?

Log in

No account? Create an account

Записки историка путешествующего

Тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего

Previous Entry Поделиться Next Entry
Португалия-1961/Решение сражаться – духовные скрепы Португальской Империи/лузотропикализм
Милнер
antinormanist
Помимо себастианизма другой важной концепцией для Португальской Империи был лузотропикализм.

Хотя концепция была сформулирована только в середине ХХ века, само явление существовало много раньше.

Португальские колонии в Африке всегда отличались большим процентом смешанных браков. А картины работодателя-негра и трудящихся на него белых работников поражали европейских путешественников в португальских колониях ещё в XIX столетии.
После чего данные путешественники (преимущественно британцы) сетовали на "неразвитость расового чувства" у португальцев, что списывали на общую бедность и неразвитость страны, которая ещё не доросла до "цивилизованного" расизма.

"Отсталость" португальцев ярко демонстрирует следующий эпизод:
В конце 1895 года, когда португальцы подавили очередное восстание нгуни на севере Мозамбика, губернатор Газы подполковник Жоаким Моузинью ди Албукерки с тремя десятками солдат окружил вождя восстания Гунгуньяму с сотней телохранителей. И сделал то, что никогда бы не пришло в голову его британскому, французскому или голландскому коллеге. Он обнажил саблю и произнёс: "Вы мой пленник, Дом Рейналду. Но я не стану заковывать вас. Если вы желаете сопротивляться, возьмите копье или палицу, - я к вашим услугам, а мои люди вмешиваться не станут".

При Салазаре Моузинью стал образцовым героем колониальной империи.

Уже в ХХ веке британский исследователь Чарльз Боксер в своём классическом труде "Межрасовые отношения в Португальской колониальной империи, 1415-1825", писал: "Один из символов веры португальцев – то, что их страна, никогда не делила людей по цвету кожи в своих заморских владениях и их соотечественники всегда легко уживались и смешивались с людьми любых рас… Данная вера очень глубокая и искренняя, хотя и не всегда основана на исторических фактах".

Но окончательно данная вера оформилась в квазинаучную концепцию на другом берегу Атлантики.
Лузотропикализм родился в бразильских академических кругах в спорах о бразильской идентичности. Автором его стал социолог Жилберту Фрейре.

Вернувшись в Бразилию после обучения в Колумбийском университете у "отца американской антропологии" Франца Боаса (с его именем связывают начало серьёзного изучения языков и культуры индейцев США), в 1933 году он издал программную книгу "Каза гранжи и сензала" (дословный перевод – "Большой дом и маленькая хижина", но в мире более известна под английским названием "Господа и рабы"), в которой доказывал, что историческое смешение рас является одним из важнейших особенностей Бразилии, дающей ей массу преимуществ.

Усилиями Фрейре межрасовые браки, афро-бразильская искусство, литература и музыка из предмета позора превращались в предмет национальной гордости Бразилии.

А благодарить за это, по мнению Фрейре, надо португальцев, уникальный европейский народ, благодаря специфической истории, длительным контактам с евреями и маврами, напрочь лишённый расизма и способный к созданию гармоничного многорасового общества, настоящей "расовой демократии", в котором цивилизование туземцев идеально сочетается с сохранением наиболее важных особенностей их культуры.
Португальский колониализм не похож на "хищнический эксплуататорский колониализм других европейцев". Стремление понимать туземцев, перенимать их обычаи, вплоть до настоящей любви к цветным женщинам (а не "ради удобства" как прочие).

Теория, разработанная чтобы преодолеть отрицательное отношение бразильцев к цветной части своей истории, пришлась удивительно ко двору в Лиссабоне, была сразу подхвачена многими португальцами. "Мы не маленькая бедная страна на краю Европы – а великая империя, служащая примером всему миру".
Фрейре стал частым гостем в Лиссабоне, многие его книги издавались в Португалии даже раньше чем на родине.

Этому способствовало и то, что режим Салазара был напрочь лишён какого-то расового содержания. Поиск "неправильных корней", по мнению Салазара, мог способствовать лишь разобщению португальского общества, значительную часть которого составляли португальцы с примесью арабской, еврейской, африканской крови.

С 1955 года курс лузотропикализма, разработанный директором Высшей школы заморских исследований профессором Адриану Морейрой, стал обязательным для всех португальских университетов. В стране издавалась обширная научная и научно-популярная литература по разным вопросам лузотропикализма.

Лузотропикализм воплотил в себе психологическую основу португальского стремления к сохранению Империи, о котором ярче всего сказал университетский профессор (и преемник Салазара на посту премьер-министра) Марселу Каэтану в редакционной статье в журнале "О Мундо Португеш" в 1935-м: "Африка для нас не поле для капиталистической эксплуатации… Африка для нас моральное оправдание и raison d'être нашего государства. Без неё мы – маленькая нация, с ней мы – великая страна".
Далее подробнее рассмотрим Португалию эпохи Салазара.

  • 1

И как только просвещённые колонизаторы терпели такой рассадник толерантности!?


Просвещённых на всех не хватало.

Как-то этот самый лузотропикализм начинает быть похожим на российское евразийство.Оно , евразийство , ведь в те же годы окончательно в теорию оформилось?

Да, где-то в ту же эпоху, но чуть пораньше. В основе лежал схожий вызов - ответить на то, европейцы считали твою нацию "не совсем" европейцами.

Приятно знать,что евразийцы действовали в русле определенного течения,а не становились "изобретателями самолетов".Вот интересно,у испанцев подобного рода теории не было?Империя громадная,длительное совместное проживание с индейцами не могло не породить похожих теорий.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Спасибо. Очень интересно. Дал ссылку на сайте СВА. Надеюсь, Вы не против.

Пожалуйста. Разумеется, не против.

Чем то на мультикультурализм ЕС смахивает.

А как с этим относится эксплуатация и геноцид индейцев амазонии, в плантациях гевеи такие ужасы творились, бельгийское конго отдыхает.

Так вот и соотносится
"Все для вашего блага,братья.Труд облагораживает,а совместный труд для моей пользы облагораживает вдвойне.Вместе мы,но каждый по-разному,мы строим общее светлое будущее,где у каждого будет свое достойное его место".
Примерно вот так и соотносится))

А чем кончился поединок подполковника Моузиньо? Он заборол своего противника?

Поединок не состоялся - Гунгуньяма, потрясённый рыцарством противника, велел своим сдаваться и быть верными слугами португальскому королю.

Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство С

Пользователь monsenor сослался на вашу запись в своей записи «Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство Салазара» в контексте: [...] и лузотропикализме [...]

Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство С

Пользователь fomasovetnik сослался на вашу запись в своей записи «Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство Салазара» в контексте: [...] и лузотропикализме [...]

Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство С

Пользователь dambiev сослался на вашу запись в своей записи «Португалия-1961/Решение сражаться – Новое государство Салазара» в контексте: [...] и лузотропикализме [...]

Однако с таким подходом они могли запросто раствориться в своей империи.

Тем более после того, как они чуть не стали колонией Бразилии, можно было бы понять опасность такого подхода...

Разве они стали колонией Бразилии?
Просто король Португалии и Бразилии переехал в Бразилию, бежав от Наполеона, и жил там 13 лет. Потом вернулся, и Бразилия отделилась. Императором стал его сын. Всё прошло достаточно мягко, в отличие от испанских колоний.
Пребывание короля, конечно, ускорило развитие Бразилии, а значит, и её отделение (хотя ещё больше ускорила его сама война с Наполеоном). Но политическая нация формируется с развитием гражданской активности, демократического процесса. Пока король равнозначен государству, его переселение не означает "превращения в колонию". Стала ли Москва при Петре "колонией" Петербурга?

Можете это по-другому называть. Но если бы получилось единое бразильско-португальское государство с правительством в Бразилии, то для Португалии это было бы очень плохо.

Португалия-1961/Решение сражаться – Заморская Португал

Пользователь fomasovetnik сослался на вашу запись в своей записи «Португалия-1961/Решение сражаться – Заморская Португалия» в контексте: [...] азный слой "люмпен-колониата", чрезвычайно далёкий от цивилизаторского идеала лузотропикалистов [...]

  • 1