Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Ближний Восток – современный улицеслов

Вот такой небольшой обзор того, как называют улицы в городах Сирии, Иордании и Ливана.

Интересно, если бы в Иордании не было королевской династии, как бы они улицы называли? На табличках в иорданских городах – имена бесчисленных королей, королев, принцев и принцесс. Немногочисленные обычные названия, что ещё носят кое-где улицы в центре городов, оставлены с прицелом на будущее – не станешь же называть именем нового короля какой-нибудь Кривоколенный переулок в трущобах.
Ещё в названиях улиц остались деятели Арабской революции 1916-1918 гг., вместе с эмиром Абдаллой создававшие современную Иорданию. Из деятелей же истории Иордании последних 70 лет удостоились чести быть запечатлёнными в названиях улиц только двое. Васфи Телль ценится высоко – его именем назван один из 7-ми центральных цирклов Аммана (остальные шесть носят имена королей и наследных принцев) и одна из главных улиц Ирбида. Но если память о спасителе трона в "чёрном сентябре" понятна, то вот факт недавнего переименования одной из главных улиц Аммана из Полицейской в Сулеймана Наблуси озадачил. И чего хотел сказать молодой король, называя улицу в центре столицы именем одного из главных врагов отца, лидера иорданских левых и премьер-министра в 50-е годы, чуть было не положившего конец монархии?
Из деятелей истории древней обязательно присутствуют в названиях улиц в любом иорданском городе трое – разумеется, Салах ад-Дин, а так же первый праведный халиф Абу Бекр и "меч ислама" Халид ибн-Валид, собственно эти двое и сделали территорию нынешней Иордании арабской. Кое-где есть и другие. Причём не только правители и полководцы – в Аммане есть улицы ибн-Сины и Омара Хайяма. Ещё Манго Стрит в даунтауне Аммана недаво переименовали в улицу Омара ибн-Хаттаба – кем был этот "Хотабыч", не знаю.
Из понятий абстрактных в Иордании больше всего любят Истикляль – Независимость.
У сирийцев всё не так просто – Асадом и двумя его официальными сыновьями (про третьего, а также ихнего дядю Рифаата в сегодняшней Сирии упоминать неположено) все улицы не назовёшь. Да, как заметил, не особо и стараются – с ходу вспоминается только главная улица Тадмора. Обычно же центральные улицы носят имена великих борцов за независимость Сирии 1-й половины XX века (Шукри аль-Куайтли, Осман-паши, Юсефа Азме, Мохаммеда Курд Али и других). Даже королю Фейсалу место нашлось.
Из древних героев обязательна всё та же троица – Салах ад-Дин, Абу Бекр и ибн-Валид. Кстати, одна улица в Хаме носит имя Омара ибн-Хаттаба – видно этот Хотабыч всё же древний герой. В восточно-сирийских городах популярен Харун ар-Рашид – сей справедливый халиф много воевал с византийцами в долине Евфрата. Ещё в Дамаске есть улица Джавахарлара Неру.
Гораздо разнообразнее, чем в Иордании, набор улиц нефамильных. Разумеется, одна из главных улиц любого сирийского города зовётся ас-Саура (Революция), имеются так же Истикляль, Джумхуриет (Республика), а так же разные даты, из которых более всего популярен 8-й Тишрин (день начала войны 1973-го с Израилем). Интересно, а постоянно попадающийся на картах сирийских городов Ярмук – это в честь древней битвы или кодового названия операции 1973 года?
Несмотря на всё это, в сирийских городах гораздо больше осталось исторических названий улиц, чем в иорданских – все эти Багдадские, Бейрутские, Евфратские и прочие.
Наконец, самый интересный улицеслов представлен в Ливане. Начнём с того, что улицы там зовутся не на арабский манер (шария), как в двух других странах, а на французский лад – рю и авеню.
Со времён колонизаторов осталось немало названий – Аве де Пари, Рю Жанна д'Арк, Рю мадам Кюри, Рю Пастер, Рю Вейган, Рю Алленби, Рю Клемансо, Аве генерал де Голль и др. Интересно, Рю де ла Републик тоже? Много и совершенно аполитичных названий (Рю Адонис или Рю де Порт) или имён деятелей науки и искусства (Рю Ван Дейк или Рю ибн-Сина). Хит в этой номинации – Рю Санта-Барбара в Захле.
Боровшийся с турками эмир Фахреддин присутствует в любом ливанском городе, но вот древние арабские вожди в Ливане непопулярны. Неудивительно – тут и на современных политиков улиц уже не хватает.
В Бейруте есть традиция - после истечения полномочий очередного президента появляется улица его имени. Я был в Бейруте всего год спустя после ухода не сильно любимого народом президента Лахуда, а Рю генерал Эмиль Лахуд уже имеется. Нет улиц только у двоих – Камиля Шамуна и Сулеймана Франжесса. Со вторым, чья слабость и бездеятельность сильно поспособствовали скатыванию Ливана в гражданскую войну, всё ясно. А вот Шамун не получил улицы не потому, что его пришлось уходить с революцией, а потому, что после отставки нарушил неписанную ливанскую традицию и попытался вернутся в политику. Премьер-министры тоже стараются. В каждом ливанском городе уже есть улицы Рафика Харири. А в Триполи есть аж две улицы Рашида Караме – видно, чтобы выделить премьера "золотой эпохи" Ливана из прочих представителей клана Караме, у которых только по одной улице. Именем живого и вполне действующего спикера парламента Набиха Берри названа одна из главных улиц Тира. Есть и политики рангом поменьше, а также иностранные деятели вроде египетского президента Садата и иранского премьера Моссадыка.
Вот такое арабское многоцветье в названиях улиц. Но есть три названия улиц, обязательно встреченных во всех трёх странах. И связаны они с тем, что объединяет весь современный арабский мир. Везде есть улицы Палестинская (Палестин на западный манер или Фылястин на арабский) и Иерусалимская (аль-Кодс). И улицы, носящие имя того, кто сделал арабский национализм и панарабизм из кабинетной теории реальной силой – Гамаля Абделя Насера. Даже в Иордании, отношения с которой у первого египетского президента при жизни были не очень.
Tags: Ближний Восток, современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments