Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Расцвет и падение "налога на знание" в Британии – часть вторая

Как и в случае с отменой продажи офицерских патентов, большую роль в деле отмены "налога на знание" сыграла Крымская война

Крымская война стала первой "газетной войной" – воздействие её на тогдашнюю публику сопоставимо со ставшей первой "телевизионной войной" "Бурей в пустыне". Благодаря телеграфу журналистские репортажи с поля боя уже на следующий день достигали читателя ежедневных газет.
Общество было взбудоражено, требования "однопенсовых газет" стали по-настоящему массовыми, петиции завалили парламент. Совершенно неожиданно вопрос об отмене "налога на знание" приобрёл патриотическое звучание.

Всю парламентскую сессию 1854-го Милнер Гибсон регулярно поднимал вопрос в палате общин, аргументируя его злободневность "пламенным желанием лиц низших классов получать известия с театра войны, сведения о родителях, сыновьях, братьях". Одновременно ему удалось заручиться весьма влиятельным союзником – Уильямом Юартом Гладстоном, занимавшим пост министра финансов в кабинете лорда Абердина.

И в январе 1855-го Гладстон внёс в парламент правительственный билль, отменявший гербовый сбор, и приравнивавший рассылку газет к обычному почтовому отправлению внутри страны с ценой в пенни за 4 унции веса.
Гладстон вместе с другими пилитами в феврале 1855 года покинул первый кабинет Пальмерстона, но сменивший его виг Джордж Корнуэлл Льюис, бывший журналист и редактор "Эдинбург Ревью", не стал отзывать билль предшественника.

Обсуждение началось в марте 1855-го. Противники билля привычно упирали на финансы – лишать в разгар тяжёлой войны казну дохода в 500 тысяч фунтов неразумно, и пугали, что то, что не будут платить издатели – придётся платить простым потребителям чая, кофе и сахара.
Позиция сторонников была однозначной: "Отмена сбора необходима не для обогащения издателей или журналистов, но для распространения периодических изданий и знаний в народе, что особенно важно именно в нынешнее военное время, когда каждый следит за успехами английского оружия и за судьбой дорогих ему людей".

Более того, правительственный билль даже радикализировался – депутат Макгуэйр заметил, что "Таймс" – единственная из газет тяжелее 4 унций и весит 4,5 унции. Дабы не ставить самую популярную газету страны в невыгодное положение, лимит подняли до 6 унций.
11 мая билль был принят палатой общин в 3-м чтении 215 голосами против 161.

30 июня 1855 года, на следующий день после королевской санкции на билль, британские газеты вышли с восторженными заголовками в духе "День свободы", "Триумф" и пр.

Осенью 1855-го в Лондоне наконец-то появились однопенсовые газеты – "Дэйли Телеграф" и "Стэндарт" (современный "Ивнинг Стэндарт"). А уже ранее продававшиеся за 1 пенс популярные провинциальные издания – "Манчестер Гардиан" (современный "Гардиан"), "Ливерпуль Пост" и эдинбургский "Скотсман" – перешли на ежедневный выпуск. "Однопенсовые газеты" стали реальностью по всему Соединённому Королевству, появились и специализированные газеты вроде спортивных. "Таймс" стала стоить 3 пенса.

Оставался последний "налог на знание" – бумажный акциз. Летом 1859-го был сформирован 2-й кабинет Пальмерстона, важные посты в котором заняли сторонники отмены "налога на знание": Гладстон снова стал министром финансов, а Милнер Гибсон – министром торговли.
Готовя бюджет на 1860-й финансовый год, Гладстон 12 марта 1860-го внёс в парламент и билль об отмене бумажного акциза. В его поддержку он привёл список из 69 производств – от протезов до судостроения – которые выиграют от этого. Но, главное, конечно, это широкомасштабное издание дешёвых газет и книг, полное упразднение "налога на знание".

Даже в правительстве билль Гладстона не имел полной поддержки. 5 мая он записал в дневнике: "Кабинет. Лорд П. [премьер-министр Пальмерстон] говорил ¾ часа против билля о бумажном акцизе! Я отвечал. Кабинет против него, кроме немногих, конкретно Вуда [министр по делам Индии Чарлз Вуд] и Кардвелла [министр по делам Ирландии Эдвард Кардвелл]".
К слову, помимо Милнера Гибсона, решительно поддержал министра финансов министр иностранных дел лорд Джон Рассел – тот самый, который десятилетием ранее в бытность премьером надсмехался над самим термином "налог на знание".

Тремя днями позже билль всё-таки был принят палатой общин в третьем чтении 215 голосами против 206 – от формального правительственного большинства в 116 голосов осталось всего 9.
Присутствовавший на этом заседании журналист Карл Маркс так написал в своей статье в "Нью-Йорк Трибьюн":
"Действительно, это было довольно скучное зрелище; некоторое оживление внесло лишь увлекательное красноречие г-на Гладстона, а также тщательно подготовленная защитительная речь сэра Хью Кернса. Г-н Гладстон старался изобразить оппозицию против его законопроекта как последнюю отчаянную попытку сопротивления, оказываемую протекционизмом фритредерству. Когда он сел, аплодисменты, покрывшие его последние слова, казалось, приветствовали в его лице подлинного вождя либеральной партии, в которой лорд Пальмерстон является далеко не любимым деспотом".

Но после поражения противники билля не сложили оружие. Лорд Пальмерстон пошёл на неслыханное нарушение неписанных традиций – в письме королеве Виктории, сопровождавшем представления билля в палату лордов, премьер-министр написал, что если бы лорды отвергли билль, внесённый его собственным кабинетом, то "сослужили бы хорошую службу обществу".

Лорды премьера послушались и пошли уже на нарушение неписанных конституционных традиций, сложившихся в результате Славной революции – палата лордов обязана вотировать акты финансового характера, принятые палатой общин.
26 мая билль об отмене бумажного акциза был отвергнут 193 голосами против 104, присутствующая на заседании леди Пальмерстон встретила это решение с нескрываемой радостью.

Общественность негодовала – поступок палаты лордов "нарушает понимание конституции, что преобладало с конца XVII столетия". Гладстон был в ярости, грозил отставкой и на заседании кабинета резко заявил премьеру что "палата общин не сдаст на милость лордам в XIX столетии то, что было завоёвано в XVII-м, подтверждено и расширено в XVIII-м".

Этот раунд противники "налога на знание" проиграли. При подготовке бюджета на 1861-й год Гладстон был намерен снова вынести билль об отмене бумажного акциза, несмотря на высокую вероятность повторения прошлогоднего сценария. И тут его союзника Милнера Гибсона осенила блестящая идея.
Традиционно бюджет представлялся и утверждался парламентом в форме целого ряда отдельных актов. Милнер Гибсон предложил объединить их в единый финансовый акт. Кабинет идею дружно поддержал – протаскивание через парламент одного акта вместо пары десятков заметно экономило время и нервы. Так родился современный формат представления госбюджетов.

10 апреля 1861 года Гладстон представил на рассмотрение кабинета финансовый акт на 1861 финансовый год. Статья 4-я акта объявляла о полной и окончательной отмене бумажного акциза с 1 октября 1861-го.
Кабинет заседал три дня подряд, дискуссии были жаркие. Гладстон потом вспоминал, что в ходе них в первый и единственный раз видел, как лорд Пальмерстон потерял своё знаменитое хладнокровие. Но в итоге все министры поддержали Гладстона и премьер сдался.

6 мая 1861-го бюджет был представлен в палату общин. Противники отмены бумажного акциза, помимо традиционных аргументов о потерях казны, говорили о несвоевременности этой меры, указывая на "осложнения, весьма вероятные в связи с Американской войной". А бывший редактор "Морнинг Кроникл" Блэк даже пытался доказать, что отмена акциза не приведёт к снижению цен на книги и газеты, а только к обогащению издателей.

Сторонники отмены привычно отвергали все аргументы противников: "Ничто не может быть полезнее для власти и общества, чем обширнейшее распространение знаний, как в политическом, так и в моральном отношении".
30 мая палата общин одобрила финансовый акт 296 голосами против 281. 7 июня 1861-го он был одобрен палатой лордов, не рискнувшей из-за одной статьи отвергнуть весь госбюджет.

Отмена "налога на знание" имела громадный эффект. Газеты, к 1870-м стоившие полпенни или пенни, стали по-настоящему массовыми, тиражи теперь исчислялись сотнями тысяч. "Таймс" навсегда перестала быть самой тиражной газетой Британии.
Центры газетного издания впервые переместились из Лондона в провинциальные города. К 1864-му тиражи провинциальных газет в 2 раза превысили тиражи лондонских. Начался "золотой век" британской журналистики.

"Четвёртая власть" родилась. Первым это заметил в конце 1850-х незадолго до своей кончины лорд Маколей: "Парламентская галерея, на которой сидят журналисты, в настоящее время стала властью ".

P.S. При чтение дискуссий в палате общин наткнулся на шикарный образец мышления обычного депутата всех времён и народов – один выступивший при обсуждении отмены бумажного акциза провинциальный тори-заднескамеечник удивился, а чего издатели за бумагу так держатся, ведь её делают из древесины, все замечательные леса нашей прекрасной страны на свои дрянные газетёнки и книжонки уже почти извели, вроде как бумагу можно из соломы делать – пусть на соломе свои писульки, только развращающие наш высокоморальный народ, и печатают.
Tags: Британская Империя, история
Subscribe

  • Планета людей

    Давно хотел сделать такую подборку - фотографии, сделанные в метро в разных уголках мира. Конкретно в КНР (включая ОАР Гонконг), США, Бразилии,…

  • Дубай – Бурж Халифа и фонтаны

    Отдельно расскажу о посещение главной дубайской достопримечательности. Самого высокого сооружения в мире – Бурж Халифы. Здание высотой 828 метра…

  • Дубай-транзит

    Во время весеннего путешествия специально подобрал рейсы "Эмирейтсов" так, чтобы получился полный световой день на стыковку – дабы посетить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Планета людей

    Давно хотел сделать такую подборку - фотографии, сделанные в метро в разных уголках мира. Конкретно в КНР (включая ОАР Гонконг), США, Бразилии,…

  • Дубай – Бурж Халифа и фонтаны

    Отдельно расскажу о посещение главной дубайской достопримечательности. Самого высокого сооружения в мире – Бурж Халифы. Здание высотой 828 метра…

  • Дубай-транзит

    Во время весеннего путешествия специально подобрал рейсы "Эмирейтсов" так, чтобы получился полный световой день на стыковку – дабы посетить…