Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Восточный вопрос в британской внутренней политике – … и её противники

Разумеется, правительство и консерваторы не сидели, сложа руки и пытались что-то противопоставить "агентам госдепа Санкт-Петербурга".

Брошюру Гладстона прочли на самом верху, королева Виктория была впечатлена. Лорд Дерби 7 сентября назвал сочинение Гладстона в дневнике "яростной атакой на турок".
На другой день в письме министру иностранных дел о брошюре отозвался Дизраэли, охарактеризовав данное произведение как "мстительное и дурно написанное… ужаснее всех болгарских ужасов", позднее он неоднократно повторял эту характеристику публично. А личному секретарю Кори премьер сказал по поводу брошюры, что Гладстон "просто сумасшедший, настоящий дьявол, одержимый злобным духом ненависти".
Публично же на вызов архиврага Дизраэли ответил 20 сентября 1876-го, выступая перед членами консервативной аграрной ассоциации в Олсбери.

С точки зрения премьер-министра, призывая вышвырнуть турок из Европы, "просвещённая публика" попадает в "русский капкан". Деятельность же Гладстона (которого Дизраэли не называл по имени), всячески возбуждающего подобные настроения в обществе, он считал предательством и манипуляцией общественного мнения, полностью игнорирующей интересы Британии и Империи, намекнув что делается это отнюдь не бескорыстно, а на деньги "некого русского великого князя". Поведение данного джентльмена, по мнению премьера, "оскорбляет сам принцип патриотизма".
Лорда Дерби больше беспокоил международный аспект Агитации: "Эти крики… ослабляют наши позиции на международной арене и играют на руку русским".

Кое-какие изменения в политику были внесены. По согласованию с Дизраэли, лорд Дерби направил 5 сентября 1876 года новые инструкции послу Эллиоту, которому поручено довести до сведения османской стороны, что "любая симпатия англичан к Турции полностью уничтожена последними событиями в Болгарии… В крайнем случае, если Россия объявит войну Турции, для Правительства Её Величества будет практически невозможно выступить в защиту Османской империи".
11 сентября такое изменение политики лорд Дерби озвучил на встрече с делегацией активистов Агитации, посетившей Форин Оффис. Министр иностранных дел также дал любопытную трактовку того, что понимает британский кабинет под термином "защита территориальной целостности" Османской империи – оказывается, это означает не сохранение её нынешних границ, но "только сохранение в руках Турции Константинополя и Проливов".
21 сентября Дерби отправил новые инструкции послу Эллиоту, велев ему добиваться аудиенции у султана, чтобы потребовать расследования болгарских преступлений и наказания виновных, а также информировать его о всеобщем негодовании "народа Великобритании" "самым ужасающим преступлением в истории нынешнего столетия".

На большее Дизраэли идти был не готов, ибо далее начинались уже интересы Империи.
"Русские в Болгарии, наиболее важной провинции Европейской Турции, с Константинополем в прямой видимости – это и есть настоящий болгарский ужас" – написал он леди Брэдфорд 5 октября 1876-го, добавив в письме 20 октября леди Честерфилд: "Император России и все его приближённые спят и видят, как только построить Кремль на Босфоре".
Наконец, 23 октября 1876-го Дизраэли направил меморандум членам правительства: "Если русские овладеют Константинополем, они будут способны послать свои армии через Сирию в устье Нила, и как тогда мы сможем сохранить Египет в наших руках? Никакое господство на море тут не поможет. Люди, которые этого не понимают, совершенно невежественны в географии… Константинополь – вот ключ к Индии, а не Египет или Суэцкий канал".

Не все в правительстве были согласны с премьером и министром иностранных дел, прежде всего в оппозиции были сторонники "блестящей изоляции", министр колоний лорд Карнарвон и министр по делам Индии лорд Солсбери.
Уже 24 сентября 1876-го Карнарвон написал Дерби, что необходимо изменить курс правительства в Восточном вопросе, "который даст нам большую свободу действий и (как я верю) большее влияние на происходящее". Карнарвон полагал, что любое вмешательство в дела Порты, вызванное резнёй в Болгарии, должно дать Британии "большую свободу рук на Востоке".

В то же время Солсбери пишет Карнарвону, "традиционная пальмерстонианская политика подошла к концу" и что "союз [с турками] – упрёк нам. Зубы Турка надо выдернуть, даже если ему будет позволено жить".
Но все предложения Карнарвона и Солсбери о давлении на Турцию в целях добиться реальных гарантий защиты прав христианского меньшинства, введение против неё каких-либо санкций, встречались премьером в штыки.
С другой стороны, Карнарвон и Солсбери неизменно решительно осаждали Дизраэли, когда тот выступал с разными сумасшедшими идеями вроде базы Ройял Нэйви на Чёрном море или германо-британского военного альянса против России.

Дизраэли и другие лидеры консерваторов считали, что Агитация быстро затихнет. В середине сентября Дизраэли написал лорду-канцлеру лорду Кэрнсу, что "Дерби погасил агитацию". В середине октября Дерби писал в дневнике, что "чувства публики изменились в пользу правительства". Хотя тут они принимали желаемое за действительное.

Тори тоже пробовали писать памфлеты и стихи, но выходило не очень – прежде всего из-за масштаба таланта. Известный викторианский поэт Чарльз Суинбёрн написал сатирическую "Балладу о Болгарии", где надсмехался над Гладстоном (которой назывался "сэр Уильям зе Болд (жирный шрифт), Народный Рыцарь"), Карлейлем и Джоном Брайтом, которые ведут крестовый поход во имя "Нашей Госпожи Свободной Торговли", но из-за плохой погоды заплутавших и оказавшихся у болгар, которых воодушевили пустыми надеждами. Но даже поклонники ныне забытого поэта Суинбёрна не могли не признать, что его таланты не сравнимы с Оскаром Уайлдом или Альфредом Теннисоном, выступавшими на стороне Агитации.

Одним из мотивов публикаций консервативной прессы вроде "Стэндарт", "Морнинг Пост", "Палл Молл Газет" и "Дэйли Телеграф" были сомнения в способности России сыграть "цивилизаторскую" роль в освобождённых от Порты землях.
Так "Палл Малл Газет" под редакцией консерватора Фридрика Гринвуда в начале 1877 разразилась целой серией больших статей, рассказывающих о различных сторонах жизни России, чтобы продемонстрировать полнейшую непригодность русских для цивилизаторской миссии любого типа. Редактор вопрошал "как может возродить турецкие земли нация, повсеместно поражённая пьянством, праздностью и воровством, с ещё большим, чем у турок невежеством и ещё большим чем у турок суеверием".

Консерваторы также расписывали зверства русской армии в ходе недавнего присоединения Средней Азии, против "миролюбивых, вольных кочевников [подразумевались туркмены], ставших невинными жертвами русских". С ожидаемым выводом – допустить русскую кампанию против Турции означает "позволить генералам вроде Кауфмана совершать такие же расправы над мусульманами, какие приписывают башибузукам в отношении болгар" (статья в "Палл Малл Газет" от 5 октября 1876 "Русские зверства"). Отдельные альтернативно одарённые товарищи доходили до утверждений, что зверства турок в отношении славянских подданных – результат соседства Турции с "русским варварством" (в той же статье).
Не забывали и о русском подавлении восстаний в Польше – "странно слышать о преследовании христиан от тех, кто уничтожил Польшу".

Много писали об участии русских добровольцев в боевых действиях на Балканах, безбожно преувеличивая их количество. Сербскую армию, воюющую против турок при участии русских добровольцев, именовали в консервативной прессе не иначе как "русско-сербской армией" и даже употребляли термин "война по доверенности". Лорд Дерби в речи в парламенте в январе 1877-го сказал, что "сербскую армию уже можно считать русской".
Ещё британская консервативная пресса активно печатала переводы статей эмигрантской газеты "Вперёд" Петра Лаврова, который доказывал, что панславизм – выдумка царского режима, чтобы оправдать свои захватнические устремления, и не имеет никакой поддержки в русском обществе.

"Таймс" снова выделялась из общего консервативного хора. Стремясь продемонстрировать нейтральность, она регулярно перепечатывала тексты из "Голоса", а 24 февраля 1877-го даже опубликовала письмо командира русских добровольцев генерала Черняева, где он выражал недоумение преувеличенными слухами и давал точную информацию о количестве русских добровольцев.
Непосредственным результатом такого нейтралитета стало падение тиражей "Таймс" – публика, разошедшаяся по разные стороны баррикад, предпочитала чёрно-белое видение.

16 сентября 1876-го консервативный мэр Стэйлибриджа Роберт Стэнли (позднее принявший ислам) запретил в своём городке митинг Агитации, поскольку его организуют "русские шпионы", после чего по-быстрому собрал свой митинг, принявший проправительственную петицию.
Консервативные ассоциации на местах быстро подхватили идею и с начала октября по всему Соединённому Королевству устраивали свои митинги, принимая свои петиции к правительству.

Данные петиции выражали поддержку кабинету Дизраэли, обвиняли либералов в использовании турецких зверств в грязных политических играх, непатриотизме, ложной набожности, говорили, что "они… не преминут пожертвовать честью и достоинством Империи ради сиюминутных выгод партии". Некоторые договаривались, что Агитации является не только непатриотичной, но и неконституционной.
Петиции призывали правительство стойко защищать британские интересы, ибо недопущение роста влияния России на Востоке является ключевым элементом для выживания Британской Империи. Всё это приправлялось самой дремучей русофобией.

Сколь-либо многочисленные подобные митинги смогли организовывать только оранжистские организации в Ирландии, смотревшие на Балканы через "ирландские" очки и борьбу против гомруля. В прочих местах с трудом собирали пару сотен человек, да и то не совсем честными путями.
Консерватор Генри Драммонд Вулф, в 1876-м обвинявший либералов в том, что они свозят на митинги людей из окрестностей за деньги, в 1908-м в воспоминаниях признал, что именно этим занимались местные ассоциации тори.
В целом же, на 1 петицию в поддержку правительства в Восточном вопросе осенью 1876 года приходилось 5 против.

Пытались воздействовать на британскую общественность и представители османских властей. Православный грек Костаки Мусурус-паша, более четверти века бывший послом Порты в Лондоне, публиковал статьи в "Морнинг Пост", памфлеты, выступал на собраниях, но его деятельность большого успеха не имела.

В отличие от деятельности одной русской подданной…
Tags: Британская Империя, история
Subscribe

  • Пермские заметки – эпилог 5

    Возвращение из очередного визита в Пермь совпало с внезапным переходом от уральских морозов к нулевым температурам. Пермский балет, как обычно, не…

  • Северо-западные заметки – эпилог

    Закончилась очередная рождественская поездка крещенскими морозами – в этом году с зимой в европейской части России полный порядок. В общем, Псков…

  • Северо-западные заметки - 3

    Сегодня перебрался из Пскова в Питер. Снега тут заметно меньше, но всё же не прошлогодняя"еврозима". Нева почти замерзла и традиционный хинт перехода…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Пермские заметки – эпилог 5

    Возвращение из очередного визита в Пермь совпало с внезапным переходом от уральских морозов к нулевым температурам. Пермский балет, как обычно, не…

  • Северо-западные заметки – эпилог

    Закончилась очередная рождественская поездка крещенскими морозами – в этом году с зимой в европейской части России полный порядок. В общем, Псков…

  • Северо-западные заметки - 3

    Сегодня перебрался из Пскова в Питер. Снега тут заметно меньше, но всё же не прошлогодняя"еврозима". Нева почти замерзла и традиционный хинт перехода…