Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Португалия-1961/Решение сражаться – катастрофа на Севере/авиация в деле

Масштабы действий УПА на севере Анголы превзошли все ожидания, а варварская жестокость шокировала общество.

Первым делом Салазар 24 марта 1961 года направил в Анголу для изучения положения министра заморских дел Васку Лопеша Алвиша. Вернулся старый адмирал в Лиссабон 3 апреля, был настроен весьма пессимистично и после разговора с премьером попросил об отставке.

30 марта президентским указом были объединены военные и гражданские администрации в африканских заморских провинциях – теперь генерал-губернатору подчинялись все вооружённые силы на территории колоний.
31 марта в провинциях создаются силы гражданской обороны.

Вооружение колонистов позволило стабилизировать обстановку, но данные части оказались слабо контролируемые. Старший полицейский офицер писал, что гражданские ополченцы "охотятся на чёрных как на кроликов". Понятно, что ими двигала жажда мести, но это приводило к тому, что "разрыв между расами будет трудно преодолеть". Другими жертвами ярости поселенцев стали протестантские миссии, руководимые американцами.
Наконец, 22 марта несколько сот белых устроили демонстрацию у здания консульства США в Луанде, закончившуюся утоплением в море машины американского консула Уильяма Гибсона.

Репрессии били и по чёрным, погромы в африканских пригородах Луанды стали обычным делом. Арестовывали школьных учителей, "ассимиладуш", умение читать или владение велосипедом могло стать причиной ареста. Священников-африканцев массово переводили в Португалию под разными предлогами.

По мере прибытия тысяч беженцев с севера паника усиливалась, билеты на рейсы в Лиссабон были раскуплены до января 1962, в банках выстроились очереди желающих перевести деньги в Португалию и скорее покинуть Анголу.
В то время как одни стремились бежать, другие были полны решимости сражаться.
Поселенцы обвиняли власти и лично Салазара в непринятие мер предосторожности, несмотря на события в соседнем Конго. ПИДЕ фиксировала "белый сепаратизм" в Луанде, Лобиту, Бенгеле, где поселенцы требовали независимости и союза с ЮАР.

Важнейшую роль в этот неспокойный период сыграли португальские ВВС. Они первыми послали подкрепления в Анголу – уже 17 марта в Луанду прилетели 52 военнослужащих из 1-й роты касадоров-парашютиста под командованием капитана Кошты Кампуша. 22 марта они прибыли в Кармону, восторженно встреченные жителями. "Португалия нас не бросила!"

К середине марта в Анголе находилось 8 морских разведчиков "Гарпунов", 6 военно-транспортных "Норатласов" и 4 легкомоторных "Остера", под общим руководством командира 2-го округа ВВС бригадира Фернанду Пинту ди Резенде. Также были мобилизованы пилоты местных аэроклубов со своими самолётиками, старейшим из которых был 69-летний ветеран гражданской войны в Испании Пекиту Ребелу.

Самолёты вывозили беженцев в Луанду, сбрасывали оружие и припасы изолированным постам, поддерживали их оборону огнём с воздуха и сбросом знакомых по Касанже "бомб Меланже".

Основной аэродром на севере располагался в Негаже (округ Уиже). Летали днём и ночью с недостроенной полосы, которая была просто куском утрамбованной земли, освещения никакого не было – его делали фарами двух джипов, припаркованных друг напротив друга на пороге посадки. Вмещавшие 36 пассажиров "Норатласы" вывозили за раз в Луанду 80-90 беженцев, рекорд составил 167 пассажиров. Всего было вывезено 3 с половиной тысячи человек.

С 17 марта португальские пилоты из Негаже активно вели "разведывательные полёты". Изначально для обследования удалённых населённых пунктов, ферм и деревень в поисках с оставшимися в живых, но позднее приоритетом стал поиск и обстрел любых заметных групп африканцев. Единственное правило – не возвращаться, пока не будут израсходованы все боеприпасы.

Вскоре командир авиабазы в Негаже подполковник Аугусту Моареш ди Моура получил шикарный подарок в виде машин, идеально подходящих для таких миссий.
Утром 20 марта изумлённые португальцы наблюдали приземление в Негаже 4-х машин без опознавательных знаков. Это были прекрасно им знакомые лёгкие учебные самолёты Т-6 "Тексан" американского производства, но вооружённые пулемётами и ракетами.

Несколько сот Т-6 французы переоборудовали в лёгкие штурмовики и использовали в ходе войны в Алжире, где они хорошо зарекомендовали себя как машины авиационной поддержки и разведки.

Данные Т-6 стали подарком от имевшего хорошие отношения с Каулзой ди Арриагой и Резенде командира французских ВВС в Конго-Браззавиле генерала Жоржа Лабита. Французские пилоты перегнали машины с закрашенными французскими опознавательными знаками из Пуэнт-Нуара в Негаже, где на них были нанесены португальские кресты и они стали использоваться португальскими пилотами.
Генерал Лабит также организовал воздушный мост по доставке оружия и боеприпасов из Пуэнт-Нуара в Негаже – "Норатласы" с французскими пилотами-добровольцами летали над морем, соблюдая режим радиомолчания, чтобы не попасться контролирующим воздушное пространство Конго ООНовцам.

Хотя, вряд ли генерал Лабит действовал самостоятельно, видимо в курсе этих дел был французский проконсул Африки Жак Фоккар, а возможно и президент де Голль. Парой месяцев позднее де Голль скажет в Париже португальскому послу Марселу Матиашу: "Не рассчитывайте на изменение отношения США. Ищите поддержку у других. Сражайтесь, Франция вам поможет".

К концу апреля в Луанду были доставлены первые партии напалма, который стали применять с "Гарпунов". Тогда же в Анголу начали прибывать и первые закупленные в ФРГ легкомоторные "Дорнье" DO-27, более вместимые, чем "Остеры".
Воздушные силы и сыграли решающую роль в остановке продвижения УПА, символом которого стала эпопея Мукабы.
Tags: Ангола, Заморская война, Португалия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments