?

Log in

No account? Create an account

Записки историка путешествующего

Тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего

Previous Entry Поделиться Next Entry
Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х
Милнер
antinormanist
Данный краткий конспект посвящён западным теоретикам контрпартизанской войны 60-х годов.

"Революционная война требует революционных методов по обе стороны фронта" - такими словами начал Давид Галула своё выступление в апреле 1962-го в Вашингтоне.
Столкнувшись с партизанской войной в интерпретации Мао Цзэдуна и Че Гевары, Запад дал ответ не только практическими мерами в различных странах, но и теоретическими разработками.

В Британии основные положения теории контрпартизанской войны были представлены широкой публике в вышедших в 1967-м книгах "Сокрушить коммунистических повстанцев: Уроки Малайи и Вьетнама" Роберта Томпсона и "Контрпартизанские операции: техника войны с герильей" Джулиана Пэджета.
В 1971-м вышла главная книга основного британского теоретика Фрэнка Китсона "Операции малой интенсивности: диверсии, повстанцы и миротворчество".

Историк по образованию, Томпсон в годы Второй Мировой был среди чиндитов (британские части, партизанившие против японцев в оккупированной Бирме), после войны служил в штабе во время войны с коммунистическими повстанцами в Малайе, а в начале 60-х возглавлял британскую военную миссию во Вьетнаме.
Пэджет имел опыт борьбы с повстанцами в Палестине и Адене.
Китсон служил лейтенантом и капитаном в частях действующей армии во время борьбы с партизанами в Кении, Малайе и на Кипре, а в момент выхода книги командовал парашютистами в Ольстере.

Все авторы сходились на том, что борьба с партизанами выходит далеко за рамки обычной военной операции.
"Неприятель применяет комбинацию политических, экономических, психологических и военных мер, так что и правительство должно отвечать подобным, чтобы победить" (Китсон).
Томпсон начинал свою книгу с того, что именно население является ключевым ресурсом в войне такого типа. "В отличие от обычной войны, захват территории или нанесения урона врагу не имеют решающего значения".
Ключевым фактором является поддержка населения, и все действия должны быть нацелены на её получение, то есть то самое "завоевание умов и сердец".

Вопреки Википедии автором фразы про "завоевание умов и сердец" является не британский верховный комиссар Малайи генерал Джералд Темплар (тем более что сам генерал своё авторство всегда отрицал).
Фраза, являющаяся отсылкой к знаменитому высказыванию 2-го президента США Джона Адамса о том, что прежде чем Американская революция начала войну за независимость, она победила в "умах и сердцах" колонистов, впервые появилась в подобном контексте в 1938-м, в книге подполковника Чарлза Эдварда Брюса (из индийского политдепартамента) о Северо-западной границе Британской Индии.

Но, разумеется, в массы выражение продвинул именно Темплар, сказавший при назначении на пост в Малайю в феврале 1952-го, что "ответ [на восстание] не в том, чтобы послать больше войск в джунгли, а в том, чтобы завоевать умы и сердца людей".
Далее активным пиаром занялся во 2-й половине 60-х годов президент США Линдон Джонсон, регулярно вспоминая "умы и сердца" на примере Вьетнама.
Хотя, с точки зрения британцев, "завоевать умы и сердца" по-американски во Вьетнаме больше напоминало "найти и уничтожить" :)

Возвращаюсь к теоретикам.
Томпсон утверждал, что все военные действия должны быть подчинены политическим целям. Китсон же добавлял, что в принципе в подобных войнах не может быть "чисто-военного" решения. Очень легко объявить повстанцев "террористами" и попытаться тупо уничтожить физически – но так такие войны не выигрываются.
Соответственно правительство должно иметь ясную политическую цель, способную нейтрализовать или ослабить политическую повестку повстанцев. Томпсон указывал, что это может быть обещание политической автономии региона или экономического развития.
Данная цель должна доводиться до населения не только пропагандой, но и реальными делами – всё вместе и приводит к постепенному "завоеванию умов и сердец".
Действие гражданских и военных должны быть скоординированы и взаимосвязаны, необходимо единое руководство всей операцией.
При этом Томпсон и Пэджет считали приоритетным политическое руководство, Китсон же отводил главную роль армии, которой придёться исполнять и массу несвойственных ей функций.

Непосредственно операции против повстанцев направлены на их изоляцию, разрыв связей с местным населением, уничтожение их легальной политической организации, с последующим внесением в ряды повстанцев раскола. Задача не физически уничтожить партизан, а добиться того, что они прекратили борьбу, сложили оружие или даже перешли на сторону правительственных сил.
Для таких операций "большие батальоны" не нужны, действовать надо небольшими мобильными подразделениями путём патрулей, рейдов, засад и прочего. В том, что это за подразделения, теоретики расходились.

Томпсон и Пэджет предпочитали полицейские части из местных, в которых могут быть офицеры из числа иностранцев, Китсон – различные армейские спецподразделения.
При этом он полагал, в военной составляющей конфликта оборона различных правительственных "проектов развития" и пр. приоритетна над "искоренением повстанцев" – то есть важнее защитить построенную властями школу и преподающих в ней учителей, чем убить десяток-другой партизан.
Китсон также много внимания уделял псевдопартизанским операциям, которые считал наиболее эффективным средством раскола и деморализации повстанцев.

Все трое выступали за крайне умеренное применение силы, считая, что беспорядочное использование огневой мощи только отталкивает население.
Выступая против американских авиаударов во Вьетнаме, Томпсон заявил заокеанским коллегам, что "война выигрывается мозгами и пешком".
Томпсон так же указывал на необходимость максимально возможного в подобной ситуации соблюдения законности и юридических формальностей. Пэджет особо оговаривал недопустимость жестоких карательных акций, считая, что максимум можно допустить комендантский час и задержание подозреваемых.

Ещё все британцы указывали на необходимость крайне осторожного подхода к иностранному вмешательству в подобный конфликт. Лучше ограничиться материально-технической помощью и небольшим количеством военных советников, да и то по возможности маскировать.
Томпсон полагал, что такая маскировка позволяет нивелировать фактор времени – повстанцы стремятся к затяжной войне, а демократия уязвима к затяжным войнам.

Разумеется, необходимым элементом контрпартизанской войны является доскональное знакомство с языком, нравами и культурой местного населения, а также хорошо-поставленная разведка.

Ещё одной особенностей теоретических построений Китсона было разбиение всего процесса народного возмущения на три фазы, из которых собственно вооружённое восстание было завершающей третьей фазой.
При этом Китсон полагал, что настоящая успешная контрпартизанщина – когда протест удаётся подавить дозированным сочетанием репрессивных и пропагандистских мер, переговоров и обещаний уступок, на первых двух стадиях, не допустив его перерастания в настоящую герилью.

Другой страной, где в 60-е годы активно занимались теорией контрпартизанской войны, была Франция. Именно французские (а не британские) теоретики, как ни странно, оказали решающее влияние на формирование американской концепции контрпартизанской войны.

В 1961-м была опубликована книга "Современная война" (подзаголовок "Французский взгляд на борьбу с повстан¬чеством" появился в английском переводе 1963-го) Роже Тринкье, прошедшего с колониальными парашютистами Индокитай и Алжир и поучаствовавшего (довольно неудачно) в действиях наёмников в Катанге.
Тринкье полагал, что классические войны с появлением ядерного оружия ушли в прошлое. "Современную войну" он определял как "систему взаимосвязанных действий – политических, экономических, психологических, военных – нацеленных на смену режима в стране". В ней приходиться вести борьбу с "опасной и хорошо вооруженной тайной организацией, имеющей в качестве своей первоочередной цели подчинение своему влиянию населения".

Соответственно, "победа может быть достигнута только в том случае, если нам удастся уничтожить эту организацию". Соответственно меры Тринкье направлены на перекрытие каналов снабжения этой организации, уничтожение или арест её лидеров, с последующим расколом и ослаблением организации.
Тринкье указывал, что аморально рассматривать террористов как обычных уголовников. Их надо рассматривать как солдат, но по причине того, что они атакуют гражданские цели и не носят униформу, к ним допустимо применение пыток с целью получения информации.
(Британцы про пытки, да и вообще о получение информации от пленных ничего не писали).

Параллельно с репрессивными мерами необходимы шаги в политической, социальной и экономической сферах, дабы заручиться поддержкой местного населения – то же самое "завоевание умов и сердец".

Книга Тринкье появилась раньше работ его британских коллег и сразу заинтересовала американцев – впервые с ней их познакомил Поль Оссарес во время своей стажировки в Форт-Брегге.
А вскоре в Штаты перебрался другой французский теоретик.

Давид Галула, "черноногий" по происхождению, участник Сопротивления, был свидетелем гражданских войн в Китае (как военный атташе французского посольства) и Греции (как наблюдатель ООН), а во второй половине 50-х командовал 3-й ротой 45-го батальона колониальной пехоты в алжирской Кабилии.
После отставки в 1962-й Галула работал в Гарварде, в Центре международных отношений – его приглашению поспособствовал знаменитый "тихий американец", генерал Эдвард Лэнсдэйл. В 1964-м в Штатах Галула издал свою главную книгу, принесшую ему славу "Клаузевица контрпартизанской войны" – "Контрпартизанские операции: теория и практика".

Обильно цитируя Мао Цзэдуна, Галула даёт свои ответы на вызовы великого кормчего. Мао говорил, что революционер обязан чувствовать себя в людском море, как рыба в воде – значит задача того, кто ему противостоит, лишить его этой воды. И тогда рыба умрёт сама.
"Победа – не уничтожение в данной области сил повстанцев и их политической организации… Победа – это изоляция повстанцев от местного населения, изоляция не силовым путём, а отторжением повстанцев самими людьми".

Революционная война (такой термин используется в книги Галула – и противоположный термин "контрреволюционная война") имеет законы, отличные от законов обычной войны. И главный из них, что побеждает тот, кто сможет обеспечить себе поддержку населения.
"Проблема не в том, как очистить конкретную территорию от повстанцев. Всегда можно сконцентрировать достаточно сил, чтобы сделать это… Проблема в том, чтобы не допустить возвращения повстанцев, когда войска уйдут. Этого можно достигнуть только при поддержке населения".
Большинство населения в любом конфликте всегда нейтрально – поддержка населения означает приобретение поддержки активного меньшинства. И все действия, как в военной сфере, так и в политической, социальной, экономической и психологической, должны быть направлены на достижение этой цели.
При этом важнейшей задачей является эффективная защита данного меньшинства, что позволит ему сотрудничать с властями без страха возмездия со стороны повстанцев.
"Какая из сторон конфликта обеспечит наилучшую защиту поддерживающему её населению – та и победит".
"Политические, социальные, экономические и прочие реформы, сколь они не были бы желанны и популярны среди населения, неэффективны, если не будет разрушен контроль повстанцев над населением".
Галула скептически относится к пропаганде – в отличие от повстанцев их противникам "невозможно компенсировать свою провальную деятельность пропагандой".

Ни о какой "экономии" в использование силы у Галулуа (как и у Тринкье) нет и речи – если вы действительно желаете победить повстанцев, то "необходима максимальная концентрации сил и ресурсов". Из этого Галула выводит принцип поэтапных действий – нельзя победить повстанцев сразу по всей стране, необходимо последовательно отвоёвывать страну (и население) у них регион за регионом.

Хотя в начале книги Галула и говорит, что война это не шахматы и нет серии обязательных шагов, что гарантируют противнику мат, далее он старается сформулировать основные принципы и дать пошаговую методику действий (наверное, именно этим он глянулся американцам :)

8 шагов Галулуа к победе в конкретном регионе:
1. Концентрация достаточных сил для уничтожения или изгнания повстанцев из региона.
2. Размещение необходимых сил, чтобы не допустить возвращения повстанцев – посты должны быть во всех деревнях.
3. Установления контакта с населением, разрыв его связей с повстанцами.
4. Уничтожение местной политической организации повстанцев.
5. Установление, посредством выборов, новой местной власти.
6. Тестирование данных представителей власти, давая им разные конкретные задания. Отсеивание мягких и некомпетентных, полная поддержка активных. Организация отрядов самообороны.
7. Группировка и обучение лидеров в национальное политическое движение.
8. Подавление последних остатков повстанцев местными силами.
После завершения умиротворения переходим в следующий регион, и так пока все области страны не перекрасятся из красного цвета в белый.

В области тактики Галула первоочередное внимание уделяет необходимостью единого командования всем процессом. При несомненном приоритете политики, руководство должно быть в руках гражданских, но при их явной нехватки (а она обычна для такого типа войн) надо привлекать военных.
"Бессмысленно ограничивать солдат только военной функцией. Солдат должен быть подготовлен, чтобы становится… социальным работником, инженером, учителем, фельдшером, вожатым бойскаутов".

При том, что идеи Галула легли в основу американской контрпартизанской стратегии, были активно использованы португальцами в Заморской войне, в самой Франции книгу Галула перевели только в 2008-м, после того, как её в очередной раз пропиарил генерал Петреус.

Ведущие теоретики из Британии и Франции встретились в апреле 1962-го, на организованном РЭНД Корпорейшен в Вашингтоне симпозиуме по вопросам контрпартизанских операций. Как позднее вспоминал Китсон, несмотря на расхождения в частностях (важность перекрытия границ или псевдопартизанские операции), "все наши идеи были, в сущности, схожи".

  • 1
Спасибо, надо поискать.

Кстати, их коллега :)

https://archive.org/details/narrativeoffivey02sted

Пожалуйста, да стоит прочесть.
Спасибо :)

Спасибо, безумно интересно.

Британские и французские теоретики контрпартизанской

Пользователь tuserus сослался на вашу запись в своей записи «Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х» в контексте: [...] Оригинал взят у в Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х [...]

Британские и французские теоретики контрпартизанской

Пользователь maxim_bojarinov сослался на вашу запись в своей записи «Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х» в контексте: [...] Оригинал взят у в Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х [...]

Спасибо.
А у меня духу не хватает озадачиться и Тринкье найти и прочитать.

Вот это удивительно! Вы же специалист всея ЖЖ по французам в Алжире-Индокитае - и такое, "духу не хватает озадачиться" :)

Не хватает :( Я как книгу Годара, над которой я все мозги сломала, вспомню, сразу волосы дыбом встают. Это реально сложный язык.

Всё же данные книги - прежде всего теоретические построения по итогам событий.

Сравниваю с действиями на Украине в середине-конце 40-х. Сработало.
Условие успеха - отсутствие базы вне досягаемости армии. Алжурские хулиганы набегали из Туниса, вьетнамские - из Лаоса и Камбоджи, афганские - из Пакистана.

Ну да, то же успешный пример контрпартизанской войны, ничуть не хуже Греции, Малайи или Филиппин той эпохи. Интересно, в СССР были подобные теоретические построения по борьбе с партизанами?

Edited at 2014-08-19 05:19 (UTC)

Британские и французские теоретики контрпартизанской

Пользователь marss2 сослался на вашу запись в своей записи «Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х» в контексте: [...] Оригинал взят у в Британские и французские теоретики контрпартизанской войны 60-х [...]

  • 1