Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Маджапахит – экономика

Помимо армии и флота, империю скрепляли и экономические узы.

Центральная и Восточная Ява в эпоху Маджапахита стала рисовой житницей всей Юго-Восточной Азии. Помимо риса, яванцы продавали и качественную ремесленную продукцию. В обмен на рис и ремесленные товары яванцы покупали (монопольно благодаря своему флоту) пряности на Молукках и продавали их в Китай и дальше на запад, свой рис яванцы также продавали в Малайе и на Суматре.
За пряности и рис яванцам платили золотом и серебром – именно Ява была конечным пунктом потока золотой монеты, что устремился из Европы, с резким ростом спроса на пряности начиная с XIII века, на восток. В те же времена китайский таможенник из Гуанчжоу Чжао Чжухуа называет Яву магнитом для золота и серебра, которые меняли на перец, гвоздику и мускат.

Денежная система Маджапахита заслуживает отдельного рассказа. Уже во времена Сингасари отмечается существование на Яве развитой и стандартизированной денежной системы, при этом существовали два типа чеканки: золотая монета – для внешней торговли, серебренная – для внутренней.

Но с началом эпохи Маджапахита происходит резкий переход, обусловленный во многом тем, что в малайском мире не сложилась традиция сакрализации денег и легитимизации власти через чеканку монет (что доставляет много головной боли современным историкам).
Последние упоминания о монетах собственной чеканки встречаются в надписях на Яве между 1294 и 1296 годом. Около 1300 года, во времена правления основателя Маджапахита Кертараджасы яванское государство отказывается от чеканки собственной монеты и переходит к использованию во внутренней торговле мелкой медной монеты китайской чеканки, именовавшейся местными пасис.

Именно за пасис всё продавалось и покупалось на внутреннем рынке разросшейся империи, пасисом платились налоги в казну, в то время как золото и серебро использовались только при внешней торговле. Благодаря тому же китайскому таможеннику Чжао мы знаем даже "обменный курс": 1 золотой за связку из 60 медных монет.
В эру Маджапахита слово "деньги" стали переводить в индуистских и буддистских текстах с санскрита как пасис. Симптоматична в этом плане надпись 1350-го, извещающая, что раньше торговали за серебро "поскольку на яванской земле не было пасис". В XIV-XV веках фиксируется активное использование "яванского пасиса" на Суматре и в Малайе.

Внешняя торговля шла через порты на северном берегу Явы, самым крупным из которых был Тубан. В этих портах уже к концу XIII века существовали большие общины иностранных купцов (варга килалан), прежде всего китайских и индийских. Жили они обычно в отдельных этнических кварталах (мапата).

Для международной торговли специями и рисом как яванские, так и иностранные торговцы обязаны были покупать особый царский патент. Платили за него регулярными подношениями в храмы божественной династии.
Ещё китайские источники жаловались на строгий контроль за деятельностью иностранных купцов в Маджапахите – государство обязывало их останавливаться в специальных гостиницах с полным пансионом, иначе их штрафовали и не позволяли вести торговлю.

В пределах Явы спрос на экспортируемый рис привёл к развитию сетей. Помимо традиционных речных путей, создаётся широкая сеть дорог, соединяющих столицу со всеми важными пунктами. "Нагаракертагама" описывает "караваны повозок", запружавшие королевские дороги, существовали законы, регулировавшие перемещение торговых караванов.

Устав паромов Чангу 1358 года описывает правила движения товаров и торговцев в столицу. Чангу был важным торговым центром Маджапахита. Он был расположен в 42 километрах вверх по течению Брантаса от Сурабаи и от него было полдня пути до столицы.
"Параратон" описывает Чангу как ключевую точку в движении товаров от столицы к побережью и обратно. Согласно данным Устава, товары везут по дорогам и в 79 местах в долине Брантаса устроены паромные переправы – паромы были достаточно велики, чтобы перевозит телеги торговцев.

В середине XIV века, при Гадже Маде и Хаяме Вуруке, эпиграфика фиксирует и широкомасштабную налоговую реформу. Порядки более ранних эпох, когда налоги на местах собирали разнообразные откупщики (дервая хаджи) и местные властители (арик пури), отправляя часть в казну (а большую часть присваивая себе), сменяются централизованной системой, в которых сбор налогов становится делом рук чиновников. При этом многочисленные поборы, зачастую зависевшие только от степени фантазии сборщика налогов, заменяются чётким перечнем платежей в казну.
Ремесленники, торговцы, паромщики и прочие, чья хозяйственная деятельность не связана с рисоводством, платили деньгами памуджу. Крестьяне платили рисом десятину, именовавшуюся такертурун. Существовал особый налог прабхерти, платившийся деньгами, за право участия в фестивале Чайтра.

Титибаны (смотрители рынка) собирали особые налоги с продаж (тибан). Они платились деньгами с 8 видов коммерческих сделок – железные изделия, глиняная посуда, изделия из ротанговой древесины, хлопковая ткань и 4 вида пряностей. При этом изделия, произведённые местными ремесленниками, от этого платежа освобождались.
Помимо стандартизации и сокращения числа налогов, происходит и существенное уменьшении налогового гнёта, в среднем в 2-3 раза. Замена собираемых феодалами и откупщиками никак не регламентируемых поборов фиксированными платежами напрямую от человека в казну повышала экономическую самостоятельность, в том числе и от общины, которая в маджапахитский период активно разрушается.

Новые налоги снижали налоговый гнёт, позволяли местным производителям больше работать на рынок, а больше товаров на рынке увеличивало производство риса. Рост спроса на рис, инфраструктурная революция с дорогами в XIV веке увеличивали его производство. И обеспечивал резкий рост неаграрного населения и ремёсел – от золотых и серебряных дел мастеров до торговцев вином и мясников.

Например, переписка жителей Билулук и Тангулулан, двух соседних общин на северо-западе Маджапахита, с Верховным судом Маджапахита, датированная 1366-1395 годами, рисуют процветающие области, чей доход не зависит от сельского хозяйства.
Среди обитателей упоминаются торговцы солью и пальмовым сахаром, мясники (в Маджапахите соленое жареное буйволиное мясо было деликатесом), ткачи, красильщик индиго, производители касторового масла (джарак), производители лапши (лакса), сжигатели лайма (жжёный лайм использовался в процессе изготовления ткани).

Развитие торговли и ремёсел давали много шансов предприимчивым крестьянам продвинуться, и государство их в этом поощряло. Профессия ремесленника становится уважаемой, лучшие из них получали от правителя почётный титул "мпу" (мастер).

Соответственно росло и потребление, в том числе и в неэлитных слоях.
Огромная концентрация китайской керамики в слоях Маджапахита, многочисленные литературные и эпиграфические памятники хорошо согласовываются друг с другом – широкие слои населения в Маджапахите потребляли большое количество ремесленных товаров как местного так и импортного производства.

Обычной находкой археологов при раскопках являются глиняные свиньи-копилки (селенган) с монетами-пасис. Объёмы регулярно находимых монет измеряются десятками килограммов – последний раз нашли в Сидоарджо в 2008-м 40 килограмм.
Спутников знаменитого китайского мореплавателя Чжэн Хэ поразило, что все маджапахитцы, от царя до простолюдина, и от мальчишек до стариков, и даже женщины, носили на поясе крис – специфический длинный кинжал с изогнутым лезвием. Именно благодаря Маджапахиту крис распространился по всему малайскому миру.

XIV век для Маджапахита стал и пиком культуры. Это было время яванизации литературы и искусства, создания яванских ваянга (театра теней) и гамелана (оркестра). А ещё маджапахитцы стали называть своих соседей по Юго-Восточной Азии санскритском словом "явана". То есть варвары.

Но с вершины путь есть только вниз…
Tags: Индонезия, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments