Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Перевал Бушменской реки – расплата

Единственное боевое столкновение при уходе хлуби из Наталя окончилось для них победой. Но за неё пришлось заплатить дорого.

17 ноября 1873 года майор Дёрнфорд, под всё также накрапывавшим дождём, повёл на перевал Бушменской реки новый отряд – 60 солдат 75-го полка, 30 всадников тлокоа и 400 натальских ливсов. Из карабинеров его сопровождал только Джордж Шепстон, один из сыновей Теофила, что погибнет вместе с Дёрнфордом через 4 с небольшим годом под Исандлваной.
На следующий день на перевале они похоронили пятерых павших, похоронную службу провёл викарий Эсткорта, 28-летний Джордж Смит, будущий "патронный" Смит из Роркс-Дрифта, которому в начале 1879 года предстоит отслужить немало подобных служб.

К тому времени карательная операция была в разгаре. Обходным путём через Оранжевое свободное государство в Басотоленд были направлены две колонны: одну составили 500 натальских ливсов под командованием капитана Эллисона, другую – присланные на помощь из Капской колонии 200 солдат Пограничной вооружённой и верховой полиции (ФАМП), представлявшей собой фактически армию колонии.
Сражаться им не пришлось, 7 декабря вождь басото Молапо передал Лангалибалеле капским полицейским, которые 13 декабря передали его капитану Эллисону для возвращения в Наталь. Лангалибалеле в цепях провели по улицам Питермарицбурга и заключили в тюрьму.

Суд состоялся весной 1874 года, председательствовал лейтенант-губернатор Пайн, членами были Теофил Шепстон, бывший на перевале Бушменской реки капитан Бартер и секретарь колониальной администрации Эрскин, чей сын Роберт погиб на перевале. Суд был коротким, Лангалибалеле признан виновным в мятеже и приговорён к пожизненной ссылке. Так как в Натале места для такой ссылки не было, лейтенант-губернатор Пайн договорился с правительством Капской колонии, что вождь будет заключён на острове Роббен, бесплодном клочке земли у атлантического побережья Кейпа.

Расправа над хлуби и их соседями путини, обвинёнными в причастности к мятежу, была не менее жестокой. Туземные солдаты под командованием белых офицеров и колониальные волонтёры прочёсывали земли, всех схваченных с оружием в руках расстреливали на месте, прочих брали под стражу, хижины сжигали, посевы уничтожали, скот конфисковали.
Около 200 туземцев было убито и волонтёры откровенно похвалялись своими успехами в "стрельбе по кроликам". Порядка 500 взрослых мужчин были заключены в тюрьму в Питермарицбурге. Женщин, детей и подростков распределяли по белым фермерам на "перевоспитание".
Завершило карательную экспедицию распоряжение лейтенант-губернатора Пайна о конфискации земель двух племён и разделе её между белыми фермерами.

К весне 1874 года казалось, что "восстание" Лангалибалеле закончилось – так, как и должно закончиться восстание туземцев против Британской империи.

Но был человек, который не просто считал, что с хлуби и путини поступили несправедливо, но и был полон решимости исправить положение. Англиканскому епископу Наталя Джону Уильяму Коленсо шёл уже 57-й год, выросший в бедности, он был известен своей прогрессивностью – вплоть до поддержки теории Дарвина. Переведший Новый завет на зулусский язык, епископ Коленсо всегда выступал против притеснения негров.

Но именно история с Лангалибалеле стала поворотным пунктом в его жизни, превратив его в пламенного борца за права африканцев. Он посвятит этой борьбе всю оставшуюся жизнь и останется в памяти народной как "Собанту", то есть "Отец народа". Его многолетней дружбе с Теофилом Шепстоном пришёл конец.

Епископ Коленсо сначала направил письма во все ведущие британские газеты, рассказывая правду о деле Лангалибалеле, а весной 1874 года и сам отплыл в Англию. Он выступал на многочисленных собраниях разных филантропических обществ, встречался с влиятельными политиками и дошёл до самого министра колоний лорда Карнарвона. Либеральная общественность ужаснулась несправедливостям, творящимся на краю цивилизованного мира.

Под явным давлением общества лорд Карнарвон в августе 1874 года вызвал в Лондон для объяснений Теофила Шепстона. Перед самым отъездом к Шепстону явилось несколько посланцев зулусского царя Кечвайо. Они передали просьбу своего владыки помиловать старого вождя и выслать в Зулуленд. Шепстон ответил, что уже поздно и что Лангалибалеле уже отправлен на остров Роббен.
Эта неожиданная просьба Кечвайо стала первым камнем в основание странной веры Теофила Шепстона в существование заговора африканских вождей во главе с зулусским царём против власти белых в Южной Африке. Веры, которую он сможет навязать многих влиятельным колониальным чиновникам, определяя их поведение по отношению к Кечвайо.

В Лондоне Шепстон не только смог оправдаться, но и произвести столь сильное впечатление на министра колоний, что фактически превратился в самого доверенного советника лорда Карнарвона по южноафриканским делам.

"Стрелочником" был назначен лейтенант-губернатор Пайн, отозванный и отправленный в отставку, несмотря на протесты, что он только следовал указаниям Шепстона.
Все выжившие хлуби и путини были освобождены, землю им не вернули, но натальские власти выплатили им за несколько лет около 12 тысяч фунтов компенсации.

Лангалибалеле в августе 1875 года был освобождён по решению капского суда как "несправедливо осуждённый", но ему не позволили покинуть Капскую колонию. Только в 1887-м ему разрешили вернуться в Наталь, где он и умер 2 годами спустя.
В современной ЮАР Лангалибалеле почитается как "первый узник острова Роббен" и "первый борец за права африканцев", что, мягко говоря, истине не соответствует. После падения апартеида перевал Бушменской реки официально получил его имя.

Дёрнфорд, ещё во время службы на восточной границе Капской колонии, проникшийся искренней симпатией к чернокожим обитателям юга Африки, также был потрясён "зверствами, не имеющими никакого оправдания". По своей инициативе он взял на себя заботу о содержавшихся в тюрьме Питермарицбурга "мятежниках" – колониальные власти не могли их отпустить и очевидно просто не знали, что делать с этими сотнями взрослых мужчин. Дёрнфорд свёл их в рабочие команды, занятые строительством дорог, и всегда следил, чтобы их хорошо кормили и не обижали. На этой почве и зародилась его крепкая связь с семейством Коленсо.

В октябре 1874 года, уступая требованиям питермарицбургской общественности, главнокомандующий британских сил в Южной Африке Артур Каннингхэм всё же назначил официальное расследование событий на перевале Бушменской реки. Оно заключило, что "карабинеры были виновны в неорганизованном и спешном отступлении, но имелись смягчающие обстоятельства". Всю вину возложили на "недостойное поведение" сержанта Кларка, он был лишён военной пенсии и вынужден был покинуть Наталь, где за ним закрепилась репутация труса.
Главнокомандующий высоко оценил личное мужество и упорство Дёрнфорда, к тому времени произведённого в подполковники, и освободил его от любой вины в сложной ситуации, в которой он оказалися. Так как левая рука Дёрнфорда больше не действовала, ему была назначена за увечье пенсия в 100 фунтов в год. Из которой, как выяснилось после его смерти, он не истребовал ни пенса.

Главным следствием "дела Лангалибалеле" стало то, что в ходе лондонских бесед Теофила Шепстона с лордом Карнарвоном в сентябре 1874 года и родился план объединения британских владений, бурских республик и туземных вождеств Южной Африки в Конфедерацию под британским скипетром. Попытки воплощения этой идеи в жизнь ввергли на протяжении 1877-1881 года Южную Африку в серию кровопролитных войн.
Tags: Британская Империя, ЮАР, колониальные войны
Subscribe

Posts from This Journal “ЮАР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments