Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Умиротворение генерал Уолсли

Решать проблему завершения зулусской войны после разгрома зулусов при Улунди пришлось новому командующему британскими силами генерал-лейтенанту Гарнету Уолсли.

Вести об Исандлване, разумеется, вызвали массу неудобных вопросов к верховному комиссару Фреру и генералу Челмсфорду, но у них имелось достаточно покровителях в высших сферах британского общества – вплоть до самой королевы Виктории. Так что на первых порах вопроса о замене политического и военного руководства войной в Южной Африке не стояло.

Но шли месяцы, в Африку уходили подкрепления, тратились деньги, а в ответ поступали вести об осаде Эшове, разгроме на Нтомбе, кошмарном бегстве от Хлобане. Министры и публика не могли понять, почему генерал Челмсфорд энергично не занялся ведением войны против дикарей. Как написала одна из газет: "Британскую армию можно сравнить с детьми Израиля, бесцельно бродящими по пустыне". Недовольные читатели заваливали редакции письмами, а какой-то шутник переделал главный хит годичной давности – песенку "Джинго" – в такие саркастичные куплеты:
"Мы не хотим драться, но у нас есть джинго.
У нас есть солдаты, у нас есть корабли, у нас даже ещё остались деньги.
И у нас есть лорд Челмсфорд, который всегда может смыться.
И бросить наших солдат на растерзание зулусам".

В дебатах в палате общин имя генерала не сходило с уст оппозиционных либералов. Чарльз Дилк сорвал настоящую овацию в зале, когда резко завил: "Лорд Челмсфорд обвиняет полковника Дёрнфорда в том, что тот не укрепил лагерь. Да, ведь он сам был там 48 часов и за все эти часы никогда не сделал ни малейшей попытки сделать то, что по его словам, должен был сделать полковник Дёрнфорд за 4 часа". В правительстве последовательно выступал за замену Фрера и Челмсфорда министр иностранных дел маркиз Солсбери, по его мнению, их защита является "пустой тратой политического капитала".

Британская пресса всё чаще задавалась вопросом, не является ли успешное завершение войны подходящей работой для "нашего единственного генерала", как его окрестил премьер-министр Дизраэли. Речь шла о самом знаменитом британском военном тех лет, генерале Уолсли.
Начало зулусской войны застало генерал-лейтенанта Гарнета на посту верховного комиссара Кипра – нового британского владения, полученного Дизраэли от Османской империи в благодарность за труды по сокращению её территориальных потерь после поражения в русско-турецкой войне. Уолсли ранее уже бывал в Натале – после истории с Лангалибалеле министр колоний Карнарвон именно его послал специальным комиссаром для урегулирования ситуации в этой колонии. По итогам той командировки генерал пришёл к выводу, что земли зулусов должны стать британским владением: "Не сомневаюсь, что мистер Шепстон сможет придумать подходящий план"

К маю 1879 года и сам премьер-министр Дизраэли созрел до необходимости направить в Южную Африку нового командующего, особенно после известий о ссоре Челмсфорда с лейтенант-губернатором Булвером. Как он написал одной из своих подруг: "Новости из Капской колонии по-прежнему не внушают оптимизма. Челмсфорд хочет больше войск, хотя ничего не может сделать с теми 15 тысяч, что у него уже есть". Британское правительство заседало три дня, с 19 по 21 мая. Министр иностранных дел Солсбери яростно атаковал Фрера и Челмсфорда, министр колоний Хикс-Бич и военный министр Стенли пытались их защищать. Но в итоге кабинет, как известил Дизраэли королеву Викторию, решил, не смещая формально Фрера и Челмсфорда, направить в регион "диктатора, представляющего политику и взгляды Правительства Вашего Величества, который должен произвести общее урегулирование ситуации". Единственным кандидатом на эту роль, помимо генерала Уолсли, был прославленный генерал Нейпир Магдальский. Но он, будучи хорошим приятелем Фрера и Челмсфорда, дал понять, что не может принять назначение, которое ударяет по престижу этих двоих людей.

