четверых есть чёткая концепция, пусть и не бесспорная ни в одном из четырёх случаях, но у Найта её просто нет.
Также уважаемый профессор старается идти в ногу с политкорректностью, и не позволяет себе никаких высказываний, как-то намекающих на то, что вспомогательные африканские части британской армии в ходе войны не проявляли особых боевых качеств.

Другой уважаемый профессор, Джон Лабанд, южноафриканец, ныне проживающий в Канаде. В отличие от Найта пишет вполне читабельно, я бы сказал, от его книг так и веет классической британской историей. Даже опыт в альтернативной истории The Fall of Rorke’s Drift: An Alternate History of the Anglo-Zulu War of 1879 получился таким же. Факты тщательно сортируются, анализируются и выстраиваются в стройную авторскую концепцию, подкрепляются в нужных местах подходящими по контексту цитатами.
Главный минус уважаемого профессора видимо проистекает из его преклонного возраста – концепция выстроена давно и с годами никак не корректируется. Все данные, вошедшие в научный оборот за последние два десятилетия (археология, дневники и письма Кёрлинга и т.п.), никак не отражаются в творчестве профессора. Слабой чертой Лабанда также является слишком большое доверие к словам очевидцев, мемуарные источники зачастую воспринимаются им некритично. К тому же, когда ты написал первую книгу о зулусской войне в 1979 году, тема может в принципе надоесть.
Так что сейчас Лабанд гораздо интереснее пишет о португальцах и бурах той эпохи. Его Bringers of War: The Portugese in Africa during the Age of Gunpowder & Sail несомненно лучшее, что есть на английском языке о ранней колониальной истории португальцев в Африке, The Transvaal Rebellion: The First Boer War, 1880-1881 – лучшая книга о Маджубе.

А вот следующего историка наоборот отличает гиперкритицизм по отношению к свидетельствам очевидцев. Бывший полицейский эксперт-криминалист, переквалифицировавшийся на пенсии в историка, Адриан Грэйвс "взорвал" на рубеже веков сонное болото исандваловедения, представленное Найтом с Лабандом и давно забытой группой их совершенно бесталанных учеников, своей трактовкой Роркс-дрифта, в которой он основательно перелопатил то, что считалось само-собой разумеющимся. Он реально первым занялся критическим анализом источников личного происхождения, используя свой богатый опыт криминалиста. Но этот его плюс имеет и обратную сторону – зачастую Грэйвс относится к подобным источникам слишком критически. При этом его критичность совершенно не касается тех мемуарных источников, что он лично ввёл в научный оборот – вроде тех же дневников и писем Кёрлинга.
Плюс та же, что и у Лабанда, проблема с возрастом. Убедить Грэйвса изменить свою точку зрения ничто не в силах. Рассказывал как-то про его теорию о том, что рапорт Чарда писал не Чард – и то, что даже математический анализ его не убедил. В случае Исандлваны у него есть столь же любимый, и столь же дурацкий конёк – а именно, что в день битвы Челмсфорд с компанией слонялся не по долине Мангени, а у холма Сипези.

В принципе, разумеется, для историка опыт жизни за пределами исторической кафедры ВУЗа чрезвычайно полезен. Гораздо лучше это, чем Грэйвз, иллюстрирует отставной подполковник Майк Снук. Пожалуй, именно его поставил бы на первое место среди современных исандваловедов, хотя не стоит Снука ограничивать такими рамками – он в целом занимается поздневикторианской армией, а диссертацию писал по войне с махдистами (собственно по этой войне и стоит читать из современных англоязычных авторов только его да Майка Эшера). Именно Снуку принадлежит лучший анализ Исандлваны с целым рядом гениальных догадок – вроде размещения правого рога зулусского войска за высотами Нгедла или того, что лейтенант Мелвилл мог догадаться о смысле манёвров зулусов во время битвы.
Но и Снук не лишен недостатков. Об одном упоминал – слишком пристрастное отношение к полковнику Дёрнфорду, которое, по моему, портит его анализ Исандлваны. А ещё Снук - монмутширец и офицер Королевского полка Уэльса, наследника 24-го пехотного – и, хотя и с известными оговорками, поддерживает "валлийский миф".

Заключительный из пятерки, недавно умерший Рон Лок, также занялся историей на пенсии. Он принадлежал к последнему поколению людей Британской Империи, прожив три десятилетия в Кении и Танзании, служил офицером кенийской полиции, и в итоге обосновался в ЮАР. Богатый опыт работы в поле очень помог ему в исторических штудиях. Именно ему удалось наконец-то сделать нормальное описание того, что вытворял Челмсфорд с компанией в долине Мангени 22 января – там показания очевидцев разняться плюс-минус три часа. Именно эта способность привязки письменных источников к местности, и основанная на этом их аргументированная критика и является наиболее сильной стороной Лока.
За развенчивание миссионерских басней о "кровожадных" Чаке и Дингане Лок вполне заслужил памятник от зулусов. Но с этим связана и его слабость. Наиболее ярко проявившаяся в его тщетных попытках доказать, что разделение британской армии в Исандлване было следствием продуманной ловушки зулусского командования. Но он так и не смог доказать наличие у зулусов достаточно высокой штабной культуры и управляемости армии, делавших возможным реализацию такого сложного плана.
Tags: Британская Империя, история
Subscribe

Posts from This Journal “Британская Империя” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments