Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Дейр-эз-Зоор - Дальний Восток Сирии

Из Тадмора перебираемся в город на Евфрате –

Дейр-эз-Зоор – так он официально по ГОСТу у нас зовётся. Местные же обычно зовут его Дейр-Зуром или просто Дейром. Бас из Пальмиры едет 2 часа, стоит 175 фунтов, за окном всё та же Восточная пустыня.
Город вроде и с древними корнями, но реально возник в османское время, а в XX веке вырос стараниями французских колонизаторов как их опорный пункт против притязаний иракского короля Фейсала (да, того самого несостоявшегося короля сирийского) на долину Евфрата. В XXI веке долина Евфрата снова столкнулась с бедой из Ирака – наплывом сотен тысяч иракских беженцев после американского "освобождения" Ирака. Это привело к ухудшению криминогенной ситуации в Дейре и по слухам, все прибывающие иностранцы находятся под негласным надзором сирийской госбезопасности.
Что дело серьёзно, я понял уже на въезде на автостанцию. Проводник за руку вывел меня из баса и отвёл к офису, на ступеньках которого под сирийским флагом сдал мужику в серой форме. Тот провёл меня в свой кабинет, переписал все данные, вплоть до имён отца и матери.
Автостанции находится на южной окраине города. Выйдя с него, прошёл направо по оживлённой улице до полицейского управления напротив большой современной мечети.

Тут свернул налево – и вперёд по улице 8-го Азара (да, да – 8 марта!), никуда не сворачивая, до центра города. По дороге по правую руку будет станция микробасов, а чуть дальше слева – городской парк со стоящими у него минибасами городских маршрутов.
Полчаса ходьбы – и я на центральном городском перекрёстке, где размещён главный городской ориентир, известный в народе как "мужик на лошади".

Чья статуя – не знаю. Мужик в форме образца Первой Мировой. Было бы дело в Турции – был бы Ататюрк. Но в Сирии, наверное, какой-нибудь деятель борьбы за независимость, хотя их принято больше в национальных одеждах изображать (как Султана Атраша в Сувейде). Сама площадь же именуется Саахат 8-го Азара – и чего это в Дейре так от 8-го марта фанатеют?
Перпендикулярно 8-мартовской идёт улица Халеда ибн-Валида – как же без него, улица Салах ад-Дина идёт южнее, а Абу Бекра – по берегу Канала.
Шагаем по Халеда ибн-Валида туда, куда указывает мужик на лошади. И в 4-м переулке направо имеется арабский отельчик "Аль-Джамия аль-Арабия" – правда вторая часть названия на вывеске обвалилась, осталась одна аль-Джамия. По лестнице из переулка на 2-й этаж. Откровенно говоря, человек я в плане жилья в дороге неприхотливый, но это место меня потрясло. Всё конечно чистенько, но уж больно развалено – похоже, с 30-х годов не ремонтировалось. Комната с высоченным потолком, кровать, вентилятор, раковина, ну и балкон на улицу. Дейр, в отличие от Дамаска и Алеппо, засыпает рано, так что уличный шум спать не мешал. 300 фунтов за ночь. Душ и арабский туалет на этаже.
Главный плюс отеля – сам его владелец Нуреддин, бритоголовый заботливый дядечка, хорошо говорящий по-английски, даже микробасы правильно называет (майкробас). Подробно рассказал о городе, надавал практических советов, узнав, что хочу съездить в Дуру-Еуропос и Мари, написал записочки водителям микробасов. А его совет в последний вечер ехать в Алеппо на поезде я оценил лишь проехав пол-Сирии микробасами:)
Он же выполнил полную процедуру при поселении – переписал данные (вплоть до имён отца и матери), забрал паспорт и подробно отзванивался в органы при поселении и каждом моём выходе из отеля. Так в Сирии положено по закону – другое дело, что нигде больше в Сирии так уже не делают. Да и Нуреддин паспорт вернул минут через десять – всё равно, и в музее и на автостанции без него никак.
Да, музей. Несомненно, лучший сирийский провинциальный музей, благодаря активным раскопкам последних десятилетий сравнившийся с главными Национальными музеями в Дамаске и Алеппо. Расположен на дальнем западном конце улицы ибн-Валида, за длиннющим забором воинской части, у которого стоят часовые с Калашниковыми и на котором нарисованы знаки, запрещающие ездить на мотоциклах.
За воинской частью – небольшой перекрёсток со статуей Асада-старшего.

За статуей и есть музей. Внушительное здание советской архитектурной традиции находится за забором без каких-либо опознавательных знаков. Двери его открылись при моём приближении. Билет стоил 150 фунтов, меня попросили записаться в журнал. Оказался третьим за последние несколько месяцев – после пары француженок. Затем смотритель открыл тяжёлый амбарный замок на двери и впустил в залы. По ним я и бродил часа полтора в полном одиночестве. "Ноу фото" – общее правило для сирийских (и ливанских тоже) музеев, и я поборол искушение пофоткать. Экспозиция очень интересная, прежде всего её часть, связанная с месопотамскими культурами. Очень советую – тем более, что больше в Дейре смотреть нечего.
Есть ещё Евфрат или Аль-Фурат, как говорят в Сирии. К нему идти по той же 8-мартовской на север, через шумный сук. Сначала будет Канал – так официально и зовётся этот отвод от Евфрата, прорытый французами.

Похоже, остров за Каналом – местный престижный район.

Через полчаса ходьбы среди особняков выходим к подвесному мосту, построенному в 20-е годы теми же французами.

Тут будет предупреждение – на мосту тусуется местная гопота на великах, порой обкуренная, бывает пристают, требуют денег. Говорят, западные граждане бывают в шоке. Разумеется россиянина, пережившего 90-е, такими не испугаешь. Хотя после посещения моста понял вопрос аптекаря, с которым разговорился по пути из музея – чувствую ли я в Дейре себя в безопасности.
Восточнее пешеходного моста есть и современный автомобильный.

С него виды Евфрата получше.

А вообще-то Евфрат разочаровал – мелкая такая речушка с заросшими камышом берегами. Уже Москвы-реки, а тем более Волги. Местные в ней рыбу ловят, а мальчишки и купаются.

У Канала находятся современные кварталы многоэтажек, мечети тоже современный.

Южнее – более старые кварталы, больше напоминающие обычный сирийский город.

Про местный общепит сказать ничего не могу, ибо в июньскую жару питался исключительно фруктами с того самого сука. Кило абрикосов стоило 100 фунтов, кило черешни – 70, приторно-сладкая дынька на полкило – 40 фунтов. Всё, разумеется, местное – а вот связку заморских бананов на моих глазах купили за совсем дикую цену в 500 фунтов! Повсюду торговали фруктовым льдом по 10 фунтов, но вот фрэшниц на улицах не встретил.

Ещё на суке как-то вечером наблюдал картину борьбы с малярией по-сирийски – по 8-мартовской ехал грузовичок, за которым тянулся шлейф противно-пахнущего густого дыма. Про реакцию малярийных комаров ничего не знаю, а местные разбегались только так, громко выражая своё отношение:)
За спиной мужика на коне нашлась и единственная интернетня – 50 фунтов/час. Там тоже паспорт переписывали – единственный раз в сирийских Интернет-кафе. Арабская Винда и блок на ЖЖ прилагался.
С микробас-стейшен ходят сервизы по всей долине Евфрата. С неё я ездил на юг - в Мари и Дура-Еуропос, с неё же поехал в Ракку – 2,5 часа и 100 фунтов. Поездка интересной получилось, надо бы отдельно рассказать.
Tags: Сирия
Subscribe

  • Котохира – главный храм Сикоку

    Неясно, когда снова удастся съездить в Японию, так что возвращаюсь к продолжению рассказов о поездке на Сикоку полуторагодичной давности. Данный…

  • Мацусима – храмы, сакура и устрицы

    Итак, закончив с круизом по заливу Мацусима, прибываю в одноименный поселок. Мацусима – совсем небольшой посёлок, в пару улиц, зажатых между морем…

  • Хираидзуми – Киото Севера

    В 120 километрах севернее главного города Тохоку, Сендая, лежит скромный поселок Хираидзуми с богатой историей, который нередко называют "Киото…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment