Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Покупка Британией доли акций Суэцкого канала

Одним из ярчайших примеров вовлечённости финансового капитала в дело британского империастроительства являются события 1875 года, когда близкие отношения главы правительства с главным банкиром страны привели к приобретению Британией пакета акций "Всеобщей компании Суэцкого канала".
Изложено на основе "The House of Rothschild" Ньяла Фергюссона

В 1869 году француз Фердинанд де Лессепс закончил строительство канала, соединившего Средиземное и Красное море. Три четверти грузов, провозимых через Суэцкий канал, были британскими. Однако 53 % акций "Всеобщей компании Суэцкого канала" принадлежали французам, 44 % - правившему Египтом хедиву, 3 % - частным лицам.

За два десятилетия после Крымской войны, как султан в Стамбуле, так и хедив в Каире стремительно нарастили внешний долг. Между 1862-м, когда Египет впервые получил иностранный заём, и 1876-м, долг вырос с 3,3 миллионов египетских фунтов до 76 миллионов, что в десять раз превышало все налоговые поступления бюджета страны. К этому прибавлялось 11 миллионов личного долга хедива Исмаила. Более половины бюджета 1876 года (55,5 %) ушло на обслуживание долга.

Эти огромные деньги, в отличие от других основных заёмщиков на международном рынке (Российской и Бразильской империй), турки и египтяне тратили не на экономическое развитие. Новые дворцы, роскошные путешествия по Европе и прочее бездумное расточительство.
Даже вложения в экономику, вроде строительства железной дороги через Балканы к Стамбулу австрийским концерном Хирша или Суэцкого канала Фердинандом де Лессепсом, оказались не столь прибыльны, как ожидалось. Не смогли египетские власти адекватно использовать и благоприятную конъюнктуру на хлопковом рынке, связанную с Гражданской войной и Реконструкцией в Штатах.

Роль британского капитала в оттоманском долге до 1875 года была незначительной. Египту займы давали франкфуртские банкиры Герман и Генри Оппенхеймы и французские Эдуар и Андре Дервю.
Ротшильды воздерживались от участия в ближневосточных проектах два десятилетия. В июне 1854-го Джеймс Ротшильд отказал Лессепсу, обратившемуся к нему с проектом Суэцкого канала. В середине 1860-х Ландау, агенту Ротшильдов в Турине, чей брат работал в Александрии с Оппенхеймами, не удалось заинтересовать Дом кредитованием египетских властей. В 1869-м, когда канал был официально открыт, Альфонс Ротшильд выразил уверенность в скором крахе "Всеобщей компании Суэцкого канала" и в том, что египетские власти не смогут удержать канал в своих руках.
Когда египетский министр финансов Исмаил Садык-паша в 1874-м обратился за финансовой помощью к Ротшильдам, просьба была решительно отвергнута. Единственное, что их заинтересовало в египетских делах – выплачен ли в полном объёме гонорар Верди за премьеру "Аиды" в Каире в 1871-м.

Но в феврале 1874 года на пост премьер-министра вернулся Бенджамин Дизраэли, на протяжении всей своей карьеры всегда внимательно относившийся к восточным делам. По просьбе премьер-министра его давний приятель Лайонелл Ротшильд по своим каналам прозондировал ситуацию в Париже на предмет приобретения Лондоном части акций канала.
Полученная от Гюстава Ротшильда информация говорила, что французские политики едины в недопустимости продажи части канала Британии. Когда же Дизраэли обратился через Ротшильдов к самому Исмаилу с предложением купить его часть акций канала, то получил отказ, продиктованный хедиву его французскими банкирами.

Казалось, затея обречена. Но 7 октября 1875 года садр-азем (великий визирь) Османской империи Махмуд Недим-паши объявляет о банкротстве Порты, что резко ухудшает ситуации и в Египте. Хедиву Исмаил срочно требовалось 2-3 миллиона фунтов, чтобы избежать банкротства в конце ноября.
10 ноября хедив предложил французскому правительству купить его долю акций "Всеобщей компании Суэцкого канала" за 50 миллионов франков. Правительство было согласно и начало переговоры со своими банкирами о получении денег, но они затянулись из-за того, что стороны не могли договориться относительно процента, под который одалживалась такая внушительная сумма Республике.

Переговоры шли в тайне, о них не знали даже французские Ротшильды, но 14 ноября приехавший в Лондон Генри Оппенхейм проинформировал о переговорах и, главное, сложностях правительства Франции с получением займа, своего старого приятеля, министра иностранных дел графа Дерби.
18 ноября британский генеральный консул в Каире генерал Стрэнтон встретился с хедивом и передал ему предложение от имени королевы Виктории и премьер-министра Дизраэли купить его долю акций. В тот же день идея покупки впервые обсуждалась на заседании правительства.
23 ноября 1875 года хедив Исмаил предложил Лондону купить его долю акций за 4 миллиона британских фунтов.
4 миллиона фунтов были по тем временам не просто большие, а запредельно-огромные деньги. Эта сумма равнялась 8,3 % всего бюджета Британской Империи. Причём деньги хедиву были нужны к 30 ноября.

Парламент был распущен на каникулы, и правительство не могло без согласия парламента распорядиться, чтобы Банк Англии выделил такую сумму. 24 ноября 1875 года вопрос обсуждался на заседании кабинета. Мнения разделились. Лорд Дерби и министр финансов Стэффорд Норткот считали, что для Британии будет выгоднее просто дождаться банкротства Египта, после чего перевести Суэцкий канал под управление международной комиссии. Но Дизраэли смог настоять на решении покупать.

Дело проворачивалось в большом секрете. Сразу после того, как правительство после 4-часовых прений согласилось с покупкой акций, Дизраэли выглянул из кабинета и сказал ждавшему у двери личному секретарю Монтегю Кори одно слово: "Да".
Кори помчался к Ротшильдам. Лайонелл обедал, но Кори прорвался к нему и с порога заявил, что завтра премьер-министру нужно 4 миллиона.
Лайонелл оторвал от грозди винограда ягоду, не спеша пережевал, выплюнул косточку и спросил:
- Кто гарант?
- Правительство Её Величества.
- Вы получите деньги.
Этот хрестоматийный рассказ из воспоминаний Кори Фергюссон считает преувеличением, указывая на то, что Дизраэли, видимо, ранее уже обсуждал вопрос с Лайонеллом – премьер позднее говорил принцу Уэльскому, что "дал Ротшильдам 20 часов, чтобы морально подготовиться".

Дом Ротшильдов передавал 4 миллиона британскому правительству для покупки канала у египтян под 2,5 % годовых. 25 ноября договор о продаже канала был подписан в Каире генералом Стрэнтоном и египетским министром финансов. 4-мя днями позже Лайонелл направил первые 2 миллиона хедиву с выплатой ещё 1 миллиона 15 декабря и 1 миллиона 1 января 1876 года.
Парламент одобрил сделку только 21 февраля 1876-го. Ко 2 июня того же года Банк Англии погасил долг перед Ротшильдами в сумме 4 миллиона 80 тысяч фунтов. Вслед за покупкой доли канала у хедива, британское правительство приобрело на открытом рынке ещё около 100 тысяч акций у мелких акционеров, доведя свою долю во "Всеобщей компании Суэцкого канала" до 47 %.

Сообщая о сделке, Дизраэли писал королеве Виктории, что деньги в этом вопросе не важны: "Единственное, что имеет значение – то, что Вы, Ваше Величество, теперь владеете Каналом… Против нас были все капиталисты и финансовые воротилы мира, но мы победили".

Либеральная оппозиция встретила сделку в штыки. "Глупое действие, чреватое огромными проблемами в будущем" – написал Гладстон Гренвиллу 28 ноября, назвав произошедшее французским словом coup de theater (внезапный и необязательный поворот в театральном действии с целью большего драматического эффекта). Ещё либералы активно муссировали слухи, что на самом деле Суэцкий канал купили Ротшильды.

Приобретение канала было британским дипломатическим триумфом и сильнейшим ударом по престижу Франции – так его многие в Европе и восприняли. Гюстав Ротшильд писал Лайонеллу 31 декабря, что в высших кругах в Париже царит паника в связи с британской покупкой.
Двумя неделями позже последовало заявление французского правительства, содержащее завуалированную угрозу в адрес Лондона – "Если Англия продолжит вмешиваться во внутренние дела Египта, используя финансовые инструменты, французское правительство будет вынуждено принять соответствующие меры".

В дальнейшем именно через Ротшильдов шли секретные консультации британских и французских властей, в ходе которых к началу 1880-х годов стороны пришли к компромиссу по поводу Египта и канала.
Ну а во Франции история, в которой главную роль сыграли Дизраэли и Ротшильды, привела к новому всплеску антисемитизма.
С приобретения акций канала началось и активное вовлечение Британии в египетские дела, закончившееся Суэцким кризисом 1956 года.
Tags: Британская Империя, Египет
Subscribe

  • Египетские кошки

    Ещё один рассказ по результатам весенней поездки в Египет – о кошках. Речь пойдёт, прежде всего, про уличных кошек. Конечно, египтяне держат кошек…

  • Наблюдения о современном египетском исламе

    Небольшие заметки о современном египетском исламе по результатам весенней поездки. Чисто внешне, для человека, бывавшего в разных ближневосточных…

  • Александрия античная

    Завершаю рассказ об Александрии её античным прошлым. Помимо музеев и дна Восточной гавани, оно представлено в трёх археологических зонах. Все они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments