Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Величайшие индийцы после Ганди

В прошлом году в Индии выбирали "Величайшего индийца после Ганди". Конкурс закончился неожиданно – выбрали сразу десять человек. Известный историк Рамачандра Гуха, входивший в жюри конкурса, рассказывает в статье в "Хинду" как и почему.

Нации нужны герои, но строительство национального пантеона редко происходит просто и бесконфликтно…
(Опускаю рассуждения Гухи об изображениях президентов США на долларовых купюрах)
Что уж говорить о более крупной, разнообразной, противоречивой демократии – нашей стране. Когда Индия стала независимой, национальный пантеон предложил гражданам доминировавший тогда в политике Конгресс. Махатма Ганди был первым, чуть ниже стоял Джавахарлар Неру. Оба сыграли громадную роль в освобождении страны от колониальной зависимости. Оба были истинно великими индийцами. Народному восприятию обоих помогло то, что партия, которую они представляли, первые десятилетия после независимости правила Индией. Газеты, радио, школьные учебники сделали всё для закрепления в сознании образа Ганди как Отца Нации и Неру как Руководителя и Наставника.
Вплоть до конца 60-х доминирование Ганди и Неру в национальном сознание было абсолютным. Когда в те годы американский учёный Элианор Зеллиот написала великолепную книгу об Амбедкаре и махарском движении [движение неприкасаемых] в Махараштре, она просто не смогла заинтересовать ею индийских издателей. Но Конгресс постепенно терял власть в штатах, а в 1977-м впервые потерял её и в центре. Обретавшим силу новым партиям нужна была ревизия прошлого, в котором не было ничего, кроме Конгресса. Новые герои предлагались для включения в национальный пантеон, их восхваляли с трибуны парламента, в газетах и опять же школьные учебники.

Индийцем, который безоговорочно стал частью национального пантеона в последние десятилетия, стал Б.Р.Амбедкар. Учёный, юрист, социальный реформатор, он сыграл героическую роль (не побоюсь этого слова) в привлечении внимания общества к проблемам неприкасаемых. Он вынудил Ганди всерьёз заняться этой проблемой, и сам создавал школы, колледжи и политические партии, представлявшие их интересы.
Амбедкар умер в декабре 1956-го, потерпев политическое поражение. Партия, созданная им для борьбы с гегемонией Конгресса, не смогла завоевать место в Лок сабхе даже ему самому. Про него стали вспоминать к концу 1970-х, и он стал источником вдохновения для нового поколения далитских активистов и учёных. Сегодня Амбдекар единственная общеиндийская фигура, почитаемая в домах далитов по всей стране. Но при этом, он – не только далитский герой, его работы и достижения вызывают уважение всего индийского среднего класса. И для написавшего книгу об Амбедкаре сейчас уже не будет проблем с поиском издательства.

Включение (запоздалое) Амбедкара в национальный пантеон – последствие, в основном, роста активности низших классов. Одновременно пантеон был расширен и Валлабхаи Пателем. Парадоксально, хотя Патель всю жизнь был членом Конгресса, основные усилия по его прославлению приложила БДП. Лидеры и идеологи БДП любят противопоставлять Пателя Неру. Они настаивают, что если бы Патель стал премьер-министром вместо Неру, Кашмир был бы полностью интегрирован в Индию. При Пателе страна проводила бы более прагматический (то есть рыночный) экономический курс, пошла бы на более тесный союз с западными демократиями против безбожного коммунизма. И при Пателе меньшинства бы знали своё место.

Прочтение БДП истории, как всегда тенденциозно, по крайней мере, потому, что Неру и Патель в реальности были скорее союзниками, чем соперниками. У них были противоречия, но они отринули их ради великой цели национальной консолидации. И вполне осознанно разделяли труд и обязанности. Неру знал, что не у него, а у Пателя хватит терпения и проницательности, чтобы добиться интеграции княжеств и построить административную систему. С другой стороны, Патель никогда не хотел и становится премьер-министром. Патель знал, что только Неру имеет силу характера и цельность взглядов, чтобы донести кредо Конгресса женщинам, меньшинствам и Югу, и представить Индию миру.
То, что именно БДП вернула Пателя нации – следствие того, что Конгресс сделал ставку на одну семью, которая определяет прошлое, настоящее и будущее Индии. Конгресс Сони Ганди осознал, что пантеон не может состоять только из двух имён, однако их хватило только на добавление имён Индиры и Раджива к Ганди и Неру.

Всё это показывает, насколько критична роль в восприятие прошлого гражданами политических партий и их сиюминутных амбиций. Немало великих индийцев было забыто из-за того, что они никак не могут быть использованы в политике наших дней.
Как пример такого отношения, могу назвать Камаладеви Чаттопадхаю. Выданная замуж в раннем возрасте, она рано овдовела, затем вступила в брак с актёром-леваком из другой касты. Присоединившись к движению за независимость, она стала одной из ближайших соратниц Ганди в ходе Соляного марша и после.
Затем была профсоюзной активисткой, путешествовала в США, где рассказывала о гражданском неповиновении борцам за права негров. После Раздела помогала беженцам, а затем, в независимой Индии стала архитектором возрождения классических танцев, покрыв всё страну сетью школ и академий. Её универсализм явно не вписывается в чёткие политические рамки, и поэтому она забыта. С точки же зрения историка, она вполне достойна считаться величайшей женщиной Индии новейшей эпохи.
(далее Гуха рассказывает о работе жюри, подготовке списков и т.п.)
Результаты голосования показали две (вполне взаимосвязанные) вещи: прочный отпечаток настоящего на образах прошлого и широкое различие в оценке личностей экспертами и широкой публикой.
Вот некоторые иллюстрации такого различия. В голосовании жюри первое место разделили Неру и Амбедкар. Онлайн-голосование оставило Амбедкара на 1-м месте, но Неру оказался 15-м – ниже Валлабхаи Пателя, Индиры Ганди и Аттала Бихари Ваджпаи. Даже Сачин Тендулкар [главная звезда индийского крикета], А.Р.Рахман [композитор песен в болливудских фильмах] и Раджникант [кинозведа Юга] получили больше голосов широкой публики, чем Неру.

В голосовании жюри капиталист Дж.Р.Д.Тата и Матерь Тереза шли сразу за Неру и Амбедкаром, но в онлайн-голосовании они оказались совершенно не конкурентоспособны. Валлабхаи Патель занял 5-е место в голосовании жюри, но онлайн-голосование вывело его на 3-е место. Это показывает, что подобно Амбедкару, Патель имеет прочные позиции в нашем обществе – и очевидно, голосуют за них совершенно разные люди – те, которые предпочитают сильное государство социальной справедливости. Неру, с другой стороны – фигура, к которой современные индийцы равнодушны.

Наиболее заметно различие проявилось в отношении бывшего президента Индии А.П.Дж.Абдул Калама. Получив всего 2 голоса членов жюри, он занял у них последнее место, но онлайн-голосование вывело его на 2-е место.
В чём причина? В народном сознании Калам воспринимается как отец космической программы и ядерных испытаний 1998-го. В действительности, Викрам Сарабхаи, Сатиш Дхаван, У.Р.Рао и К.Кастурирарган сделали гораздо больше для того, чтобы открыть Индии путь в космос. Калам был отличным и трудолюбивым менеджером, преданным своему делу. Но, прежде всего, для индийцев Калам был мусульманином, стоявшим горой за наше Отечество. В этом контексте он и был поднят на вершину власти БДП, которая таким символическим жестом желала развеять опасения меньшинств.
Вторая причина, что общество восхищается Каламом – во времена высокомерных и продажных политиков он был прямым и честным слугой общества, общавшимся с простыми людьми, зажигавшим сердца молодёжи словами о научно-техническом прогрессе, призванном сыграть решающую роль в построении процветающей и обеспеченной Индии.
Калам – скромный человек и целостная личность, он – хороший индиец. Но никак не великий индиец, второй величайший (если верить данным народного голосования) индиец после Ганди. И те же избиратели, что так высоко поставили Калама, отвели Камаладеви Чаттопадхаи последнее, 50-е место…

В итоге, с учётом результатов онлайн-голосования, жюри выбрало 10 величайших индийцев после Ганди. Вот они в алфавитном порядке: Б.Р.Амбедкар, Индира Ганди, А.П.Дж.Абдул Калам, Лата Мангешкар, Джавахарлар Неру, Валлабхаи Патель, Дж.Р.Д.Тата, Сачин Тендулкар, Матерь Тереза, А.Б.Ваджпаи.
С моей точки зрения гражданина и историка, 6-ть из этих 10-ти бесспорны. Амбедкар, Неру и Патель – три важнейшие политические фигуры нашей новейшей истории. Дж.Р.Д.Тата представляет собой редкий образец индийского капиталиста, который активно продвигал технологический прогресс и щедро спонсировал искусство. Как спортсмен Вишванатан Ананд конечно более велик, чем Сачин Тендулкар, но роль шахмат в индийском обществе не идёт ни в какое сравнение с ролью крикета.
Так же, хотя вклад М.С.Суббулакшми [возродительница классического индийского песенного искусства, прозванная "Королевой Музыки"], Сатьяджита Рея [величайший кинорежиссёр Индии и один из величайших всего человечества] и Рави Шанкара в дело нашей культуры гораздо больше, та роль, что играет для всей нашей страны кинематограф на хинди, заставляет предпочесть им Лату.

В отношении остальных 4-х имён у меня есть возражения. Если хотите взять неконгрессистского политика, то уж лучше Джаяпракаш Нараян или Ч.Раджагопалочари, но не Ваджпаи, которого в моих глазах совершенно дисквалифицирует связь с фундаменталистской политикой. Точно также Индиру дисквалифицирует Чрезвычайщина.
Матерь Тереза конечно святая, но я предпочитаю ей других людей, трудившихся на ниве помощи бедным – вроде Элы Бхатт – которые способствовали прогрессу людей из низов общества, а не просто занимались благотворительностью. Мои возражения по Абдул Каламу я изложил выше.

Конечно, я не согласен с полным списком десятки величайших индийцев, но думаю, гораздо больше у меня было бы возражений, если бы мы выбрали одного величайшего индийца.
Может быть Китай Мао Цзэдуна, Россия Сталина, Северная Корея Ким Ир Сена или Сирия Башара Асада, но таких Единственных и Уникальных не может быть в демократической республике. Конечно, политика важнее спорта. Сачин Тендулкар может быть величайшим индийским крикетистом, но не величайшим индийцем. Но как определить, кто важнее – Амбедкар с его эмансипацией далитов и созданием индийской конституции или Неру с его созданием современной демократии и решительным противостоянием попыткам превратить Индию в индуистский Пакистан? И существовала бы вообще сегодня Индия, если бы Патель не справился с проблемой инкорпорации в её состав княжеств?
У нас любят повторять известные слова из последней речи Амбедкара в Учредительном собрании об опасности героепоклонства в политике. Но в той же речи есть слова и о том, что страна должна иметь героев. То есть ценить и восхищаться теми, кто много сделал для Индии, но не поклонятся им как богам. В таком духе можно выбрать хоть сотню великих индийцев, или пятьдесят, или десять или даже трёх, как в итоге сделал я. Но только не одного.
Tags: Индия
Subscribe

  • Индийские пограничники

    Новая статья на варспоте - про индийских пограничников.

  • Индийские партизаны – 2018

    По традиции подвожу итоги 2018 года в борьбе Индии с разными партизанами. Цифры погибших 7-й год подряд остаются трехзначными (до 2012 года…

  • Человек для Конфедерации

    Лорд Карнарвон прекрасно понимал, что для успеха его Конфедерации ему нужен на юге Африке решительный человек, для которого успех дела станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments