?

Log in

No account? Create an account

Записки историка путешествующего

Тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего

Previous Entry Поделиться Next Entry
Радфанская кампания – "Щелкунчик"
Милнер
antinormanist
Введение 11 декабря 1963 года чрезвычайного положения в Федерации Южной Аравии (ФЮА) означало начало колониальной войны, которая закончится бесславным отступлением из Адена в конце ноября 1967 года. Важной её частью были боевые действия против повстанцев НФО в горах Радфана.
Изложение на основе "Aden Insurgency: The Savage War in South Arabia 1962-67" Джонатана Уолкера и "The Long Summer: 45 Commando RM 1963-1964" Т.М.П.Стэвенса.

Джебель Радфан – горная страна площадью более тысячи квадратных километров, лежащая восточнее дороги, вёдшей из Адена на север, в городок Дхала (арабское название – Ад-Дали) на йеменской границе. Высочайшая точка – Джебель Хуррия (1867 метров).
Высокие вершины, зубчатые скалы, глубокие ущелья-вади, в которых испокон веков люди жили на грани жизни и смерти, в обстановке непрекращающейся веками кровавой мести. Всего в Джебель Радфане обитало около 30 тысяч человек, которые могли выставить до 7 тысяч хорошо подготовленных бойцов.

Командир Федеральной регулярной армии (ФРА) бригадир Джеймс Лант так писал о местных: "Они выращивали на своих убогих полях только кат [местное растение, обладающее слабым наркотическим действием – традиционный лёгкий наркотик йеменцев], имея традицию добывать всё остальное необходимое грабёжом".
Формально местные племена во главе с самым свирепым, кутейби, подчинялись амиру Дхалы, отправляя ему долю награбленного добра, но фактически оставались полностью независимыми, никогда не подписывая никаких соглашений с британцами. В большинстве мест Радфана не ступала нога европейца, а единственная карта региона была составлена в 1901 году. Сами британцы сравнивали Радфан с самой знаменитой (и воспетой) границей Империи – "зоной племён" в Северо-Западной пограничной провинции Британской Индии.

Неудивительно, что именно Радфан стал базой для развёртывания антибританской войны. Конфедерация племён Радфана во главе с шейхом кутайби Сайф Хасаном Али, назвавшая себя "Красные волки Радфана", сбросила "цепи" амира Дхалы, провозгласив начало борьбы против колонизаторов и их "федеральных лакеев".

19 декабря 1963 года верховный комиссар Британии в Федерации Южной Аравии (ФЮА) Кеннеди Треваскис потребовал от бригадира Ланта проведение "демонстрации силы" в Радфане. По мысли верховного комиссара, военная операция против повстанцев должна была показать возможности нового государства как обитателям Южной Аравии, так и египтянам в Йемене.
Бригадир Лант, всё ещё считавший происходящее в Радфане "обычным племенным восстанием", был невысокого мнения о "Красных волках" и не видел ничего сложного в успешном проведении операциями силами подчинённой ему ФРА в Радфане.
Однако он считал военную операцию, если за ней не последуют серьёзные инвестиции в социальное развитие региона, бессмысленной. То, что подобных инвестиций, в обстановке скорого ухода британцев из Адена, не будет, было очевидно. Так что Лант позднее писал: "Щелкунчик" состоялся только потому, что Треваскису он был нужен".

ФРА была создана в ноябре 1961-го на основе существовавших с 1928-го местных частей – Лэвисов Аденских протекторатов. Бригадир Лант и стал её первым командиром. К 1964-му армия насчитывала 189 офицеров и 4075 нижних чинов. Британцы были старшими командирами. Армия состояла из 4-х батальонов, дислоцированных на йеменской границе в Дхале, Мукейре, Бейхане и Атаке. Также в состав армии входили отдельные эскадроны броневиков, связистов и верблюжьей кавалерии.

Уже на этапе планирования выявились проблемы. Не представлялось возможным привлечь части Аденского гарнизона под командованием бригадира Майкла Хэйрботтла, занятые поддержанием безопасности в самом Адене после введения чрезвычайного положения.
Планировалось участие в операции 45-го коммандо Королевских морпехов, с 1960-го дислоцировавшегося в Малом Адене. Но как раз в январе 1964-го ему пришлось спешно отправиться в Восточную Африку для подавления тамошних мятежей.
Федеральное правительство так и не решилось освободить военнослужащих ФРА родом из Радфана от участия в операции. В итоге радфанцы просто покинули свои части и вернулись домой, некоторые присоединились к НФО.

Базой для операции стала расположенная на высоте 600 метров деревушка Хабилайн (британцами обычно именуемая Тюмьером) на дороге Аден-Дхала, от которой Вади Рабва вела в глубь Радфана, в наиболее плодородные и населённые его земли – Вади Таюм и котловину Данаба.
В созданном около деревни большом военном лагере были собраны 2-й, 3-й, 4-й батальоны и эскадрон броневиков ФРА. Британская поддержка состояла из взвода (3 танка "Центурион") 16-го/5-го уланского полка Королевы, которым командовал сын бригадира Ланта – младший лейтенант Ричард Лант. Также в операции участвовал 2-й взвод 12-го полевого эскадрона Королевских инженеров.

Артиллерию представляла батарея Джульет 3-го полка Королевской конной артиллерии. Она прибыла в Аден в июле 1963-го, сменив батарею Дельта. Командовал батареей майор Тони Стэгг. Вооружена она была 105-миллиметровыми гаубицами (по отечественной терминологии – пушками-гаубицами) Л-5, только что поступившими на вооружение на замену легендарным 25-фунтовым КьюФ-25 времён Второй мировой войны.
Батарея состояла из трёх секций по 2 орудия, в каждой секции – 2 офицера и 35 нижних чинов. В Тюмьер было переброшено две секции, третья осталась охранять границу в Бейхане. Правда, при транспортировке орудий верблюдами одно из них вышло из строя, так что в итоге в операции применялись только три пушки.

Воздушную поддержку должны были оказывать истребители "Хантер" из 206-й эскадрильи, размещённой в Хормаксаре. Офицеры связи Королевских ВВС находились в Тюмьере. В Тюмьере базировались и вертолёты – 2 новейших "Бельведера" (которые арабы прозвали "Двухвинтовыми отцами") из 26-й эскадрильи и 4-ре "Уэссекса" из 815-й эскадрильи Флота с авианосца "Центавр".

Операция, получившая имя "Щелкунчик", стартовала 4 января 1964 года. С высадки вертолётами части 2-го батальона ФРА на гребень на высоте 1200 метров, господствующий над узким проходом Рабва, ведущим из Вади Рабва в Вади Таюм.
С первой партией высадился и бригадир Лант. Когда же второй "Бельведер" начал снижаться, его пилот услышал лёгкий треск. Напротив места 2-го пилота образовались отверстия в стекле, и несколько пуль ударило о кожух двигателя и топливный бак. Офицер связи ВВС, получив сообщение об обстреле и не разобравшись в ситуации (он решил, что высадка закончена), приказал вертолётчикам незамедлительно возвращаться.

И бригадир Лант в сильнейшем недоумении наблюдал, как вертолёты дружно направились к расположенному в 12 с лишним километрах Тюмьеру, так и не высадив большую часть десанта. Взбешённый Лант связался по радио напрямую с Хормаксаром и через час с небольшим вертолётчики вернулись. До конца дня "Уэссексы" ещё и перевезли все три орудия на гребень, откуда они могли вести прицельный огонь по лежащим ниже поселениям.

На следующий день большая группа повстанцев попыталась выбить федералов с гребня, но была отбита, понеся большие потери. После этого повстанцы не предпринимали лобовых атак. Они предпочитали держаться на расстоянии 800 метров и более, ведя огонь издали.

Главные силы ФРА начали медленно продвигаться по Вади Рабва. Без танков – они не смогли проехать по нагромождению песка, камней и валунов, устилавших дно вади.
В течение двух недель, не встретив серьёзного сопротивления, федералы заняли Вади Рабва, Вади Таюм и котловину Данаба. После чего 12-й эскадрон Королевских инженеров приступила к строительству дороги от Тюмьера в Вади Таюм. К нему привлекли и местных жителей – так что днём радфанцы строили дорогу, а ночью обстреливали солдат ФРА.

Условия были тяжёлые. Солнце, жара до + 55 градусов, местную воду, заражённую паразитом-бильгарцией, нельзя употреблять. Всё необходимое, в том числе воду из расчета 5 литров на человека, доставляли вертолётами. По мере продвижения вглубь Радфана обнаружилась большая неточность карты, что затрудняло ориентирование.

В конце января солдаты ФРА заняли и гребень Бакри, ведущий на юг от Вади Таюм. В начале февраля была завершена прокладка дороги в Вади Таюм. Оно представляло собой щебёночное полотно с гудроновой пропиткой.
После этого вертолётная поддержка была отозвана – пилотирование в условиях Радфана оказалось сложным из-за высокой турбулентности в горах, вертолёты не могли летать между 9-тью утра и 4-мя дня. Особенно тяжело приходилось "Бельведерам".

К середине февраля ситуация успокоилась, большая часть повстанцев ушла горными тропами из Радфана в Йемен. И главные силы ФРА отступили в Тюмьер, оставив для патрулирования в Вади Таюм один батальон и батарею Джульет. Повстанцы немедленно начали возвращаться, обстрелы патрулей и постов учащались, для воздушной поддержки всё чаще приходилось вызывать "Хантеры".
В конце февраля последний батальон ФРА и артиллеристы вернулись в Тюмьер, оставив Радфан. Бригадир Лант, откровенно называя операцию пустой тратой денег, не видел причин и далее оставлять подчинённые ему части в Радфане. Шансы на завоевание "умов и сердец" были ничтожны, и сил ФРА явно не хватало для эффективного контроля региона.

ФРА за время операции потеряла 5 военнослужащих убитыми и 12 ранеными, уничтожив более 50 повстанцев. Артиллеристы выпустили 3 тысячи снарядов.
Операция задумывалась как демонстрация силы Федерации и в этом качестве "Щелкунчик" был успешен – сила Федерации была продемонстрирована.
Другое дело, что те, кому предназначалась эта демонстрация, не обратили на это внимание

  • 1
> днём радфанцы строили дорогу, а ночью обстреливали солдат ФРА
А строителям что-то платили, или это была «добровольная помощь»?

Тогда они неплохо заработали на операции против самих себя :)

-Сами британцы сравнивали Радфан с самой знаменитой (и воспетой) границей Империи – "зоной племён" в Северо-Западной пограничной провинции Британской Индии.

Милое место.

Вызывающее стойкий ассоциативный ряд.

Ощущение типично британской операции.

Аден – террор НФО в действии

Пользователь fomasovetnik сослался на вашу запись в своей записи «Аден – террор НФО в действии» в контексте: [...] операциях в Радфане [...]

  • 1