Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

Коммунисты Индии – итоги

В качестве дополнения к рассказу об истории коммунистов в первые десятилетия независимости Индии помещаю выдержки из большой статьи известного индийского историка Рамачанды Гухи "После падения" с размышлениями об итогах деятельности и текущей ситуации в ведущей левой организации Индии - Коммунистической партии Индии (марксистской).

Коммунистические лидеры и активисты вероятно более интеллектуальны, чем деятели других партий, и уж точно гораздо более честные. (Конечно, были в последние годы случаи с коррупцией ряда деятелей КПИ(м) в Керале, но суммы, фигурирующие в них, просто смешны на фоне мошеннических подвигов политиков из других партий).
Из всех ведущих политических партий Индии только лидеры КПИ(м) не имеют счетов в швейцарских банках (некоторые не имеют счетов и в индийских банках). Их взгляды могут быть старомодными, и даже странными, но их поведение заставляет вас вспомнить одно устаревшее слово – джентльмен. Как сказал мне один друг-"буржуй", они – такие люди, дома у которых он может разрешить заночевать своей дочери-подростку.
Коммунистические лидеры – менее жадные и продажные, чем другие, и не склонны вести роскошный образ жизни – и это одна из важнейших причин, почему они, несмотря на свои иррациональные и часто допотопные убеждения, так долго сохраняли власть в Западном Бенгале, Керале и Трипуре. В этих трёх штатах их сила проистекала из работы с самыми бедными и униженными. Они организовали батраков, бедных крестьян, жителей трущоб, рабочих и беженцев Раздела на борьбу за лучшие условия труда и зарплату, землю, лучшие условия жизни и прочее.

Десятилетия терпеливой и часто самоотверженной работы с бедными закончились успехом на избирательных участках. В Керале и Трипуре коммунисты чередовались у власти с Конгрессом. В Западном Бенгале они непрерывно находились у власти с 1977 по 2011-й.
(С точки зрения размера и влияния Трипура не идёт ни в какое сравнение с Западным Бенгалом и Кералой. Следовательно, я исключу её из дальнейшего рассмотрения, отметив только то, что главные министры от КПИ(м) – Нрипен Чакраборти, Дасаратх Деб и нынешний Манник Саркар – по скромности образа жизни и личностной целостности относятся к лучшим представителям индийских коммунистов).

В течение 34 лет пребывания у власти в Западном Бенгале Левый фронт имел 2-х главных министров – Джиоту Басу и Буддхадеба Бхаттачария. Не буду повторяться, что не было коррупции. Оба они были типичными представителями бхадралок, то есть среднего класса [очень упрощённое объяснение, дословный перевод "воспитанный человек", так называлась созданная в колониальную эпоху в Бенгалии элита местного общества, воспитанная по западным стандартам – доктора, юристы, профессора, чиновники, предприниматели].

Но вот результаты их деятельности не впечатляют. Под их управлением Западный Бенгал выглядел слабо по всем показателям социально-экономического развития. Качество преподавания в школах Западного Бенгала хуже, чем в Бихаре и Уттар-Прадеше. По доходу на душу населения Западный Бенгал опустился с 6-го места среди штатов Союза в 1981-м до 11-го в 2008-м. Экономисты сходятся во мнении относить этот штат к отсталым. Что противоречит образу бенгальских бхадралок-марксистов, первые из которых гордятся собой как пионеры модернизации Индии, а вторые вообще называют себя авангардом всего человечества.
Тщеславие и самомнение бхадралок имеет, или имело, реальную причину. Бенгалия всегда была впереди остальной Индии. Первые современные социальные реформаторы Индии, первые современные предприниматели, первые учёные мирового уровня, первые всемирно известные писатели и кинорежиссёры, все они были из Бенгалии.
С другой стороны, претензии марксизма на схожее тщеславие и самомнение выглядят смехотворно. И дело тут не в Берлинской стене или варварстве коммунистических режимов других стран, наш скептицизм основывается на причинах внутренних. Если, при всех лучших стартовых условиях, Западный Бенгал всё больше отстаёт от ведущих штатов Индии, нет сомнений, что большая часть вины за это лежит на партии, правившей в штате последние три десятилетия.

Левый Фронт, в котором доминировал КПИ(м), пришёл к власти в Западном Бенгале в 1977-м. В первое десятилетие правления он провёл операцию "Барга", программу по защите прав испольщиков и арендаторов. Она была большей частью успешна и получила широкую поддержку. Но не сопровождалась реформами в других сферах. Не было предпринято никаких усилий по улучшению школьного образования; более того, борясь с преподаванием английского в школах, коммунисты лишали детей штата серьёзного конкурентного преимущества (и последствия этого до сих пор не преодолены). Здравоохранение оставалось в таком же беспорядочном состоянии. Строительство сельских дорог и мостов не было приоритетом.
Если, благодаря операции "Барга" в сельской местности хоть что-то улучшилось, города и промышленность пребывали в полном небрежении. Напуганный воинственностью пролетариата, капитал перебирался в другие штаты Индии. Антизападная риторика, являющаяся неотъемлемой частью коммунистических выступлений, отпугивала иностранных инвесторов. Когда же средний класс в городах реагировал на это голосованием против Левого фронта, последний просто тупо мстил, отодвигая улучшение городской инфраструктуры в самый конец своих приоритетов.

Одна из самых неприятных вещей в деятельности коммунистов – их желание захватывать и контролировать публичные институты. И это бенгальские коммунисты очень ярко проявили, как в городах, так и в сельской местности. Полиция перешла под полное управление преданных партии кадров, дело выборов на местах захватили лояльные панчаяты (советы). Назначение чиновников полностью контролировалось партией.
Желание всё контролировать не знало границ. Исторический факультет Калькуттского университета, бывший лучшим в Индии, превратился в маргинальный заповедник КПИ(м). На преподавательские должности назначались исключительно проверенные члены партии или сочувствующие. Такие видные учёные как Гаутам Бхадра, Лакшми Субраманьям, Судхар Бандупадхайя и Рудрангшу Мукерджи лишились кафедры и были вынуждены перебраться в другие штаты. Иронично, все они были левыми историками, но всё же прежде всего историками, которые ставили науку выше слепой преданности партии. И такая ситуация была совершенно типична. То же самое происходило на других факультетах, в других ВУЗах, офисах и корпорациях по всему Западному Бенгалу.

В 2006-м, после десятилетий демонизации капитализма и капиталистов, Левый Фронт в Западном Бенгале решил обратиться за помощью к демонам, чтобы развивать свой штат, отставание которого становилось угрожающим. Индонезийской группе Салим было выделено 40 тысяч акров, чтобы создавать "специальную экономическую зону". Главная индийская индустриальная группа, Тата, была приглашена строить автомобильный завод. Эти проекты в Нандиграме и Сингуре быстро стали спорными, ибо землю под них штат отбирал у местных крестьян без каких-либо переговоров, не давая адекватной компенсации. Когда крестьяне протестовали, полиция, руководимая коммунистами, расправлялась с ними, зачастую зверски.
Насильственный отбор земли под промышленные проекты типичен и для других штатов. Правительство Левого Фронта могло показать пример новой модели индустриализации, платя честную рыночную цену за землю, или арендуя её у крестьян или даже обеспечивая их профессиональную подготовку, чтобы они могли получить рабочие места на новых предприятиях. Вместо этого оба проекта осуществлялись исключительно авторитарными методами.

Один из примечательных успехов КПИ(м) в Западном Бенгале – отсутствие коммуналистского насилия. В 1984-м, когда сикхов убивали повсюду в Северной Индии, сикхи в Колкате, где они преобладают среди водителей такси, продолжали спокойно жить и работать. Потрясения от событий в Айодье никогда не пересекли границ штата. В отличие от Ориссы и Гуджарата, миссионеры спокойно работали в самых глухих местах штата. Сикхи, мусульмане и христиане чувствовали себя в безопасности в управляемом коммунистами Западном Бенгале.

А что насчёт Кералы? В отличие от Западного Бенгала, этот штат является одним из лидеров в социальном развитии. Уровень грамотности и здравоохранения сравним с развитыми странами. Какая в этом заслуга коммунистов? Краткий ответ: она есть, но не столь велика, как любят рассказывать партийные пропагандисты и заезжие путешественники. Известный исследователь Роберт Джеффри, говоря о "керальском чуде", показывает, что впечатляющий прогресс в образовании, здравоохранении, кастовой и половой эмансипации, является следствием сложного взаимодействия нескольких причин, основными из которых являются:
1) матримональность одной из двух самых многочисленных каст штата, наиров;
2) из другой самой многочисленной касты штата, эзава, вышел Шри Нараяна Гуру (1856-1928), великий социальный реформатор, боровшийся против брахманской ортодоксии и за всемерное развитие образования. Причём деятельность Нараяна не ограничилась его кастой, она сыграла большую роль и для высших каст и для мусульман.
3) правление махараджи Траванкора и его дивана Си.Пи.Айера [об этом подробно уже рассказывал], активно развивавших образование в своём княжестве, составившем основу Кералы, и посылавших способных людей (обоих полов) учится за границу.
4) в штате очень активно действуют христианские организации, которые массу внимания уделяют образованию, в том числе и женщин.

Так что, можно сказать, что успехами в социальном развитии малаялам [титульная нация Кералы] только на 20 % обязаны коммунистам. При отсутствии кастовых реформаторов, миссионеров, махарадж и их диванов социальное развитие Кералы было бы скорее всего на том же уровне, что и в Западном Бенгале. При этом Конгресс в Керале гораздо более прогрессивный и менее продажный, чем в среднем по стране, так что активное развитие образования и здравоохранения продолжалось и при конгрессистских правительствах.

Где заслуга коммунистов в Керале несомненна (так же как и в Западном Бенгале) – в энергичном проведении аграрной реформы. С другой стороны, также подобно своим бенгальским товарищам, они забили университеты и другие госучреждения лояльными членами партии, и насадили культуру бессмысленной воинственности в профсоюзах, что отпугивает инвесторов и предпринимателей...

Индии нужны левые – как и большинству индийцев. Романтики могут возлагать надежды на наксалитов, что пытаются низвергнуть буржуазный порядок с оружием в руках. Реалисты понимают, что это мечта. Пропитанная кровью. В таком случае, какие левые нужны индийской демократии? Вскоре после победы в 2006-м, лидер непальских маоистов Прачанда сказал, что в XXI веке место есть только для многопартийной демократии. Ничего подобного мы не слышали не только от индийских маоистов, но даже от КПИ(м), которая вроде как выбрала парламентский метод борьбы, но признаёт только однопартийное правление…

Современный левые должны, наконец, перестать играть в Холодную войну. Возьмём США. КПИ(м) (на страницах своего журнала "Новая демократия" и своей редакторской колонки в "Хинду") всегда подозревает американцев, но почему-то восторженно встречает любые действия китайцев. Полное отсутствие логики. Как с КНР, так и с США Индия имеет как тождество интересов, так и столкновение интересов. Что мы будем делать, и какую сторону поддержим, зависит от вопроса, места, политики и должно решатся в ходе дискуссии.
Индийские марксисты являются закоренелыми технофобами. Их враждебность к частному предпринимательству соединяется с маниакальной подозрительностью к любым техническим новшествам. В 1980-е и 1990-е они активно сопротивлялись компьютеризации банков и железных дорог. Защищая интересы сравнительно небольшой клиентелы, организованного рабочего класса, они игнорировали десятки миллионов обычных потребителей, только выигравших от компьютеризации.

Современные левые должны обратиться и к среднему классу. Он будет стремительно расти в численности и влиятельности в следующие десятилетия. Его представители недовольны лидерами основных партий, их тесными узами с олигархами и банкирами. Многих раздражают раболепные тенденции в Конгрессе, многие ненавидят фанатизм БДП. Но альтернативы у них нет. Те, кто испытывают отвращение к Династии, голосуют по умолчанию за БДП; те, кто не приемлют Хиндутву, вынуждены отдавать голоса Конгрессу. Если левые смогу изменится, представить себя как партию, заботящуюся об общественном благосостоянии, но не в ущерб экономическому развитию, они обретут мощную социальную базу, не сравнимую с нынешней, представленной организованным рабочим классом.

Наконец, КПИ(м) должна отказаться от ленинской догмы, что только они представляют интересы бедных и униженных. В 1980-е годы КПИ(м) допустила глупую (и возможно трагическую) ошибку, рассорившись с индийскими экологистами, заклеймив их реакционерами и противниками прогресса. Я помню слова своего друга из КПИ(м), который называл движение Чипко [возникшее в 1974-м в Уттаракханде движение защиты окружающей среды, вдохновлённое гандистской философией] противниками партии, поскольку оно против рабочего класса. Вырубание гималайских лесов, с его точки зрения, объективно способствовала росту промышленного пролетариата, который и устроит революцию. То, что обезслесение разрушает жизнь горцев и вызывает наводнения, сметающие деревни на равнинах, убивая десятки тысяч людей, его нисколько не волновало.

Движения Чипко и Нармадо Бачао Андолан [возникшее в 1985-м в Гуджарате движение против строительства плотины на реке Нармада] обращены к бедным. Они защищают права и среду существования крестьян, ремесленников, различных племён. КПИ(м) противостояла им, точно так же она противостояла Ассоциации самозанятости женщин, много сделавшей для развития достоинства и экономической защищённости женщин, занятых в неформальном секторе.
В 1985-м нынешний генеральный секретарь КПИ(м) опубликовал эстраординарно-агрессивные нападки на группы правозащитников, объявляя их передовыми отрядами американского империализма. Подобные нападки основывались на параноидальной идеологии, что только Партия знает Истину, а всё, что за пределами (и без согласия) Партии – Ложь. Смешно выглядит в любой ситуации, особенно в Индии, настолько многообразной земле, что никакая одна-единственная доктрина не сможет объяснить в этой стране всё…

Эти догмы стоили партии очень дорого и существенно затормозили её расширение в Индии и среди социальных групп, проблемы которых не могут быть объяснены идеологией, созданной в ином столетии на другом континенте. И они отпугивали молодых идеалистов, которые желали работать с бедными и для бедных, но выясняли, что гораздо больше возможностей реализовать эту надежду в компании Элы Бхатт [основатель Ассоциации самозанятости женщин] и Медхи Паткар [одна из лидеров Нармадо Бачао Андолан], чем под руководством Карата Пракаша [нынешний генеральный секретарь КПИ(м)] и Будхадеба Бхаттачарии…

Сможет ли КПИ(м) сделать выводы из поражения? Смогут ли коммунисты стать более современными и демократичными? Появится ли индийский Дэн Сяопин?
Слово, ключевое для ответа – критический подход. Набожность и поклонение Книге скорее подходят религиозной организации, а не современной политической партии.
Если кому интересно, в следующем номере "Каравана" Гухе ответил генсек КПИ(м) Карат Пракаш. Краткий пересказ – не-а, меняться не будем.
Tags: Индия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments