Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

Джебель-Ахдар – султан, имам и прочие

Оман в середине ХХ века представлял собой "страну, в которой остановилось время".

В стране на юго-западе Аравийского полуострова не было ни дорог, ни машин, ни электричества, ни радио, ни телефонов, ни школ, ни больниц, основным транспортом оставались ослы и верблюды. Суд – только средневековый, с отсечением рук и побиванием камнями. По ночам запрещено ходить по улицам. Налоги собирались всё так же яйцами, дровами, ослами, верблюдами. Собирали их правящие городками и деревнями губернаторы-вали и шейхи кочевых племён, объединённых в две важнейшие племенные конфедерации – хинави и гафири.

С конца XIX столетия Оман был разделён. Побережьем правил султан из Маската, внутренними районами страны – имам (духовный глава) ибадитов (мусульманской секты, к которой принадлежало ¾ населения Омана) из Низвы. Разделение было формально закреплено договором 1920-го. В руках султана находилась и внешняя политика этой страны.
Формально, Оман был независимой страной. Только этого никто не знал ни в самом Омане, ни за его пределами, считая Оман британским протекторатом – что было не так, ибо все договоры о дружбе, торговле и навигации, что британцы заключали с маскатскими правителями на протяжении последних полутора веков, признавали Оман независимым.

Британцы платили султанам Маската субсидии, в Маскате жил британский политический агент, в армии и на гражданской службе султана ведущие должности занимали британцы, даже министром иностранных дел Омана был британец Нил Иннес.
Британские интересы в Омане ограничивались парой авиабаз на пути в Индию и Юго-Восточную Азию в Салале и на острове Масира. И нефтью.

Хотя султан Саид III бин Таймур, занявший трон в 1932-м, и окончил "Индийский Итон" (колледж Майо в Аджмере), был он архиреакционером, сравнимым с йеменским имамом Ахмадом. Он мечтал только найти нефть (получив таким образом неограниченный источник доходов) и подчинить себе внутренние районы Омана.

Имамом ибадитов уже три десятилетия был Мохаммад ибн Абдалла аль-Ахиль, почти святой, обладавший непререкаемым авторитетом среди оманских племён. Но в конце 40-х его здоровье ухудшилось, султан Саид стал зазывать племенных шейхов в Маскат, всячески обхаживать их, желая после смерти имама Мохаммада ликвидировать разделение страны.

Но в то же время, в связи с событиями вокруг оазиса Бурайми, интерес к оманским делам стала проявлять и Саудовская Аравия. Подарки у саудовцев оказались круче (они даже машины дарили – правда без бензина и дорог) и им удалось сделать своими союзниками глав обеих племенных конфедераций Омана – гафири (Сулейман ибн Химьяр аль-Набхани) и хинави (Салих ибн Иса аль-Харитхи). А также авторитетом пониже рангом вроде вали Рустака Талиба ибн Али аль-Хинаи.

В мае 1954-го имам Мохаммад умер. Новым имамом был избран тот, кого он назвал своим приемником – Галиб, брат Талиба. Практически сразу, с подачи саудовцев и троицы их союзников он вступил в конфликт с султаном Саидом. Из-за нефти.

Нефть в Омане ещё в 1920-х искал знаменитый д'Арси, первооткрыватель иранской нефти. В 1937-м султан дал лицензию на поиск и разработку нефти британской "Ирак Петролеум Компани". В 1948-м на основе данных воздушной разведки наличие нефти британские геологи предположили в Джебель Фахуд (Леопардовых горах) в сердце Оманской пустыни.
В июне 1954-го, договорившись с местным племенем дероо (они были суннитами, поэтому власть имама ибадитов не признавали), геологи разбили лагерь в Фахуде. Охраняло лагерь военное подразделение из местных с британскими офицерами, сформированное на деньги компании – Полевые силы Маската и Омана.

Имам Галиб протестовал, считая, что право на добычу нефти во внутренних районах страны принадлежит ему, а не султану. Султан Саид придерживался иного мнения. Племена, признававшие власть имама, атаковали оазисы дероо.
В ответ, в конце октября 1954-го Полевые силы Маската и Омана без боя захватили Ибри, через который шёл главный караванный путь в Саудовскую Аравию.

Тогда имам Галиб разорвал договор 1920-го, 25 ноября 1954 года провозгласил независимость Омана, и обратился за членством в ООН и ЛАГ.

Силы султана были представлены, помимо отрядов нефтяной компании, Маскатским полком дворцовой гвардии, традиционно формировавшимся из белуджей (Гвадар в Белуджистане был владением султаном до 1958-го) и "Батына Форс" в Сохаре – главном порте на севере страны. Командовал султанской армией британский подполковник Колин Митчелл, долго прослуживший в палестинской полиции и бегло говоривший по-арабски.

13 декабря 1955 года Полевые силы Маската и Омана, с одним выстрелом, захватили Низву. Имам Галиб, не получивший вовремя поддержку от Сулеймана ибн Химьяра, в городской мечети публично отрёкся от имамской власти и уехал в родную деревню Билад-Саит.
15 декабря Батына Форс захватили после короткого боя Рустак, командовавший в Рустаке Талиб бежал в Саудовскую Аравию.

Султан Саид находился в своей южной столице Салале. Узнав о победе, он направился в Низву, по дороге посетив нефтяников в Фахуде (нефть там найдут только в 1964-м). 22 декабря 1955-го в Низве султан объявил об упразднении договора 1920 года и восстановления единства страны.

К концу 1955 года Оман был замирён и объединён под властью султана Саида III.
Но это был не конец, а только самое начало бурных десятилетий в истории страны, очнувшейся от векового сна.
Tags: Британская Империя, Оман, Саудовская Аравия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments