Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

Закат испанской колониальной империи в Африке. Акт первый/Ифнийская война – осаждённая крепость

Атака Сиди-Ифни боевиками Армии освобождения на рассвете 23 ноября 1957 года стала началом последней колониальной войны Испании.

Первой реакцией Франко, когда он узнал об атаке на Ифни, было распоряжение министру-председателю, адмиралу Луису Карреро Бланко, любой ценой избежать войны с Марокко, которая, по мнению каудильо, неизбежно примет затяжной и кровопролитный характер, к чему Испания совершенно не готова.

Позиция высшего испанского руководства была определена ещё до войны. Ещё 21 марта 1957 года Карреро Бланко писал тогдашнему губернатору Испанской Западной Африки Рамону Прадо де Санта-Ане: "Освободительная армия является инструментом СССР… Мы должны сохранить наши территорию, не создавая проблем в отношениях с Рабатом, и мы должны покончить с освободительной армией, не доводя ситуации до войны".
И, разумеется, "брат" каудильо, султан Мохаммад V никакого отношения к АОМ не имеет, её члены "служат России, врагу Господа, и предают своего султана". Короче, во всём, как всегда у Франко, был виноват "международный коммунизм".
Начало боевых действий никак не сказалась на этой далёкой от реальности картине.

Несмотря на то, что атака боевиков на Сиди-Ифни была легко отбита и новых попыток они не предпринимали, испанские силы в анклаве оказались в тяжелом положении. Одновременно с атакой на город силы АОМ перерезали телеграфные линии, соединявшие Сиди-Ифни с пограничными постами, и атаковали данные посты.
Гарнизоны постов состояли из тирадоров и местной полиции, и не все из них проявили желание сражаться. В Тамуче и Хамейдуше солдаты из местных застрелили офицеров-испанцев и перешли на сторону повстанцев, Бифума и Табелкут были захвачены. Смогли отбить первые атаки и были осаждены посты Телата-де-Сбуйя, Тигуса, Тенин, Тилиуин и Мести.
Но об этом ещё не знали в Сиди-Ифни.

Радиостанция имелась только в Телате, самом крупном из постов, в 35 километрах от столицы колонии. Гарнизон поста насчитывал 130 человек, наполовину – местные: 12-я рота тирадоров капитана Нисето Льоренте Санса и 3-я секция территориальной полиции лейтенанта Эмилио Куэваса Пуэнте.
В 6:30 23 ноября был начат миномётный обстрел и несколько групп боевиков АОМ, вооружённых ружьями и пулемётами, атаковали пост. После 15-минутного короткого, но интенсивного боя нападение было отбито. Погибли тирадор-испанец и полицейский из местных, ещё 11-ть человек тяжело ранены. После атаки пост практически непрерывно подвергался миномётному обстрелу с окружающих холмов, число раненых росло, одна из глинобитных стен была серьёзно повреждена.

Получив информацию об этом, генерал Самайоа решил направить в Телату подкрепление (3-й взвод 7-й роты 2-й бандеры парашютистов) и медперсонал. В колонну вошёл весь автотранспорт колонии – три старых грузовика "Форд" и машина скорой помощи, возглавил её командир взвода парашютистов, молодой лейтенант Антонио Ортис де Сарате-и-Санчес де Мовелан. Лейтенант Сарате пообещал генералу: "Я доберусь до Телаты или отправлюсь на Небеса". Слова оказались пророческими.
В 7-мь утра 24 ноября колонна Сарате выступила из Сиди-Ифни. Движение её практически сразу было затруднено многочисленными баррикадами, которыми повстанцы перегородили дорогу – их приходилось разбирать под обстрелом с близлежащих холмов. Тем не менее, с постоянными остановками и перестрелками, к вечеру 24-го группа достигает перевала, с которого дорога ведёт вниз к Телате.

Парашютисты уже видят глинобитные стены форта. Но впереди – новые баррикады, идущий первым грузовик подрывается на мине и окончательно перегораживает дорогу. Темнеет, интенсивность обстрела свидетельствует о большом количестве повстанцев. После того, как попытка использовать единственный 81-мм миномёт (немецкий 30-х годов) провалилась из-за его неисправности, лейтенант Сарате решил занять господствующую высоту и дожидаться подкрепления.
Забрав из грузовиков одеяла, боеприпасы (на каждого солдата осталось по 20 патронов) и продукты (по банке сардин, буханке хлеба и фляжке воды на человека), парашютисты поднялись на холм, выбив с него повстанцев (при этом погибли 3 испанца), и заняли круговую оборону. Радиостанция сломалась, но на другое утро пропавшую группу находит вылетевший на разведку из Сиди-Ифни "Хенкель".

Повстанцы непрерывно вели обстрел и на рассвете 26 ноября штурмуют холм. Из-за нехватки боеприпасов испанцам пришлось прибегнуть к мачете. Атака была отбита, но погибли лейтенант Сарате и радист Висенте Вилья Пла. Командование принял сержант Хуан Монкадас Пуйоль. Припасы кончаются, осаждённые испанцы страдают от голода, жажды и недосыпа, попытки сбрасывать им необходимое с самолётов малоуспешны.

Повстанцы же 1 декабря снова штурмуют Телату, погиб радист Хоакин Фандом Мартинес. 2 декабря на помощь Телате и осаждённым парашютистам из Сиди-Ифни направляется 21-я рота 4-го табора тирадоров под командованием лейтенанта Рафаэля Лопеса Андиона. Они смогли пробиться к парашютистам и к вечеру того же дня вместе прибыть в Телату. 35 километров дороги до Телаты заняли у парашютистов 9 дней.
Утром 3 декабря, забрав всё, что могли и, взорвав всё остальное, испанцы покинули Телату и на другой день достигли Сиди-Ифни, потеряв в перестрелках ещё 3-х солдат.

Павший старший лейтенант Сарате, написавший на полях своего молитвенника перед отправлением – "Я хочу жить и умереть как Твои святые апостолы, как Твои древние пророки, как Твои преданные миссионеры, как древние крестоносцы, что сражались за Тебя… Господин Побед, прости мне мою гордыню. Я хочу быть самым храбрым солдатом моей армии, самым любящим сыном моего Отечества" – стал во франкистской Испании образцовым героем-патриотом, его именем была названа 3-я бандера парашютистов.

25 ноября генерал Самайоа получил приказ из Мадрида – эвакуировать все посты и не пытаться отбить их обратно, дабы не провоцировать марокканцев. Однако только в конце ноября, когда стали прибывать подкрепления, генерал смог приступить к выполнению задачи – до этого он не мог, опасаясь нового штурма Сиди-Ифни, ослаблять его гарнизон.

Наиболее тяжёлым было положение самого южного поста, Тилиуина, расположенного на самой границе колонии, недалеко от главной базы АОМ в Гуэлмине. Обороняли его части 3-го табора тирадоров во главе с лейтенантом Хосе Алваро Эспонера и полиция во главе с лейтенантом Хуаном Прадильо Лосано – всего 44 испанца и 15 местных. В 6-ть утра 23 ноября пост был окружён сотней повстанцев, которые весь день обстреливали его из ружей и пулемётов, а в 10-ть вечера пошли на штурм, который испанцы отбили ценой 6-ти раненых. В последующие дни обстрелы продолжались, использовались миномёты.

Второй раз отправлять подкрепление по узкой горной дороге генерал Самайоа не решился (да и весь автотранспорт ушёл с колонной Сарате), поэтому было проведено первое в истории испанских вооружённых сил боевое десантирование. В нём участвовали 2 других взвода 7-й роты 2-й бандеры парашютистов – 75 человек под командованием командира роты капитана Санчеса Дуке, ветерана Гражданской и "Синей дивизии".
Десантирование было проведено в 11:10 29 ноября 1957 года. Сначала пять "Хенкелей-111" отбомбили позиции повстанцев (по причине отсутствия бомб сбрасывали канистры с бензином, поджигая их), после чего пять "Юнкерсов-52" сбросили парашютистов с минимальной высоты в 200 метров, а 6-й самолёт сбросил миномёты и боеприпасы.

Высадка прошла успешно, только трое испанцев получили лёгкие травмы, ошеломлённые повстанцы сопротивление не оказали и парашютисты беспрепятственно отступили в форт.
Санчес Дуке радировал в штаб и получил нагоняй за то, что его люди оставили на поле боя недавно купленные в Штатах дорогущие парашюты. Под прикрытием миномётно-пулемётного огня подразделение лейтенанта Кальво Гоньи сделало вылазку и собрало парашюты, попутно прихватив разбрёдшийся по месту высадки бесхозный скот. Вторично ошеломлённые (подобной наглостью) повстанцы им не мешали.
В следующие дни в районе Тилиуина продолжались вялые перестрелки.

К 30 ноября 1957-го самолётами и кораблями из Испании в Сиди-Ифни были доставлены подкрепления – 1-я бандера парашютистов, 2-я бандера Легиона, рота терции морской пехоты, экспедиционные батальоны пехотных полков "Сория-9" и "Павия-19". В Сиди-Ифни прибыли главные силы испанского флота во главе с флагманом, тяжёлым крейсером "Канары".

3 декабря 6-я бандера Легиона и 4-й табор тирадоров под общим командованием подполковника Лопеса Маровера выступил из Сиди-Ифни к Тилиуину, до поста они добрались в 10-м часу вечера. На рассвете 4-го декабря испанские силы предприняли вылазку из форта, обеспечив приземление "Юнкерсов", которые вывезли гражданское население, раненных и ценные грузы. После чего, взорвав сооружения форта, испанцы отправились назад. До Сиди-Ифни добрались на рассвете 5 декабря, потеряв в стычках двух человек убитыми.

В то же время 6-я бандера Легиона и парашютисты организовали деблокаду и отступление в Сиди-Ифни гарнизонов других осаждённых постов. К 9 декабря испанцы покинули всю территорию анклава, кроме города и его окрестностей.
По вершинам близлежащих холмов в 8-10 километрах от Сиди-Ифни был создан оборонительный периметр из траншей, минных полей и заграждений из колючей проволоки длинной 27 километров, после чего активная фаза войны в этом регионе практически завершилась на пару месяцев.
Испанцы за 20 дней конфликта потеряли 55 убитыми, 128 ранеными и 7 пропавшими без вести.

Обстановка в осаждённом городе оставалась тревожной, по ночам раздавались выстрелы. Испанские части осуществляли патрулирование, проводили обыски и аресты подозрительных, из-за чего многие марокканцы закрыли свои лавки и уехали из города.
Из-за штормового зимнего моря целый месяц город был отрезан от снабжения с Канар, что вызвало в Сиди-Ифни серьёзные проблемы с едой – нормальный порт за десятилетия испанцы построить не сподобились и разгрузка кораблей велась с помощью лодок на необорудованное побережье.

Громадное количество продовольствия, собранное по всей Испании по призыву церкви, из-за обычных для франкисткой Испании бюрократических проволочек добралось до колонии только в марте, большей частью протухшей или сгнившей.
Нехватка продуктов усугублялись эпидемией гриппа.
На Рождество 1957-го поддержать жителей осаждённого города и солдат прилетели звёзды экрана Кармен Севилья и Мигель Хила.

Но главный театр Ифнийской войны переместился южнее, в Испанскую Сахару.
Tags: Африка, Испания, Марокко, колониальные войны
Subscribe

  • Продолжение о войне в Анголе

    На варспоте вышла вторая статья о ходе Заморской войны в Анголе, когда в период 1962-1965 годов боевые действия сосредоточились на севере страны.…

  • Марселину да Мата – последний воин Империи

    На прошлой неделе в Португалии умер один из самых знаменитых солдат Заморской войны, Марселину да Мата. Его смерть и государственные похороны, в…

  • Испанская ложь о Сахаре

    2020-й богат на "проснувшиеся" конфликты, вот и в Западной Сахаре ПОЛИСАРИО отказывается от перемирия 1991 года. Об этом конфликте писал не раз,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Продолжение о войне в Анголе

    На варспоте вышла вторая статья о ходе Заморской войны в Анголе, когда в период 1962-1965 годов боевые действия сосредоточились на севере страны.…

  • Марселину да Мата – последний воин Империи

    На прошлой неделе в Португалии умер один из самых знаменитых солдат Заморской войны, Марселину да Мата. Его смерть и государственные похороны, в…

  • Испанская ложь о Сахаре

    2020-й богат на "проснувшиеся" конфликты, вот и в Западной Сахаре ПОЛИСАРИО отказывается от перемирия 1991 года. Об этом конфликте писал не раз,…