Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

Португалия-1961/Решение сражаться – духовные скрепы Португальской Империи/себастианизм

Первым делом поговорим о паре вещей, без которых нельзя понять португальского "решения сражаться" и всю историю Заморской войны. Или, говоря по-новомодному, "духовных скреп" Португальской Империи.

Португалия и правда очень похожа на Россию. Первопроходчество на огромных просторах мира — и ощущение себя духовной провинцией перед культурными столицами маленькой старой Европы. Опыт многовекового общения с самыми разнообразными народами — и проистекавшее из него мессианское стремление к их духовному объединению. Даже звук “ы” в Западной и Центральной Европе существует только в португальском.

Путешественники века ХХ-го из более развитых европейских стран с изумлением писали об "удивительном политическом мистицизме", свойственном широким слоям португальского общества. По имени себастианизм.

Восходит он к драматическим событиям века XVI-го.
Юный король Себастьян жил в иллюзорном мире рыцарских романов. Затеяв бессмысленный крестовый поход в Марокко, он в августе 1578 года погибает в проигранном сражение при Эль-Ксар-эль-Кебире (у арабов известна как "Битва трёх царей"). Тело короля, которому было 24 года отроду, не было найдено.

С ним закончилась Ависская династия и в 1580 году Португалия была завоевана испанским королём Филиппом II.
Вернуть независимость она смогла только в 1640 году с помощью англичан, но уже никогда не смогла возвратить себе прежнего величия.

Внезапный крах великолепной империи, шестидесятилетнее иноземное господство — на этом фоне в народе и возникает легенда, что король Себастьян на самом деле не погиб, его забрали высшие силы на Острова Блаженных и он вернётся в ином воплощении в самый чёрный час португальской истории, дабы не только спасти страну, но и сделать её мировым гегемоном (в форме всемирной Пятой Империи).
В годы испанской оккупации появилось несколько самозванцев, выдававших себя за вернувшегося Себастьяна.
Первый король из Браганской династии Жуан IV Восстановитель при вступлении на трон в 1640 году особо оговорил, что передаст трон Себастьяну, если тот вернётся.

Вроде самая обычная архетипичнейшая история Сокрытого Короля – такие у любого уважающего себя европейского народа имеются. Вот только в роли Сокрытого Короля выступает реальная историческая фигура, младший современник Елизаветы Английской, Ивана Грозного и Тициана.
Но и это не всё. Как в середине ХХ века окружающие отнеслись бы к образованному англичанину или финну, всерьёз верящему в возвращение Артура или Вяйнямёйнена? По меньшей мере, как к чудаковатому человеку. Совсем по-иному обстояло дело в Португалии.

Себестианизм был уделом отнюдь не только консерваторов, он вдохновлял и либеральных деятелей. Его разделял знаменитый иезуит и писатель Антониу Виейра, в XVII веке пытавшийся повторить в португальской Бразилии великий социальный эксперимент парагвайских иезуитов.

С приходом романтизма миф обретает "второе дыхание". Либерал и величайший португальский писатель-романтик XIX века Альмейда Гаррет, по словам историка и литературоведа Евгения Адамова, в своих произведениях "как будто и сам бросается на колени и, вместе со всей подлинной, национальной Португалией, простирает руки в последней мольбе к алтарю и витающей над ним тени дона Себастиана".
Тема возвращения короля Себастьяна стала и связующей нитью "Послания" Пессоа.

В ХХ столетии в пару к себастианизму, как отражение особого пути Португалии, оформляется и концепция "лузотропикализма"
Tags: Заморская война, Португалия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments