Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Индонезия против Исламского государства – исламизм по-индонезийски

В первое десятилетия существования независимой Индонезии наибольшую угрозу для нового государства представляли не разнообразные сепаратисты и федералисты, а сторонники иного пути развития Республики.

88 % населения Индонезии исповедует ислам. С 202 миллионами мусульман Индонезия является самой большой мусульманской нацией на планете. При этом община довольно неоднородна. Помимо наличия протестантов-ахмадитов, исторически сложилось деление яванских мусульман на три большие группы.

Большинство населения относится к "номинальным" мусульманам абанган, в жизни которых формальный ислам тесно переплетён с различными народными традициями, восходящими к индуизму и местным верованиям.

Сантри представляют собой "настоящих" правоверных мусульман, жизнь которых строится вокруг Корона и мечети.

Наиболее интересна группа прияи – изначально потомки традиционной яванской аристократии и бюрократии маджапахитско-матарамской эпохи, которые к моменту независимости самоотождествлялись как служилая интеллегенция. Исповедуя ислам (с большой примесью суфизма), они при этом придают большое значение доисламским яванским традициям.

Отношения между ними всегда были сложными. Сантри клеймили оппонентов как маловеров и даже лжемусульман, призывали их вернуться "к истинному исламу".
Абанган и прияи надсмехались над "начётничеством, фарисейством и арабофильством" сантри, осуждали их как "отступников" от обычаев и традиций родины.

Именно из числа сантри и прияи вышли первые поколения деятелей национально-освободительного движения Индонезии. И, разумеется, представления о будущем Республики у них разнились.
Для прияи светский характер государства был тем, что не обсуждается. В то время как сантри полагали, что в большей или меньшей степени независимая Индонезия будет носить исламский характер.

В ходе борьбы за независимость на первых ролях оказались именно светские националисты. Правящий слой Республики и, что более важно, костяк её офицерского корпуса сформировали прияи и представители религиозно-этнических меньшинств (вроде яванских католиков, суматранских батаков или сулавесских протестантов) с других островов.

Но не все деятели из числа сантри согласились на роль бесправной легальной оппозиции светскому режиму. Были и те, кто бросили ему вызов.

Секармаджи Мариджан Картосувирьо был сыном колониального чиновника и закончил голландскую школу. В 1923 году продолжил обучение в медицинском училище в Сурабае, но в 1927-м был из него исключён по обвинениям в связях с коммунистами. После исключения он примкнул к националистической организации "Сарекат Ислам", некоторое время был секретарём её лидера Чокроаминото. В это время он увлекается исламом, начинает учить арабский, хотя, как утверждали злые языки, толком им так и не овладел и всю жизнь читал Коран в голландском переводе.

В начале 30-х Картосувирьо порывает со столичным исламским движением и уезжает в родную деревню своей жены-сунданки около Малангбана на западе Явы в полусотне километров юго-восточнее Бандунга. Там он основывает собственную религиозную школу, постепенно приобретает статус религиозного авторитета среди сельских жителей районов южнее и восточнее Бандунга.

Всегда выступая против любого сотрудничества с голландскими колонизаторами, после прихода японцев в 1942 году завязывает отношения с ними, существенно расширяет свою деятельность, в том числе и получая возможность формировать вооружённое ополчение своих сторонников, именовавшееся "Хизбалла" и "Сабилла".
С началом антиколониальной войны отряды Картосувирьо участвуют в боях против голландцев и их союзников, вместе с республиканской армией.
Но вскоре их пути разошлись.
Tags: Индонезия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments