Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Наталь и его Шепстон

Как и обещал, подробнее останавливаюсь на британской колонии Наталь и её секретаре по туземным делам Теофиле Шепстоне, сыгравшем большую роль в событиях 1870-х годов.

Первые европейцы, посетившие эти землю в XVII веке, описывали Наталь как "страну чрезвычайно плодородную, невероятно густонаселенную и полную тучных стад крупного рогатого скота, из-за чего львы и другие хищные животные не склонны нападать на людей, поскольку находят достаточно скота для пропитания", добавляя, что купить рабов в этих краях невозможно "поскольку ни за что на свете они не захотели бы продавать своих детьми или родичей".

Затем наступила эра Мфекане, войн и страшного разорения прежде благодатных земель. Вся старая общественная структура рухнула, массы людей бежали на север, запад и юг, а среди запустевших земель между Тукелой и Драконовыми горами бродили небольшие группы выживших африканцев, скатившихся до каннибализма.

Возрождение Наталя началось с приходом на эту землю буров в ходе Великого Трека, короткоживущая бурская республика сменилась в 1843 году новой британской колонией.
Буры в подавляющем большинстве, за исключением нескольких десятков семей, не пожелали оставаться под британским правлением и ушли за Драконовы горы.

В Наталь прибыло какое-то количество переселенцев из Капской колонии, а в 1849-51 годах предприниматель Джозеф Бёрн организовал перевозку 5 тысяч колонистов из Британии. Поселенцы – англичане, шотландцы, ирландцы и даже немцы – продолжали прибывать и в последующие годы. Прибывшие получали по 20 акров земли под фермы, но происходя в большинстве из городских низов, поселенцы в роли фермеров особо не преуспели. И продолжали жить на фермах, промышляя охотой и торговлей с африканцами, или переселялись в два единственных крупных населённых пункта колонии – её столицу Питермарицбург или главный экономический центр Дурбан – и занимались различными ремёслами.

К 1871 году в Натале жило 21 тысяча белых – 18 тысяч англоязычных и 3 тысячи африканеров, приём более половины из них – в Питермарицбурге и Дурбане.
Число же африканцев в Натале оценивалось от 250 до 300 тысяч, что позволило одному современнику назвать Наталь "британской колонией только по имени, на деле представляющее собой туземные земли, слабо контролируемые европейцами".

После восстановления мира с созданием колонии в Наталь тысячами возвращались беженцы Мфекане, и не только – немало африканцев, как те же хлуби Лангалибалеле, переселились в Наталь в результате междоусобиц у зулусов и басото.
И этими африканцами надо было как-то управлять, да ещё желательно с выгодой для короны. Попытки отдельных ретивых колониальных администраторов вроде капского губернатора Джорджа Грея всех туземцев переписать, одокументить и строго отслеживать их передвижение (попутно "цивилизируя" в меру сил), натолкнулись на банальную нехватку кадров для решения столь масштабной задачи.

Да и после Мятежа (он же Индийское национальное восстание) колониальное министерство стало одёргивать слишком ретивых "цивилизаторов" на местах. Как написал в 1858 году колониальный министр Эдвард Бульвер-Литтон: "Опасности всех бесполезных вмешательств в укоренившиеся привычки варварских рас, где они не являются решительно отвратительными для человечности и нравственности, настолько велики, что примирение с ними является более мудрым и лёгким способом обеспечения подчинения и послушания теми, кого мы удерживаем под контролем нашим превосходством в интеллекте, а не одной лишь физической силой".
Так что нужен был какой-то иной выход. В такой ситуации и взошла звезда Теофиля Шепстона.

Родившийся в 1817 году в Глостершире сын уэслианского миссионера прибыл в Южную Африку вместе с родителями в трёхлетнем возрасте. Он вырос в миссии около Грехемстауна на восточном пограничье Капской колонии, играя вместе с африканскими и бурскими детьми, и в 15 лет лучше говорил на африкаанс и нгуни, чем по-английски.
В 17 лет стал приводчиком у знаменитого полковника Гарри Смита, главкома, а затем и капского губернатора, прославившегося в войнах с коса. Тогда молодой Шепстон и обрёл самое известное своё прозвище на языке коса – "Сомецу", что означает "Белый отец", завязал дружеские отношения со многими африканскими вождями.

Имея большой опыт работы с туземцами, Теофиль Шепстон 1 декабря 1845 года был назначен дипломатическим агентом администрации Наталя по делам туземцев, в 1853 году он занял пост секретаря колонии по туземным делам.

Именно он предложил и реализовал идею локаций – то есть выделить африканцев часть земель Наталя, где они могли жить своей обычной жизнью, постепенно "цивилизовываясь" под надзором миссионеров и резидентных магистратов. Шепстон заявлял: "Никакие заметные политические и иные улучшения, сколь либо правдоподобными и привлекательными они не казались, не будут иметь долговременной выгоды, если им не будут предшествовать изменения взглядов и мнений людей, которых это затронет".

В результате, пятая часть Наталя была отдана под туземные резервации (они именовались "локациями") – к 1871 году имелось 42 локации площадью 2 миллиона акров и 21 миссионерская резервация в 175 тысяч акров.
На этих землях африканцы продолжали жить традиционной жизнью, под управлением традиционных вождей (амакоси) – там, где они имелись. Часто не имелось, но это не было проблемой. Нет племени? Так мы создадим, живут вместе, друг друга вроде понимают, так что вот назначим им вождя и пусть за всех отвечает. Так Шепстон и создал немалую часть "племён" Наталя.
За каждым из вождей числилось определённое количество хижин, с них вождь должен был вносить в казну ежегодно налог с хижин (из расчёта 7 шиллингов за хижину) – деньгами или местной "валютой" – крупным рогатым скотом. Налог собирался самим Шепстоном в ходе многомесячных поездок по локациями африканцев, одновременно он выслушивал жалобы вождей, разбирал споры и т.п.

Сопровождавший в одной из таких поездок Шепстона епископ Наталя Джон Уильям Коленсо (тогда ещё его друг) был впечатлён, как Шепстона встречали толпы чернокожих во главе с вождями, величая его инкоси инкулу (верховный вождь). Для африканцев Наталя Шепстон стал истинным символом имперской власти, "новым Чакой". А для недолюбливавших его колонистов Шепстон был окружённой ореолом таинственности фигурой, единственным бастионом между ними и непостижимым миром африканцев, который их окружал.

Помогал управлять туземцами Наталя Шепстону младший брат Джон, а со временем – и сыновья с племянниками.
10 тысяч налога с хижин, ежегодно приносимых ведомством Шепстона в казну колонии (за вычетом 8 % шедших за труды лично Шепстону), продолжали оставаться главной статьёй дохода. С прочими доходами в Натале было не очень, только ещё сахар.

Попытки заведения хлопковых плантаций в конце 1840-х годов провалились. Но в 1850-х годах выяснилось, что в субтропиках натальского побережья замечательно растёт сахарный тростник. На первых порах проблемы были с работниками для плантаций – африканцы и работали не слишком усердно и в любой момент могли уйти (в этом колонисты также винили Шепстона). Выход нашли в завозе трудолюбивых мигрантов из Индии.
И начиная с 1860 года каждый год из Мадраса и Калькутты завозились тысячи индийцев – в основном из числа низших каст.

Они заключали контракт на пять лет, по истечении которого могли бесплатно уехать в Индию или получить небольшой надел земли в Натале. По истечении контракта оставались практически все, ибо Наталь давал массу возможностей, которых они были лишены в традиционном индийском обществе. Некоторые получали землю и стали главными поставщиками овощей и фруктов к столу жителей Дурбана и Питермарицбурга, большинство селилось в городах, работая лавочниками, поварами, портными или прачками, некоторые так преуспевали, что сами покупали плантации.

За четверть века в Натале сменилось 8 лейтенант-губернаторов и 1 администратор, а Шепстон оставался на своём посту, фактически слова "Наталь" и "Шепстон" стали синонимами, многие колонисты недовольно ворчали, что Шепстон и есть "правительства Наталя". А приезжавшие на 3-4 года лейтенант-губернаторы привыкли полагаться на советы Шепстона в деле управления колонией и отношения с соседними африканскими племенами.

Как написал в 1877 году капский губернатор и верховный комиссар Южной Африки Бартл Фрер: "Если бы я был губернатором Наталя, то мистер Шепстон был именно тем человеком, к которому бы я обращался за информацией и советом".

В мае 1875 года Теофиль Шепстон стал поговаривать о намерении удалиться от дел, передав должность третьему сыну Теофилю-младшему или "Оффи", как его называли в семье. Но в это время идеи Конфедерации министра колоний лорда Карнарвона стали обретать первые зримые черты. И Шепстон был призван в попытках воплотить её в жизнь.
Tags: Британская Империя, ЮАР
Subscribe

Posts from This Journal “ЮАР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments