Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Судьба шотландских полков британской армии и будущее Шотландии

На октябрь 2014-го запланирован референдум о независимости Шотландии. Истоки же последнего роста шотландского национализма лежат десятилетием ранее, когда один из аспектов правительственной программы реформирования армии взорвал шотландское общество.

16 декабря 2004 года министр обороны лейбористского правительства Джефф Хун выступил в палате общин британского парламента, изложив проект реформирования армии, подготовленный в русле предложений оборонной "Белой книги" 2003 года. Помимо очередного сокращения армии, проект предусматривал полный отказ от "исторических" полков 1-батальонного состава и переход к "большим полкам" – то, что не удалось довести до конца в начале 70-х годов, из-за деятельности подполковника Митчелла.

Готовившие проект военные во главе с начальником генштаба генералом Майком Джексоном (известен в России брошенной в 1999-м Уэсли Кларку фразой: "Я не собираюсь из-за вас начинать третью мировую войну"), осознавая взрывоопасность темы, попытались максимально бережно подойти к реформированию именно шотландских полков. Королевский полк Шотландии создавался в 5-батальонном составе, причём батальоны сохраняли названия "исторических" полков, их традиционные регионы вербовки, традиционные особенности в форме (вроде цвета плюмажей, разных лент на гленгарри и узоров килтов).

Шотландских полков к 2004-му в британской армии насчитывалось шесть. Помимо полка Аргайльских и Сазерлендских горцев, о котором рассказывал отдельно в связи с историей подполковника Митчелла, это были: Королевские шотландцы, Собственные короля шотландские пограничники, Королевские хайлендские фузилёры (Собственный принцессы Маргариты Глазго и Эйрширский полк), Чёрная Стража (Королевский хайлендский полк), Горцы (Сифортские, Гордонские и Кэмеронские).
Все они, как и аргайлцы, являлись воинскими частями с давней и славной историей. Объединить планировалось Королевских шотландцев с пограничниками в Королевских шотландских пограничников, которые должны были стать 1-м батальоном нового полка. 2-м батальоном – фузилёры, 3-м – Чёрная Стража, 4-м – горцы и 5-м – аргайлцы. Плюс 2 батальона резервистов (Территориальной армии)

Оглашение проекта в парламенте обернулось вполне предсказуемым скандалом. Речь министра прервала депутат от Шотландской национальной партии (ШНП) из Перта Аннабель Эвинг, обозвав министра "подлым трусом". После того, как она дважды отказалась извиниться за свои слова, спикер Алан Хасельхёрст велел ей покинуть зал. Аннабель ушла не одна – вместе с ней покинули заседание все прочие депутаты от ШНП, а также ряд шотландских консерваторов.

По выходу из зала Аннабель Эвинг заявила журналистам, что решение о ликвидации "исторических" полков является "ударом в спину наших смелых солдат, чья храбрость так контрастирует с подлостью и трусостью нашего министра обороны".
Лидер ШНП Алекс Сэлмонд был более сдержан, заметив, что может быть госпожа Эвинг и нарушила правила палаты общин, но господин Хун "разбил сердца поколений шотландских солдат". Шотландский консерватор Питер Данкан назвал решение "актом безумия".

Если старшие офицеры-шотландцы вроде генерал-лейтенанта Алистера Ирвина пытались защищать реформу, упирая на сохранение "исторических" особенностей – "реформа создаёт прочные связи между прошлым, настоящим и будущим", то люди рангом пониже откровенно заявляли, что не видят никакого смысла в реформе – хотя бы потому, что батальоны полка должны были продолжать оперативно действовать в составе разных бригад.

Министр Хун потом конечно мог ехидничать, заявляя, что с чего это вдруг ШНП так озаботилась шотландскими солдатами, если выступает против членства Британии в НАТО и последовательно оппонировала всем действиям британских войск за границей.
Дело было сделано – шотландские националисты, впервые после дебатов о "шотландской нефти" в середине 70-х, нашли столь же острую и животрепещущую для всего шотландского общества тему.
Даже первый министр Шотландии, лейборист Джек Макконнелл вынужден был выступить с осторожной критикой однопартийцев, заявив, что, по его мнению, существует возможность реформирования армии в Шотландии без ликвидации "исторических" полков.

Через несколько дней после речи министра Сэлмонд, Эвинг и другие депутаты-националисты встретились с ветеранами полка Чёрной Стражи в Перте. Слова, которыми обзывала Эвинг министра Хуна в парламенте и перед журналистами, оказались весьма умеренными по сравнению с тем, как отзывались о министре ветераны. Одновременно, парламент Шотландии принял резолюцию с требованием сохранения полков – даже многие из лейбористов, имевших тогда в нём большинство, голосовали за.
Кампания "Спасём наши шотландские полки" стартовала.

Её активисты называли планы правительства "окончательное предательством" – "Вопиющие решение запомнится всем истинным шотландцам как окончательное предательство со стороны лейбористского правительства и тех трусов, которые называют себя депутатами парламента от Шотландии – большей частью лейбористов – но бросивших воинов наших полков в трудную минуту".
"Цвет плюмажа и ленты на гленгарри бессмысленны, если Чёрная Стража и другие шотландские полки перестанут быть самостоятельными полками".
"Это бессмысленный жест, унижающий тех, кто 4 века верой и правдой служил своей стране".

Кампания велась по всем британским традициям – с маршами (весьма красочными), пикетами, петициями, сбором подписей. В рамках кампании ведущий современный шотландский драматург Грегори Бёрк даже написал пьесу "Чёрная Стража" о солдатах полка в Ираке, с успехом шедшую в театрах и получившую награды ряда театральных фестивалей.
К кампании были привлечены многие известные британцы – в апреле 2005 года с лидерами кампании встретилась Маргарет Тэтчер. Баронесса произнесла страстную речь в защиту "исторических" полков, назвав действия правительства "безответственными" и "бесполезными".

Однако правительство не намерено было отказываться от своих планов, хотя сменивший в мае 2005-го Хуна на посту министра обороны шотландец Джон Рейд и сделал ещё ряд дополнительных уступок косметического характера. Так, представленный в августе 2005-го флаг полка был Андреевским шотландским флагом с шотландским львом, а герб – тот же шотландский лев с короной Шотландии и девизом Ордена Чертополоха, шотландского эквивалента Ордена Подвязки.

23 ноября 2005 года королева Елизавета II дала Королевскую санкцию на создание Королевского полка Шотландии. Битва была проиграна.
Кампания завершилась многотысячным маршем в Лондоне 30 ноября 2005-го в день Святого Андрея, национальный день Шотландии. Участники марша передали в резиденцию на Даунинг-стрит петицию со 150 тысячами подписей.
Лидер ШНП Алекс Сэлмонд произнёс речь. "Исторические полки Шотландии дали армии лучших солдат в мире. И причиной этого были прочные связи между полками и обществом, которое они представляли… Подобно тому, как они много лет служили во имя Шотландии, в эту трудную минуты долгом каждого настоящего шотландца было поддержать свои полки".

28 марта 2006 года Королевский полк Шотландии был официально создан. "Шотландия понесла самое страшное поражение в истории" и "Самый мрачный день в истории Шотландии" – такими словами встретили эту новость националисты.

Кампания "Спасём шотландские полки" формально потерпела поражение, но послужила главным фактором стремительного роста националистических настроений в Шотландии, которым и воспользовалась сполна Шотландская национальная партия (ШНП).
Уже на досрочных выборах в мае 2005-го, впервые за 31 год, ШНП смогла отвоевать у лейбористов несколько мест в парламенте. В дальнейшем ШНП выиграла выборы в шотландских парламент в 2007-м и ещё больше упрочила своё положение на выборах 2011-го.

История совсем не забыта – когда в 2008-м генерал Майк Джексон презентовал книгу своих воспоминаний на Эдинбургской книжной ярмарке, ему пришлось рассказывать не об Ольстер, Ираке или Косово, а оправдываться за создание "большого полка" Шотландии. Откликаясь же на смерть Тэтчер весной этого года, ни одна шотландская газета не забыла о поддержке баронессой борьбы за сохранение "исторических" полков - причём, это было единственное её действие, оценка которого была однозначно-положительной для всех шотландцев, даже ультралевых националистов.

Да и очередные потуги уже консервативного правительства по реформированию армии успешно подпитывают эти настроения. 7 июля 2012-го министр обороны Филипп Хэммонд представил план "Армия-2020" с новыми сокращениями. В рамках этой реформы пострадают аргайлцы – их размер будут сокращён до одной роты, которая будет исполнять церемониальные функции в Эдинбурге (подобно отдельным ротам гвардейской дивизии).

В Шотландии реакция была предсказуемой. Первый министр Алекс Сэлмонд только отметил, что со времён борьбы за полки в 2004-2005 годах "мы уже привыкли к высокомерию британский властей, которое совсем не зависит от того, кто формирует правительство" и констатировал, что консерваторы нарушили свои обещания. Хотя "Таймс" и сообщала, со ссылкой на источники в министерстве обороны, что лишь благодаря личному вмешательству премьер-министра Дэвида Кэмерона судьбу аргайлцев не разделили ещё два шотландских батальона.

По мнению ряда британских историков, именно через шотландские полки, их активное участие в войнах Империи в XVIII веке, произошло принятие Шотландией идеи Соединённого Королевства, шотландцы успешно стали британцами. И, похоже в наши дни, опять же через судьбу шотландских полков, шотландцы перестают быть британцами.
Tags: Британская Империя, Шотландия, вооружённые силы, современность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments