Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Битва за Новую Гвинею – заморозка статуса

Пока отдельные продвинутые колониальные администраторы приступили на Новой Гвинеи к созданию нации папуасов, голландское колониальное владычество в Индонезии закончилось.

С точки зрения голландцев, меланезийское население Новой Гвинеи не имело никакого этнического, культурного и лингвистического отношения к малайскому миру Нусантары.
Для индонезийских националистов самоочевидным представлялось то, что все бывшие голландские территории должны были войти в Республику Индонезия.
(офтоп – про значение слов Нусантара, Мандала и прочее читайте в цикле о Маджапахите)

27 декабря 1949 года Индонезия стала независимой, вопрос о дальнейшем судьбе Новой Гвинеи должен был быть решён на переговорах сторон в течение года.
В мае-июне 1950-го на Новой Гвинее работала совместная комиссия двух стан, в состав которой вошли и два папуаса, Николас Хюве от голландцев и Силас Папаре от индонезийцев, но она не смогла подготовить совместный доклад.

В декабре 1950 года прошли переговоры. Индонезийцы настаивали на передаче суверенитета над Новой Гвинеей до середины 1951 года. При этом соглашались на широкую автономию для папуасов, защиту голландских экономических интересов и даже, с оговорками, на сохранение голландской колониальной администрации.
Вот только за последний год, когда индонезийцы нарушили практически все соглашения, заключённые при предоставлении независимости, голландцы уже не верили их обещаниям. И выступали за самоопределения папуасов, предложив провозгласить остров третьей частью нидерландско-индонезийской унии (местный вариант Содружества).
Переговоры завершились безрезультатно.

17 марта 1951 года правительство Нидерландов опубликовало официальное заявление о замораживание (ийскаст) любых переговоров по статусу Новой Гвинеи.
15 февраля 1952 года голландский парламент проголосовал за конституционный закон о включении Западной Новой Гвинеи в состав Королевства Нидерландов в качестве заморской территории Нидерландская Новая Гвинея.
Попытки консультаций в Женеве в 1954-м и 1955-м закончились ничем.

Не все в голландском обществе желали удерживать Западную Новую Гвинею. Против выступали левые интеллектуалы и часть церковных иерархов.
Преследуя экономические интересы, за сдачу Новой Гвинеи ратовали руководство "Ройял Датч Шелл" и ряда других компаний, которых публично поддерживал принц-консорт Бернард: "Наша страна жертвует громадной экономической выгодой ради бессмысленной демонстрации национального величия".
Глава "Юнилевера" Пауль Рийкенс даже пытался организовать закулисные переговоры с Индонезией и склонить американцев к усилению давления на голландские власти.

Но в целом в обществе такие идеи не поддерживались. Особенно при взгляде на то, что творилось в Индонезии в 50-е годы – правительственная чехарда, сепаратистские мятежи, коррупция, развал экономики на фоне ультранационалистической риторики и культа личности Сукарно.

Плюс серия судилищ против оставшихся в независимой Индонезии голландцев, вроде дела "Нидерландско-индийской партизанской группы", потрясавших надуманностью ложных обвинений и жестокостью приговоров.

Фактический захват Индонезией голландских предприятий в конце 1956-го и окончательная национализация в декабре 1958-м, с высылкой из Индонезии более 50 тысячи голландских граждан, окончательно заставила в Нидерландах замолчать сторонников капитуляции в новогвинейском вопросе.

Индонезийская позиция была однозначна: "Ириан Барат является исконной индонезийской территорией, незаконно удерживаемой голландцами".
Новую Гвинею Ирианом индонезийские националисты называли с 1946 года. Название предложил биакский папуас Франц Касьепо, сторонник Индонезии. На языке биакцев Ириан означает облака, что видны на линии горизонта над невидимой землёй.
Ириан Барат или Западная Новая Гвинея, пятая часть всех индонезийских земель, стала символом продолжающегося голландского колониального ига и незавершённого национального строительства Индонезии. Популярна была расшифровка акронима ИРИАН как "Республика Индонезия продолжает сражаться против Нидерландов".

Президент Сукарно постоянно поднимал данный вопрос в своих публичных речах и на встречах с иностранными лидерами. Под словами Сукарно ("В новогвинейском вопросе я фанатик") мог подписаться любой индонезийский политик тех времён – от коммунистов до ультраправых националистов и исламистов.

В декабре 1950 года ООН констатировала, что Западная Новая Гвинея имеет право на самоопределение согласно статье 73 Устава.
Между 1954-м и 1957-м Индонезия 4-ды поднимала вопрос о передаче Западной Новой Гвинеи в Генассамблее ООН, но резолюция не набирала требуемых двух третей голосов. При этом голландский представитель в ООН Херман ван Ройен заявлял, что Голландия проигнорирует любые решения ООН по данному вопросу.
Индонезия не осталась в долгу и в 1957 году заявила, что будет игнорировать решение Международного суда, констатировавшего отсутствие каких-либо связей в доколониальную эпоху Новой Гвинеи с Индонезией.

На конфликт накладывалась и международная обстановка в разгар Холодной войны. Голландский министр иностранных дел Йозеф Лунс не раз подчёркивал важное стратегическое положение Новой Гвинеи в деле противостояния "коммунистической экспансии".

"Новая Гвинея – часть защитного периметра Свободного мира, протянувшегося от Японии через Тайвань и Филиппины до Австралии".

Австралия и Новая Зеландия активно поддержали Нидерланды в данном вопросе.
Австралийский премьер-министр Роберт Мензис рассматривал Индонезию как потенциальную угрозу безопасности Австралии и приветствовал сохранение голландское присутствия на Западной Новой Гвинеи как отвечающее национальным интересам его страны.
Австралийский министр иностранных дел Перси Спендер заявил, что его страна не желает иметь на Новой Гвинее таких "агрессивных и неуживчивых соседей" как индонезийцы (восточная часть Новой Гвинеи в то время управлялась Австралией как мандатная территория).

Премьер-министр Мензис не раз призывал голландцев идти по пути ЮАР и Израиля, игнорируя ООН и международную общественность в отстаивании собственных интересов, заверяя их в полной поддержке со стороны Австралии. Поддержка оказывалась не только словами, голландские корабли, базирующиеся в новогвинейских водах, чинились на австралийских верфях и т.п.
В 1957 году была открыта австралийская военная миссия связи в Холландии.

В ходе визита министра иностранных дел Лунса и министра заморских территорий Кёрнкампа в Канберру в июле 1953-го обсуждалось голландское предложение об интеграции двух частей Новой Гвинеи в единое независимое государство. Но в коммюнике по итогам переговоров оно включено не было. Тем не менее, идея пользовалась поддержкой среди многих голландских, австралийских и новозеландских политиков.

Британия на словах поддерживала Голландию, но не была готова оказать военную помощь. Хотя и опасалась, что передача данных территорий "может быть использована индонезийским правительством как прецедент для претензий на британскую часть Борнео".

Позиция США была двойственной. С одной стороны, она поддерживала союзника по НАТО, но с другой не оставляла попыток перетянуть Индонезию на свою сторону, заигрывая с Сукарно. Показательно то, что Голландия не получила приглашение в СЕАТО.
В 1953 году госдеп США даже ответил на запрос британских коллег, что США "не имеет никакой позиции по данному вопросу".

Не один год голландцы пытались получить у США чёткий и недвусмысленный ответ. Итогом чего стала телеграмма госсекретаря Даллеса от 28 мая 1958-го МИДам Голландии и Австралии, в которой сообщалось, что им "не следует сейчас или в будущем испытывать любое беспокойство по вопросу отношения США к возможной военной атаке Индонезии на Нидерландскую Новую Гвинею".
Лунс официально заявил стране, что получил официальные гарантии США поддержать Голландию в случае индонезийского вторжения на Новую Гвинею.

Но неофициально не прекратил попыток добиться более ясного ответа от американцев, выражая на встречах с Даллесом "разочарованность слабой поддержкой [США] голландской позиции по Индонезии". Госсекретарь продолжал отделываться общими фразами вроде того, что вторжение индонезийцев "не оставит США безразличными" или что США принципиально противостоят любым попыткам решения территориальных вопросов силой, "касается ли это Тайваня, Западной Новой Гвинеи или любой другой страны".
Тем не менее, в голландском обществе к началу 60-х господствовала непоколебимая уверенность, что американцы обещали им помочь всей своей военной мощью, если индонезийцы только сунутся на Новую Гвинею.

15 августа 1960 года Индонезия разорвала дипломатические отношения с Голландией.
30 сентября 1960-го в речи в Генассамблее ООН президент Сукарно назвал Западную Новую Гвинею "колониальным мечом, нацеленным в сердце Индонезии". Констатировав, что Голландии идёт против хода истории, он заявил, что Индонезия не остановиться ни перед чем, чтобы вернуть свою землю.
Несколькими днями позже министр иностранных дел Субандрио ответил журналистам, что Индонезия готова применить силу, чтобы "вернуть свою землю".

Пока происходили все эти дипломатические баталии, голландцы строили на своей части Новой Гвинеи папуасское государство.
Tags: Индонезия, Нидерланды, колониальные войны
Subscribe

  • Продолжение о войне в Анголе

    На варспоте вышла вторая статья о ходе Заморской войны в Анголе, когда в период 1962-1965 годов боевые действия сосредоточились на севере страны.…

  • Марселину да Мата – последний воин Империи

    На прошлой неделе в Португалии умер один из самых знаменитых солдат Заморской войны, Марселину да Мата. Его смерть и государственные похороны, в…

  • Испанская ложь о Сахаре

    2020-й богат на "проснувшиеся" конфликты, вот и в Западной Сахаре ПОЛИСАРИО отказывается от перемирия 1991 года. Об этом конфликте писал не раз,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments