Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Краткая история Западного Грикваленда – губернатор и старатели

Осенью 1871 года Британская Империя, к немалому удивлению правительства в Лондоне, снова приросла территорией.

В январе 1872 года, одетый в парадный мундир высшего имперского чиновника, в Колесберг/Нью-Раш въехал первый лейтенант-губернатор Западного Грикваленда сэр Роберт Саути. Старатели в большинстве своём приветствовали приход британцев, губернатора встретили фейерверком.

Первым делом Саути дал городу новое имя. Министр Кимберли в инструкциях губернатору просил его что-то сделать с этими неблагозвучными названиями. Губернатор намёк понял и дал городу имя Кимберли.

Но довольно быстро отношения губернатора со старателями испортились. Причиной были алмазы и негры. Холмы (теперь точнее дыры) Колесберга и других кимберлитовых трубок были разделены на участки, каждый из которых представлял собой квадрат со сторонами в 10 метров. Во времена "старательской демократии" были установлены правила: не более 2 участков в одни руки, и только белые могут владеть участками.

Губернатор Саути попытался эти правила изменить. "До недавнего времени вся земля в провинции принадлежала цветным" – говорил он – "и большая несправедливость в попытках лишить их".
Алмазная лихорадка привлекла в Кимберли массу чернокожих работников – бапеди, цонга, зулусы, шона, басуто неделями пешком шли со всего юга Африки.
Получали они в среднем 10 шиллингов в день и возвращались домой после 3-6 месяцев работы, когда достаточно накопили денег, чтобы купить самую желанную вещь для любого чернокожего мужчины – ружьё.
Зазывной крик "муцкета" был самым громким на африканском рынке Кимберли, списанный армейский дульнозарядный "Энфилд" стоил 3 фунта, а казнозарядный "Снайдер-Энфилд" – 12 фунтов. За один только 1873 года в Кимберли было продано 75 тысяч стволов.

Отношение старателей и чёрных работников были непростыми. Главная газета Кимберли "Даймонд Филд" называла негров "самой дорогой и самой неуправляемой рабочей силой в мире". Пользуясь многочисленностью владельцев участков, негры-работники перебегали от одного владельца к другому – кто больше заплатит. Даже великому Сесилю Родсу из-за этого как-то полдня пришлось лично побегать с тележкой по своему участку. Ещё старатели обвиняли кафров в краже и контрабанде алмазов.

В июне 1872 года один белый старатель обвинил двух своих чёрных работников в краже алмазов, выпорол их и оставил зимней ночью связанными на улице, в результате чего один из них умер. И губернатор Саути потряс весь город, когда приказал полиции арестовать старателя!

Конечно, суд из местных присяжных признал старателя виновным только в "излишнем насилии, вызванном явной провокацией". Тем не менее, назначенный губернатором судья приговорил старателя к полугоду каторжных работ.

И Кимберли взорвался, старатели митинговали, сжигали палатки чёрных работников, немногочисленным чиновникам и полицейским стало очень опасно появляться на улице. Один из чиновников Джон Керри даже писал, что они опасаются, что "старатели возьмут власть в свои руки и станут республиканским правительством".

В попытке успокоить население губернатор Саути 14 августа 1872 года своей прокламацией установил новый порядок трудовых отношений между белыми хозяевами и чёрными работниками, заложив, сам того не ведая, первый камень в фундамент апартеида.

Чёрный мигрант, прибывший в Кимберли, должен был зарегистрироваться в специальной правительственной конторе, он заключал с работодателем письменный трудовой договор, где прописывалась его зарплата и срок службы, после чего "слуга" (такая терминология использовалась в прокламации) получал ежедневный пропуск от "хозяина". Любой, кто задерживался без пропуска, штрафовался на 5 фунтов или получал 3 месяца тюрьмы. Владелец имел право обыскивать своего слугу, его имущество и место жительства в любое время суток без ордера, но не имел права наказывать его.
Пропускная система применялась только к нецивилизованным кафрам, "туземцы, полукровки и другие цветные из [Капской] Колонии, которые являются честными, умными и респектабельными людьми, конечно же, заслуживают такого же отношения, как и белые люди". Им выдавался специальный "защитный пропуск", подтверждающий что они находятся вне действия пропускной системы.

На какое-то время данные меры успокоили старателей, тем временем губернатор Саути укреплял вертикаль власти, шаг за шагом всячески ограничивая полномочия старательских комитетов, вводил всё новые правила.

Во главе оппозиции стал главный редактор местной газеты "Даймонд Филд" Альфред Эйлуорд, крупный бородач-ирландец, бывший фений, перебравшийся в Южную Африку и ставший старателем. По его инициативе в августе 1874 года на собрании пяти сотен белых старателей был избран Комитет общественной безопасности, дабы отстаивать интересы старателей.
Название было говорящим, да и сам Эйлуорд никогда не скрывал своих республиканских симпатий, регулярно ездил в Блумфонтейн, встречался с президентом Брандом, высказываясь за союз старателей с бурскими республиками.

В феврале 1875 года синдикат купцов Порт-Элизабета, которому несколько лет назад братья де Биры продали свои земли, решил резко поднять арендную плату, что било по карманам старателей, и так переживавших не лучшие времена из-за обвала цен на алмазы на бирже.

Эйлуорд призвал старателей взяться за оружие, чтобы "во имя Господа и нашей страны защитить себя от произвола". 13 марта 1875 года была создана Ассоциация самообороны старателей – около 800 вооружённых старателей занялись патрулированием месторождений и регулярно проводили шумные митинги на рыночной площади и крикетном поле. Командиром их стал отставной прусский офицер Конрад фон Шликман.
Губерантор Саути издал распоряжение о "запрете незаконных сборищ с оружием в руках" и занялся укреплением правительственных зданий мешками с пешком. Но в его распоряжение был только небольшой отряд Капской конной полиции – 9 офицеров, 24 белых констебля и несколько десятков чёрных.

Тем не менее, губернатор Саути решил пойти на обострение конфликта. В апреле по его приказу был арестован один из лидеров диссидентов, владелец гостиницы Уильям Коун, обвинённый в торговле оружием без лицензии. Судья незамедлительно приговорил его к штрафу в 50 фунтов, отказав в освобождении под залог.
К тому времени у здания уже собралось три сотни вооружённых старателей во главе с поднявшим чёрный флаг восстания Эйлуордом. Горста констеблей с револьверами просто не могла провести осуждённого 200 метров до тюрьмы. После напряжённых переговоров Коун был освобождён, после того как другой лидер диссидентов, владелец магазина и бывший депутат капского парламента Генри Такер подписал чек на 50 фунтов и передал его судье.

На следующий день губернатор Саути провозгласил в колонии "состояние мятежа", обратился за помощь к комиссару Баркли и призвал всех "порядочных граждан" записываться в специальные констебли. Среди записавшихся был и Сесиль Родс.
Следующие недели в Кимберли царило двоевластие. Полиция и специальные констебли охраняли правительственные учреждения, остальная часть города и алмазные поля были в рках повстанцев, но они не пытались свергнуть власть губернатора.

30 июня 1875 года, преодолев пешком более тысячи километров от Кейптауна, в Кимберли вошли три роты 1-го батальон 24-го пехотного полка под командованием подполковника Ричарда Глина (будущие "герои Исандлваны").
На следующее утро "красные мундиры" арестовали 7-х вожаков восстание, которым было предъявлено обвинение в мятеже. Однако суд присяжных признал их невиновными и освободил, тем не менее все они, и немало из сторонников предпочли вскоре покинуть Кимберли, перебравшись на золотые прииски Трансвааля.

Ибо Кимберли ждали большие перемены.
Tags: Британская Империя, ЮАР, империализм
Subscribe

Posts from This Journal “Британская Империя” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Posts from This Journal “Британская Империя” Tag