Записки историка путешествующего

Тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего

Previous Entry Поделиться Next Entry
Индия – армия и политика при Неру
Майнхоф
antinormanist
В истории независимой Индии был один момент, о котором сейчас в стране не принято вспоминать. Ибо он ставит под сомнения один из основополагающих политических мифов современной Индии о том, что индийская армия всегда находилась вне политики и о том, что политики традиционно не вмешиваются во внутриармейские дела.

Многие из стран, освободившихся от колониальной зависимости в 20-м столетии, испытали период активного вмешательства армии в политику. Где-то он принёс положительный результат, где-то – отрицательный, где-то никакого.

Яркие примеры вмешательства армии в политику даёт нам и история государств, выросших из Британской Индии – Пакистана, Бангладеш и Мьянмы (Бирмы). Но не самой Индии.
Дальше обычно следуют пространные рассуждения об индийской исключительности. Ладно мусульмане, но почему эта исключительность не распространяется на бирманских или таиландских буддистов?

На самом деле в новейшей истории Индии был момент, когда роль армии в индийской политике могла измениться кардинальным образом.

К 1954-му в среде индийского офицерства сформировались две заметные группировки, именовавшие себя "конституционалистами" и "патриотами".
Первые, как истинные офицеры британской выучки, считали абсолютно недопустимым как вмешательство армии в политику, так и вмешательство политиков во внутриармейские дела.

Вторые считали, что данная позиция является устаревшей, что в независимой Индии армия должна быть более политизирована. "Патриоты" презрительно называли "конституционалистов" фудди-дудди (слэнговое английское словечко, описывающего поклонника устаревшей моды и вкусов) и прозрачно намекали, что те на самом деле лояльны ушедшей Империи, а не нынешним властям. Довольно скоро "патриоты" стали отождествляться с их лидером, Бриджем Моханом Каулем, дальним родственником Неру.
Кауль, хотя и окончил Сандхёрст, никак себя во время Мировой войны не проявил, в боях не участвовал, занимая должности в PR-департаменте. Но после независимости его придворная хитрость и изворотливость способствовали стремительной карьере.

До 1957-го позиции двух фракции были уравновешены, но ситуация кардинально изменилась с назначением в апреле 1957-го министром обороны Венгалила Кришнана Кришны Менона. Он был близким соратником Неру ещё с 30-х, десятилетиями жил в Англии, имел широкие связи среди британских лейбористов (собственно членом этой партии он и был до 1947-го).

Став первым верховным комиссаром Индии в Лондоне после 1947-го, а в 1952-м направленный послом в ООН, он ярко демонстрировал свои экстремистские антиимпериалистические взгляды и симпатии к СССР – вплоть до того, что в 1956-м, вопреки прямым указаниям Неру, голосовал против резолюции ООН, требовавшей вывода советских войск из Венгрии.
Блестящий и высокомерный, придерживавшийся аскетизма в личной жизни, резкой антизападной риторикой он заработал в западных СМИ прозвища "Злой гений Неру" и "Распутин Неру". Совбезу ООН он хорошо запомнился 9-часовой речью по кашмирскому вопросу в 1957-м.

Встав во главе министерства обороны, Менон начал жёстко и энергично вмешиваться во внутриармейские дела, разрушил традиционную британскую систему продвижения по службы, активно продвигая людей лояльных и политически-благонадёжных, и задвигая тех, кого считал политически-неблагонадёжными. Среди них был и будущий фельдмаршал Манекшав, чья карьера резко затормозилась в конце 50-х.
Ближайшим союзником министра и стал генерал Кауль, продвигавший на посты своих союзников, которых в офицерской среде прозвали "мальчиками по вызову".

Разумеется, это вызвало острый конфликт министра с начальником штаба сухопутных сил генерал-лейтенантом Кодандерой Субайей Тимайей. В 1959-м в конфликт пришлось вмешаться премьер-министру, когда Тимайя подал в отставку. Неру уговорил генерала остаться. На какое-то время ситуация была заморожена.

На новый виток противостояние вышло в мае 1961-го, когда истёк 4-летний срок пребывания Тимайи на высшей армейской должности. На его место предлагались генералы Тхорат или Чаудхури, но Менон настоял на "своём человеке", никогда ему не перечившем – "патриоте", генерал-лейтенанте Премнатхе Тхапаре. Должность № 2 в индийской армии – начальника генерального штаба – занял генерал-лейтенант Кауль, чьи бонапартистские замашки к тому времени стали очевидны.

Казалось, Менон и "патриоты" победили. Особенно после успеха в силовом присоединении Португальской Индии в декабре 1961-го. На его волне в марте 1962-го Конгресс одерживает победу на всеобщих выборах.
Западные газеты писали о "триумфе менонизма", "победе социализма над гандизмом" и скором падении Индии в левую диктатуру, ни у кого, ни в Индии, ни на Западе не оставалось сомнений, что именно Кришна Менон в ближайшие годы сменит Неру на посту премьер-министра Индии.

Почему же Неру, несомненный сторонник британского подхода к вопросу "армия и политика", поддержал в тот момент противников этого подхода? Причина была в коммунистическом Китае. Дружба с Пекином виделась Неру краеугольным камнем "мира во всём мире". При этом по инициативе Неру индийцы активно брали под контроль спорные участки территории на границе, не обращая внимания на протесты из Пекина.

Разумеется, военные-"конституционалисты" считали, что такая политика в итоге приведёт к войне, настаивали на необходимости подготовки к ней. Это не нравилось Неру, убеждённому в нерушимости индийско-китайской дружбы, и в том, что китайцы никогда не перейдут от слов к делу.
Менон, Кауль и прочие военные-"патриоты" поддерживали веру премьера. Так что в итоге он выбрал тех, кто всегда говорил ему "да". Тем более что некоторые конкретные "конституционалисты" вроде Чаудхури и Манекшава ещё очень не нравились ему близкой дружбой с Сардаром Пателем – вице-премьер и соперник Неру конечно уже больше десятилетия как был мёртв, но память у политиков из династии Неру-Ганди всегда была очень хорошая.

Упрочив свои политические позиции, "патриоты" летом 1962-го начали раскрутку дела против "конституционалистов", которое должно было стать "индийским Эргениконом". На основании доносов о разговорах ряда высших офицеров в офицерском клубе, начали "шить дело" о военном заговоре с целью свержения существующей власти (история названа "Веллингтонским делом" по имени военного городка Веллингтон в Ути, в офицерском клубе которого и велись разговоры). Основными фигурантами были коменданты (начальники) двух армейских училищ – генерал-майор Манекшав и бригадир П.С.Бхагат.
В сентябре начала работу комиссия Министерства обороны по расследованию "антинациональной деятельности", пошли допросы старших офицеров. Итог деятельности комиссии ни у кого не мог вызывать сомнения. А уж какие могли быть дальнейшие последствия, если Кауль не раз публично называл Чаудхури и Манекшава "людьми Роя Бушера" (последнего британского командующего Индийской армией).

Понятно каким было моральное состояние офицерского корпуса Индии осенью 1962-го. И тут случилось то, о чём постоянно предупреждали "конституционалисты" (летом 1962-го находившийся в отставке Тимайя даже направил Неру письмо, где предупреждал о неизбежной в ближайшем будущем войне с Китаем, к которой индийская армия не готова), и во что отказывались верить Неру, Менон и генералы-"патриоты". Китайцы напали.
Война в Гималаях стала для Индии катастрофой. Военной и политической, "гималайским Пёрл-Харбором". Кауль, улетевший в нынешний Арунучал-Прадеш командовать 4-м корпусом, ярко продемонстрировал свою командирскую бездарность.

Катастрофа способствовала оздоровлению армии. 31 октября 1962-го пришлось подать в отставку Кришне Менону, на его политической карьере был поставлен крест. 19 ноября с позором были изгнаны из армии Тхапар и Кауль. А Неру пришлось вспомнить последние слова, что сказал ему Патель перед смертью много лет назад: "Коммунистический Китай является главной угрозой Индии".

Но в армейском руководстве оставалось ещё много "патриотов". Новый начальник штаба сухопутных сил генерал-лейтенант Чаудхури, назначенный на должность под давлением общественности, помнившей его как человека, присоединившего к Индии Хайдарабад и Гоа, поставил своей целью полное очищение армии от тех, кто смеет считать, что армия может вмешиваться в политику. "Шить дело" о заговоре, по примеру противников, он не стал.

В начале 1963-го он поручил двум старшим офицерам подготовить доклад с подробным анализом Гималайской войны. Чаухдури отверг попытки директора оперативного департамента генштаба бригадира Д.К.Палита, ставшего лидером "патриотов" после отставки Кауля, поручить подготовку доклада широкой комиссии.
Он сам выбрал двух людей и дал им чёткие указания, каким должен был стать доклад. Одним из них был тот самый бригадир П.С.Бхагат, обладатель Креста Виктории Второй мировой и комендант военной академии, широко уважаемый в армии и весьма ожесточённый (благодаря "Веллингтонскому делу") против "патриотов".
Вторым (и главным) стал генерал-лейтенант Томас Брайан Хендерсон-Брукс, в тот момент командовавший 11-м корпусом, размещённым на пакистанской границе. Компетентный, но не выдающийся офицер, державшийся в стороне от дрязг последних лет, и, самое главное, чистокровный британец.

В апреле 1963-го Хендерсон-Брукс представил свой 150-страничный доклад Неру и ведущим министрам индийского правительства.
"По-моему, это нельзя назвать войной. Одна индийская дивизия была вынуждена держать фронт длинной в 500 миль… Индийские части только обозначали своё присутствие. Без акклиматизации, боеприпасов, нормального оружия и одежды".
А кто виноват в этом? Высшее политическое руководство, прежде всего бывший министр обороны Кришна Менон (он же лично виновен в том, что на командных должностях оказались абсолютно некомпетентные люди). А также военные, во всём соглашавшиеся с ним и не озаботившиеся минимальными мерами по подготовке вооружённых сил к войне.

Доклад Хендерсона-Брукса произвёл сильнейшее впечатление на индийское руководство и до сих пор остаётся в Индии официально засекреченным. Но выводы были сделаны немедленно.
"Мы жили в мире иллюзий, который сами и создали... Урок, который Индия должна вынести из войны с Китаем: сегодня в мире нет места для слабых стран" – скажет Неру летом 1963-го в речи в парламенте.
Военные расходы Индии резко возросли, начала стремительно укрепляться мощь её вооружённых сил, обороноспособность страны.

Доклад Хендерсона-Брукса был использован Чаудхури и "конституционалистами" для решительной и беспощадной чистки офицерских рядов от всякого, кто смел полагать, что армия может вмешиваться в политику. Сотни офицеров были уволены под предлогом "профнепригодности".

Политику Чаудхури продолжали и сменившие его на главном армейском посту его верные союзники – П.П.Кумарамангалам и Манекшав. К слову, война 1962-го сыграла решающую роль во взлёте карьеры Манекшава – именно он сменил Кауля в должности командира 4-го корпуса и смог восстановить управляемость подразделений. В историю Индии вошёл первый приказ, отданный Манекшавом корпусу, извещавший подчинённых, что "любое отступление без письменного приказа запрещается, и подобные приказы никогда не будут отданы".

Результат – когда в конце 1971-го Индира полушутя спросила Манекшава, может ли армия совершить военный переворот, то в ответ услышала: "До тех пор, пока правительство не вмешивается в армейские дела, армия не будет вмешиваться в дела правительства".
Слова Манекшава подтвердились в ходе конституционного кризиса лета 1975-го, когда армия осталась глуха к призывам Джи.Пи.Нараяна не выполнять распоряжений "нелегитимного" правительства.

P.S. И в завершении ещё одна цитата из Манекшава. О политиках: "Сильно удивлюсь, если кто-то из политиков, отвечающих за оборону нашей страны, сможет отличить мортиру от мотора, орудие от гаубицы, герилью от гориллы – хотя участники последней в большинстве на них (горилл) очень сильно похожи".

P.P.S. Ну и так, совсем к слову, дочь генерала Тимайи, конфликтовавшего с Кришной Меноном, была близкой подругой Индиры Ганди.
Метки:

  • 1

Индия – армия и политика при Неру

Пользователь germanenka сослался на вашу запись в записи «Индия – армия и политика при Неру» в контексте: [...] Оригинал взят у в Индия – армия и политика при Неру [...]

>>и, самое главное, чистокровный британец.

Но, типа гражданин Индии хотя бы?

> в мире нет места для слабых стран

Хорошо сказано. Нельзя не согласиться. Касается всех :)))

Дорога в Наксалбари – раскол Компартии

Пользователь germanenka сослался на вашу запись в записи «Дорога в Наксалбари – раскол Компартии» в контексте: [...] ым секретарём. Подспудно тлевший конфликт вышел наружу во время индо-китайской войны 1962 года [...]

"Классный" принцип формирования индийской армии – в не

Пользователь dambiev сослался на вашу запись в своей записи «"Классный" принцип формирования индийской армии – в независимой Индии» в контексте: [...] принцип. И гражданские политики, работавшие в оборонной сфере (даже такой радикал как Кришна Менон [...]

"Классный" принцип формирования индийской армии

Пользователь fomasovetnik сослался на вашу запись в своей записи «"Классный" принцип формирования индийской армии – в независимой Индии» в контексте: [...] принцип. И гражданские политики, работавшие в оборонной сфере (даже такой радикал как Кришна Менон [...]

"Классный" принцип формирования индийской армии

Пользователь germanenka сослался на вашу запись в своей записи «"Классный" принцип формирования индийской армии – в независимой Индии» в контексте: [...] принцип. И гражданские политики, работавшие в оборонной сфере (даже такой радикал как Кришна Менон [...]

"Классный" принцип формирования индийской армии

Пользователь vasilii_ch сослался на вашу запись в своей записи «"Классный" принцип формирования индийской армии – в независимой Индии» в контексте: [...] принцип. И гражданские политики, работавшие в оборонной сфере (даже такой радикал как Кришна Менон [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account