28 мая 1879 генерал Гарнет Уолсли был назначен верховным комиссаром и командующим вооружёнными силами Её Величества в Натале, Трансваале и прилегающих регионах Юго-Восточной Африке. Фрер терял властные полномочия в данном регионе – министр колонии написал ему не без доли сарказма, что по возвращению после длительного отсутствия в Кейптаун верховный комиссар "несомненно будет завален массой важнейших вопросов, откладывавшихся до его прибытия". И поэтому, "Правительство Её Величества решило передать гражданские и военные полномочия в восточной части Южной Африки в руки одного офицера, и избрало для этой цели генерал-лейтенанта сэра Гарнет Уолсли". Лейтенант-губернатор Наталя Булвер, администратор Трансвааля полковник Ланьон и генерал Челмсфорд становились его подчинёнными. Но только для Челмсфорда такое решение могло иметь единственное последствие – и на следующий день после победы при Улунди, 5 июля он написал официальное прошение об отставке.

В тот же день британские силы вернулись с Белой Мфолози в лагерь на высотах Мтондзанени, где задержались на три дня из-за разразившейся сильной бури с грозами, в ходе которой десятки тягловых волов были убиты ударами молний. 9 июля 1-я дивизия Ньюдигейта выступила в обратный путь в Наталь, а генерал Челмсфорд направился с летучей колонна Вуда на юг, к побережью.

Уолсли прибыл в Дурбан утром 28 июня и сразу направился в колониальную столицу Питермарицбург. Первую половину преодолели поездом, пока строящаяся железная дорога не кончилась. Остаток пути преодолели верхом, в Питермарицбурге Уолсли встретили лейтенант-губернатор Булвер и генерал Клиффорд. Ни один из них не сказал ничего хорошего о действиях Челмсфорда, который, по их мнению "серьёзно переоценивает свои способности как генерала".

1 июля Уолсли со своим штабом отплыл из Дурбана на фрегате "Шах" в Порт-Дёрнфорд, но высадится там не смог из-за сильного волнения на море. Пришлось возвращаться в Дурбан и двигаться к району боевых действий по земле. Вечером 5 июля в Форт-Пирсоне Уолсли получил телеграмму Арчибальда Форбса о победе под Улунди. 7 июля Уолсли добрался до Порт-Дёрнфорда, а 15 июля на передовой базе у разрушенной миссионерской станции Св. Павла он встретился с генералом Челмсфордом и летучей колонной Вуда. "Не могу сказать, что встреча была приятной" – написал Уолсли в письме жене, добавив, что Челмсфорд "ничего не смог бы сделать, если бы с ним не было Вуда и Буллера. Оба они находят его приятным человеком, но бесполезным командиром".

16 июля под накрапывающим дождиком два генерала устроили смотр своих войск. В ходе парада Уолсли прицепил Крест Виктории к груди героя Роркс-дрифта, майора Чарда. Затем Челмсфорд направился в Порт-Дёрнфорд, с ним уехали и Вуд с Буллером – Уолсли хотел, чтобы старые члены его "ашантийского кольца" остались с ним в Южной Африке, но оба офицера стремились, наконец, вернуться домой после года с лишним африканских войн. И Уолсли не стал настаивать. 21 июля Челмсфорд, Вуд и Буллер отплыли на родину на борту парохода "Герман". Вслед за ними стали уезжать и большинство направленных после Исандлваны подкреплений.

17-й уланский полк сдал своих коней драгунам и отплыл к новому месту службы в Индии, моряки вернулись на свои корабли, большинство пехотных батальонов и частей артиллерии возвращались на родину. Такое резкое сокращение войск вызвало даже недовольство лейтенант-губернатора Булвера: "Полагаю что сэр Гарнет слишком торопится избавиться от большей части своих сил. Его цель состоит в том, чтобы как можно быстрее сократить военные расходы. Но боюсь, что тяжесть положения никак не оправдывает этого – Кечвайо на свободе, половина страны зулусов практически не затронута войной и осталось достаточно воинов, готовых сражаться с нами".

Оставшиеся в Зулуленде британские силы были сведены в две летучие колонны. Под командованием прибывшего с Уолсли бреветного подполковника Бейкера Рассела было 537 всадников (колониальные волонтёры, иррегулярная конница и туземные части), шесть пушек батареи Н 5-й бригады Королевской артиллерии и шесть рот 94-го полка. Они направились на северо-запад Зулуленда, где ещё продолжали сопротивления кубека и кулуси.

Другую летучую колонну возглавил участвовавший в сражении при Гингиндлову 40-летний подполковник Чарльз Кларк, ветеран войн с маори. В состав колонны вошли "родной" полк командира, 57-й, а также 3-й батальон 60-го полка и 80-й пехотный полк, отделение Гатлингов, рота Королевских инженеров, драгуны, эскадрон конной пехоты, Лонсдейлская конница, 4-й батальон туземной пехоты, туземная конница Дзантье и Мафунзи – всего 2159 белых и 1257 чернокожих военнослужащих. Её сопровождал обоз в 198 фургонов и 54 телеги.
В воскресенье 10 августа колонна Кларка вместе со штабом генерала Уолсли достигла руин Улунди. Лагерь был устроен на месте сгоревшей царской иканды. Уже на другой день патруль майора Бэрроу обнаружил в одной из близлежащих умузи и вернул в Улунди обе 7-фунтовых пушки, ставшие трофеем зулусов в Исандлване. Они были установлены перед генеральской палаткой, по обе стороны от флагштока с Юнион Джеком.

Родное правительство поставило перед верховным комиссаром Уолсли довольно нетривиальную задачу – как можно скорее закончить войну, умиротворить зулусов, при этом не аннексировать их земли. Как написал в своей инструкции генералу министр колоний Хикс-Бич: "Желание правительства Её Величества состоит в том, чтобы эта война закончилась как только того позволит честь нашего оружия и безопасность английских колоний… Намерение правительства Её Величества не состоит в том, чтобы увеличить масштабы владений Англии за счёт Зулуленда, а в том, чтобы освободить собственные владения от опасности, которой они подвергались. Лучшим и наиболее эффективным средством достижения данной цели является установление дружественных отношений с народом зулусов, заключив постоянный и безопасный мир".

19 июля генерал Уолсли на первой встрече с полутора сотнями зулусских вождей и старейшин изложил суть своей политики – Британия "воевала с царем зулусов, а не с народом зулусов, с которым у нас не было никаких ссор". Великая Белая королева "не держит на них (зулусов) никакого зла за то, что они сражались против нас", "не желает их земель и скота", а только хочет, чтобы зулусы "процветали и богатели в мире и покое, как это делают туземные жители Наталя". "Мы победили царя и сожгли его крааль. Он стал беглецом в буше, и никогда больше не будет править на этой земле".

Всё, что сейчас требуется от зулусов – выразить покорность, сдать огнестрельное оружие и стада скота, принадлежавшие царю. Условия были, с точки зрения африканцев, удивительно мягкими. Конечно, ещё оставались молодые воины, горевшие желанием сражаться, но в подавляющем большинстве зулусы покорились. Рассыпавшиеся по стране британские патрули, собиравшие оружие и царский скот, не встречали никакого сопротивления. Британские офицеры просто поражались приветливости и дружелюбию своих вчерашних врагов.

Лейтенант Генри Харфорд вспоминал, как встретил в одной умузи воина, раненого в Исандлване: "Он схватил меня за обе руки и крепко тряс их, восхищённо повторяя, что это был великолепный бой. "Вы здорово сражались, и мы хорошо сражались" – воскликнул он и затем показал мне полученные раны, живо инсценировав обстоятельства их получения… Никакой враждебности, никакой мстительности, только откровенная любовь к хорошей схватке, в которой можно испытать мужество обоих сторон, и было очевидно, что мужество наших солдат ценилось столь же высоко, как их собственное".
А один британский офицер даже жаловался в письме домой, что зулусы "слишком дружелюбны" и постоянно достают, выпрашивая нюхательный табак.

Один за другим зулусские инкоси и индуны приходили на поклон к англичанам – 14 августа в лагерь Уолсли пришли Мнямана Бутулезе и Нцингвайо, парой дней спустя – умнтвана Зиведу, 15 августа сдался на Среднем дрифте старик Годеле.
Но царь Кечвайо продолжал скрываться, время от времени направляя к Уолсли гонцов с просьбой оставить его в покое и обещая жить как "простой бедный зулус". Уолсли в ответ гарантировал ему "хорошее обращение" в случае сдачи, хотя в частном порядке выражал надежду, что Кечвайо "погибнет в стычке или будет убит одним из своих людей. Его смерть была бы намного лучшим решением, чем его пленение". Подчинённые Уолсли превратили охоту на царя в настоящее состязания. Но проблема была в том, что, по словам драгунского майора Мартера, "некоторые из самых дружелюбных зулусов, которые сдали оружие и тихо покорились, желая мира, откровенно говорили мне, что если бы они знали, что царь в этот момент был рядом, они бы не сказали мне".

Уолсли и его офицеры теряли терпение. Генерал прямо разрешил сжигать умузи и конфисковать скот у подозреваемых в сокрытии информации о местоположении царя. А уж офицеры на местах широко практиковали порки и жестокие избиения, а самый энергичный из охотников – капитан лорд Эдрик Гиффорд, получивший Крест Виктории на войне с ашанти пять лет назад – стал применять и более изощрённые пытки с использованием горящих углей. Тем не менее, информация, приведшая к поимке Кечвайо, была получена не под пытками. Местонахождение умузи среди лесистых холмов Нгоме сообщил британцам Мнямана Бутулезе.

После суточного перехода эскадрон драгун под командованием 46-летнего майора Ричарда Мартера достиг к полудню 28 августа края обрыва, в 500 метрах ниже которого лежал зулусский крааль. По приказу Мартера драгуны избавились от мечей, ножен и всего, что могло вызвать излишний шум, и начали спуск по крутому склону, заросшему лесом, ведя коней в поводу. Внизу драгуны сели на лошадей и молча окружили умузи, после чего Мартер в сопровождении переводчика Мартина Офтенбро, сына миссионера из Эшове, подъехал к ограде и вызвал старейшину, пригрозив ему сжечь все хижины и перестрелять людей. После такого предупреждения старейшина сам привёл спешившихся Мартера и Офтенбро к хижине на краю крааля. Кечвайо несколько минут отказывался выходить наружу, но после того, как Мартер пригрозил поджечь хижину, царь появился.

Утром 31 августа майор Мартер доставил своего пленника в лагерь Уолсли в Улунди. Высыпавшие его встречать британские офицеры были единодушны в том, что выглядел Кечвайо как истинный правитель. Генри Харфорд назвал его "великолепным образцом своей расы – ростом под 2 метра, толстый, но не тучный, с суровым и жестоким выражением лица". Капитан Фицрой Харт в письме домой описал Кечвайо как "лучшего зулуса, которого я когда-либо видел – очень высокий, геркулесового телосложения и удивительно красивый". Начальник штаба Уолсли, полковник Померой Колли был поражен, что Кечвайо был не "огромным раздувшимся дикарем, каким я его себе представлял… но необычайно хорошо выглядящим человеком".

Генерал Уолсли не пожелал встречаться с поверженным противником Империи, от его имени Джон Шепстон сообщил Кечвайо, что поскольку тот нарушил свои коронационные обещания, он свергнут и будет навсегда изгнан из страны зулусов. После обеда санитарный фургон повёз Кечвайо и сопровождавших его советника Мкосану, 4 наложниц и 3 слуг в Порт-Дёрнфорд, где 4 сентября они поднялись на борт парохода "Наталь". 14 сентября пароход прибыл в Кейптаун и Кечвайо был заключён в Кейптаунский замок. Царские регалии достались Уолсли – ассегай Кечвайо он позднее преподнёс королеве Виктории, а ожерелье из львиных клыков подарил своей жене.

Понедельник 1 сентября 1879 года был 6-й годовщиной коронации Кечвайо Теофилем Шепстоном. В жаркий полдень три сотни вождей и старейшин сидели полукругом перед генеральской палаткой, в окружении строя солдат в красных мундирах. Уолсли говорил почти час, Джон Шепстон переводил. Кечвайо свергнут и отправлен в изгнание в Капскую колонию, и ему никогда больше не разрешат вернуться на родину. Военная система упраздняется, каждый зулус может жить и работать, где хочет, и жениться, когда захочет. Страна зулусов делится на 13 вождеств, которыми будут управлять назначенные британцами вожди, надзирать за их деятельностью будет британский администратор. Только один из назначенных вождей, Мнямана Бутулезе, отказался от такой чести – и вместо него был назначен триумфатор Исандлваны Нцингвайо. Наиболее важные и крупные территории, граничащие с Наталем и Трансваалем оказались в руках союзников англичан – командира всадников тлоква Хлуби, "белого зулуса" Джона Данна и умнтваны Хаму.

"Зулусская война окончена" – написал ликующий Уолсли главнокомандующему герцогу Кембриджскому 2 сентября, к вечеру того дня британские войска покинули Улунди, выступив на север.
</div>
Tags: Британская Империя, ЮАР, колониальные войны
Subscribe

Posts from This Journal “Британская Империя” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments