Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

"Воздушный контроль" в британской колониальной политике – Аден и эпилог

В заключительной части цикла рассмотрим Аден и южноаравийские протектораты, в которых система "воздушного контроля" просуществовала дольше всего.

Ситуация в Адене и окружавших его южноаравийских протекторатах ухудшалась в течении всех 20-х годов. В 1919-м йеменский имам Яхья заявил, что не признаёт англо-османское соглашение о границах 1905 года, и захватил пограничный городок Дхалу. В последующие годы он неуклонно расширял своё влияние на юг и к 1927-му зейдитские отряды действовали уже в 30 милях от Адена, под угрозой захвата оказался Лахедж – самый значимый из южноаравийских протекторатов.

Размещённых в колонии 2-х батальонов (1-го британского и 1-го индийского) и звена ВВС не хватало для полномасштабной операции. Требовалась целая дивизия, что стоило от 6 до 10 миллионов фунтов. Альтернативой наземной операции и было использование "воздушного контроля" силами 1-й эскадрильи ВВС, что стоило всего 100 тысяч фунтов в год.
Решение о передаче Адена и южноаравийских протекторатов под "воздушный контроль" было принято британским кабинетом в октябре 1927-го. 8-я эскадрилья ВВС, оснащённая "Фэйри IIIФ", под командованием групп-капитана Митчелла была переброшена из Ирака. В январе 1928-го командование операциями в Адене официально перешло к ВВС и к 1930-му все наземные силы покинули Аден.

Кризис не заставил себя ждать. В феврале 1928-го командир зейдитского гарнизона в Катабе захватил двух шейхов из протектората. В марте британские самолёты бомбили пограничные зейдитские гарнизоны, после чего йеменцы отпустили шейхов и согласились на переговоры. Они прошли в Таиззе – договорились о перемирии, с условием, что йеменцы до 20 июня покинут Дхалу и другие населённые пункты южнее границы 1905 года.

Это условие Йемен не выполнил. После того, как имам Яхья не отреагировал на формальную ноту с требованием вывода войск из Дхалы, начала действовать авиация. В течении первой недели самолёты разбрасывали листовки над главными городами Йемена с предупреждениями о грядущих налётах, одновременно бомбили племена на юге, поддерживавшие имама. Во вторую неделю перешли к налётам на пограничные гарнизоны имама, а также главные города южных провинций Йемена – Таизз, Мафали и Катаба. На главную цель – казармы в Таиззе – сброшено около 6 тонн бомб, на казармы в Мафали и Катабе – по 5 тонн.

Наконец на третьей неделе авиация перешла к ударам по целям в глубине Йемена, чтобы продемонстрировать имаму уязвимость его положения – бомбили дворцы имама и наследного принца, казармы, дома крупных чиновников и принцев. После нескольких дней налётов в Сане, Таиззе, Дхамаре, Иббе царила паника, жители массово бежали из городов.

Одновременно, глава разведки ВВС в протекторатах флай-лейтенант Обри Райкардс установил связь с эмиром Дхалы Насром бин-Шейфом, уже 8 лет жившем в изгнании в Лахедже. Эмир собрал племенное ополчение кутейби в несколько тысяч человек и 12 июля выступил на север, сопровождаемый Райкардсом и радистом ВВС Смитом, обеспечивавшими поддержку с воздуха. 14 июля зейдиты были выбиты из Дхалы. В августе аналогичным образом Райкардс организовал ополчение племён шаиби и яфаи, выбившее зейдитский гарнизон из другого важного приграничного городка – Авабиля.
К концу августа 1928-го, после провала контратак на Дхалу и Авабиль, имам Яхья запретил своим силам пересекать границу. Операция завершилась успешно и обошлась британской казне в 8567 фунтов.

В октябре 1933-го имам предпринял новую попытку вторжения на юг, но после ультиматума о повторении налётов 1928-го пошёл на переговоры, в результате которых в 1934-м был подписан англо-йеменский договор. Помимо признания границы, договор содержал и статью о безопасном движении йеменских торговцев от границы в Дхале до порта Адена и обратно.
Но первые же караваны были атакованы племенами Радфана. ВВС пришлось начать действовать – короткая операция против племени бакри в феврале 1934-го и более длинная против кутейби в марте-мае 1934-го. Дорога была открыта, но до конца 30-х потребовалось ещё несколько операций против племён, грабивших караваны.

Более важной для ВВС была задача поддержания внутренней безопасности. В принципе, на работе Аденского порта межплеменные разборки никак не сказывались. Но с точки зрения британцев, договоры о протекторате, которые племена подписывали с Британией, обязаны были исполняться неукоснительно, и невмешательство британцев в случае нарушения истолковывалось как слабость и приводило к ещё большим беспорядкам.
Именно в племенных протекторатах Адена и проводились классические "проскрипционные бомбардировки". Причём, зачастую это делалось за малозначительные нарушения. В 1929-м, например, племя субехи более месяца бомбили за одно убийство и кражу двух полицейских верблюдов. В среднем в 30-е годы минимум раз в год дело доходило до реальных бомбардировок.

Сценарий был одинаков – от проштрафившихся требовали возместить ущерб и выдать зачинщиков. После отказа племя получало ультиматум – оставить свои селения со всем скотом и имуществом и не возвращаться в них, пока власти не разрешат (когда племя подчинится требованиям). До тех пор их селения будут бомбиться в любое время дня и ночи.
С 1935-го, когда на вооружение 8-й эскадрильи поступили "Виккерс Винсенты", при бомбардировках активно применялись 250- и 500-фунтовые бомбы – явно избыточные с военной точки зрения, но позволявшие добиваться того самого "психологического эффекта", что и был заложен в основу доктрины "воздушного контроля".

Арабы сначала хвастливо стреляли в воздух по самолётам с холмов, окружающих селения (британцы демонстративно не реагировали на это), потом внутри племени начинались склоки и споры, в итоге всё заканчивалось – через пару дней или пару месяцев – явкой с повинной к властям.
Количество жертв на земле было ничтожным. Так, двухмесячная операция против кутейби в 1934-м привела к гибели 7 человек – да и то, в результате того, что члены племени попытались достать взрывчатку из неразорвавшейся бомбы.

ВВС создали на территории южноаравийских протекторатов сеть из 35 взлётно-посадочных полос, обеспечивших быструю реакцию. Как и в Ираке, много внимания уделялось разведке. Её создателем в Адене был знаменитый флай-лейтенант (позднее – винг-коммандер) Обри Райкардс. Он проработал в Адене 5 лет, во многих местах страны побывал первым из европейцев, составил первые карты внутренних районов Южной Аравии.
Благодаря хорошей разведке, колониальные чиновники часто имели возможность вмешиваться в межплеменные противоречия и предотвращать столкновение, и таким образом последующее неизбежное использование ВВС.

Новое обострение отношений с Йеменом произошло в 1948-м, когда новый имам Ахмад обвинил британцев в организации переворота, приведшего к гибели его отца Яхьи, и заявил, что не будет больше соблюдать договор 1934-го. К тому времени в Адене размещалась 8-я эскадрилья ВВС, вооружённая лёгкими бомбардировщиками "Бриганд Б1", 10-я наземная эскадрилья ВВС с броневиками "Феррет-2". Им пришлось подавлять мятежи племён, поддерживаемых имамом Ахмадом, в 1949-1950-м и 1954-1955-м.

С середины 50-х ситуация в протекторатах неуклонно ухудшалась. В начале 1959-го восстал шейх авлаки Мухаммед аль-Бубакр, после визита в Каир к Насеру загоревшийся "антиимпериалистическим пылом". 8-я и переброшенная ей на помощь 37-я эскадрилья провели две масштабные операции против авлаки – в августе-октябре 1959-го и феврале-марте 1960-го.
Они не дали никакого ощутимого результата, после чего Бернард Рэйли, политический резидент в Западно-Аденских протекторатах, заявил верховному комиссару Треваскису, что в дальнейшем только воздушные операции не имеют смысла. Это и было концом практического применения доктрины "воздушного контроля" в британской колониальной политике.

Весной 1960 года в Аден перебрасывается 45-е коммандо Королевских морпехов, а затем и другие наземные части. В мае 1960-го они проводят первую масштабную наземную операцию против авлаки, заставив шейха Бубакра бежать в Йемен.
В 1961-м было создано Средневосточное командование, которое сначала возглавил маршал авиации Чарльз Элворти. В мае 1963 его сменил генерал-лейтенант Чарлз Хэррингтон.

На этом и завершаю рассказ о доктрине "воздушного контроля". Хотя есть в этой истории ещё один любопытный аспект.
Теоретики и практики "воздушного контроля" – Чарльз Портал, Артур Харрис, Ральф Кохрейн, Роберт Саундби, Родерик Хилл – отметились и в истории Второй Мировой войны. Стратегическими бомбардировками немецких городов.

Удивляться тут не стоит – ещё в самой первой лекции по "воздушному контрою" винг-коммандера Эдмондса в декабре 1923-го есть и такие слова: "Подобно тому, как в малой войне наши непрерывные бомбардировки делают жизнь племени невыносимой и принуждают их к умиротворению, так и в случае большой войны нашей целью будет уничтожить дух врага – мы должны поставить его в такие невыносимые условия, чтобы он принял мир на наших условиях".
Ещё яснее мысль выразил Джон Сэлмонд во время дискуссий о методах ВВС в Ираке в середине 20-х: "Люди везде одинаковы. То, что работает в Кабуле – должно сработать и в Париже".
Tags: Британская Империя, Йемен, империализм, колониальные войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments