Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Террор для страны тюльпанов – морпех на границе миров

Всего через пару недель после штурма поезда и школы жители Нидерландов снова видят на экранах телевизоров перекрывающую дорогу бронетехнику и кружащие в небе полицейские вертолёты.

Толпа молуккцев, еле сдерживаемая полицией, в городке Винтерсвейк на крайнем востоке Нидерландов, у самой немецкой границы, собравшаяся у обычного многоквартирного дома, скандирует: "Отдайте нам предателя!"

А всего тремя годами ранее морпех ББЕ Йохн Титахена, ставший рыцарем Ордена Оранских-Нассау — одной из высших наград Нидерландов – чествовался молуккской общиной как один из её героев.

Семья Йохна всегда держалась в стороне от молуккской общины. Его отец служил не в КНИЛ, а в разведслужбе Флота и до начала 60-х оставался на Новой Гвинее. Только после её передаче Индонезии в 1962 году семья переехала в Нидерланды, где отец Йохна продолжил служить на одной из флотских баз.
Он считал главной задачей для своих детей интеграцию в голландское общество, поэтому дома строжайше было запрещено говорить по-молуккски – только на голландском языке. Другим символом веры для семьи Титахены был нидерландский патриотизм и абсолютная преданность Оранской династии, при звуках государственного гимна "Хет Вилхелмус" у Йохна до сих пор на глаза наворачиваются слёзы.

Йохн был вторым по старшинству среди 6 сыновей и 2 дочерей (старше его была только одна сестра) и подростком не радовал родителей. Школу он бросил, так и не получив аттестата и постоянно околачивался с толпой молуккских подростков – только там он наконец выучил язык предков.

В итоге в 16 лет отец, дабы спасти юного оболтуса, записал его в Королевский корпус морской пехоты. Йохн пошёл туда без большой охоты, но довольно быстро ему понравилось. Он стал одним из лучших по физподготовке, прекрасно боксировал, демонстрировал смелость и смекалку – в общем, именно то, за что молуккцы и звались "островными гуркхами". Ничего удивительного не было в том, что при создании ББЕ в 1973 году Йохн Титахена стал его членом.
И в подразделении он был на хорошем счету, командиры включали его в состав штурмовой группы и во время кризиса с захватом французского посольства и при штурме в тюрьме Схевенинген. За последнюю операцию он и стал рыцарем. И героем молуккской общины.

"Особенно мной гордились ветераны КНИЛ" – вспоминает Титахена и добавляет – "Думаю, они втайне гордятся мною и по сей день".

Прошло чуть более года и у Титахены появились проблемы, связанные с его происхождением Он был в штурмовой группе рядом с захваченным поездом в Вейсере, когда из Гааги поступил приказ об его отстранении. Майор Клоппенбург вызвал его в командирскую палатку и бросил на стол фотографию – по данным полиции, двоюродный брат Йохна Эбби Титахена был среди террористов.
Это был единственный раз, когда коллеги увидели неизменно выдержанного и спокойного Йохна в ярости. Как, его верность ставят под сомнение?!

С другой стороны, после Вейсера община прервала все связи с семьёй Йохна, что для всегда высоко ценивших родственные узы амбонцев, было серьёзным ударом. Но отец Йохна решительно поддерживал сына.

К моменту событий в Де-Пюнте Йохн Титахена уже учился на офицерских курсах, но после начала кризиса с заложниками добровольно вызвался вернуться в состав ББЕ. И был в составе группы, штурмовавшей захваченный поезд.

И когда через пару недель получил увольнительную и приехал домой, к вечеру у дома уже собралось несколько десятков молуккцев, намеренных линчевать "предателя". Под прикрытием БТРов жандармерии Титахену с семьёй перевезли в полицейский участок, но ещё большие толпы молуккцев собирались вокруг. Коллеги Титахены по ББЕ, узнав что Йохн попал в беду, дружно бросились ему на помощь в Винтерсвейк, к ужасу властей в Гааге.

Титахену с семьёй всё так же на БТРах перевезли в казармы морпехов в Дорне, но и у дверей казарм продолжали собираться толпы молуккцев, писать на стенах угрозы.
Разумеется, семья не могла долго жить в казармах. Но в Нидерландах не нашлось ни одного муниципалитета, согласившегося взять Йохна под защиту. Проблему пришлось решать Корпусу морской пехоты.

Йохну поспешно присвоили лейтенантское звание и отправили вместе с семьёй к новому месту службы на Кюрасао. Отец продолжил служить в службе связи флота, сестра работала чиновницей в аппарате губернатора, братья и сестры ходили в школу, а флотская разведка Марид внимательно следила за всеми приезжавшими на остров молуккцами. В общем, все были довольны. Кроме самого Йохна. Для спецназовца было нестерпимо скучно перебирать бумажки в офисе.

И в середине 1983 года, оставив семью на Кюрасао, Йохн Титахена возвращается в Нидерланды. Он служит в Ден Хелдере инструктором по морским десантным операциям, а через пару лет возвращается в ББЕ, теперь уже командиром штурмовой группы. В середине 80-х даже участвует в самом амбициозном голландском проекте – попытке силового отстранения суринамского диктатора Дези Баутерсе.

Йохн Титахена ушел в отставку в 2007 году полковником и одной из "икон" ББЕ, но продолжает активно участвовать в жизни Корпуса.

Так же ему приходиться продолжать соблюдать осторожность и в повседневной жизни, в 80-е годы полиция в Ден-Хелдере несколько раз задерживала подозрительных молуккцев с оружием.

Как говорить сам Йохн Титахена: "В культуре молуккцев если кто-то стал врагом, то он останется врагом навсегда".

А тем временем ББЕ предстоял последний бой с молуккцами.
Tags: Нидерланды, СпН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment