Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Продажа офицерских патентов в Британии

Сделал небольшой конспект по истории продажи офицерских патентов в британской армии. Продажа офицерских патентов была обычной практикой для европейских армий раннего Нового времени, только у британцев продержалась она дольше всех.

Продажа офицерских патентов зародилась в годы правления Карла II и была официально узаконена королевским указом Якова II 7 марта 1683-го. После Славной революции 1688-го продажа патентов была запрещена Вильгельмом Оранским и Актом о мятеже 1689-го, который заставлял каждого офицера поклясться, что он не платил и не обещал платить деньги за патент. Но тенденцию побороть не удалось.
Акт о мятеже 1701-го отменял эту клятву, а королевский указ 1711-го разрешил продажу офицерских патентов, с одобрения короля. Окончательно кодифицировал систему Георг I указом в феврале 1719-го, установившим тариф для каждого полка и снявшим сохранявшиеся ограничения.
Офицерские патенты не продавались на флоте, в инженерных частях, артиллерии и Индийской армии.

1 января 1766-го был выпущен однородный прейскурант по типам полков и цены оставались неизменными до их резкого увеличения в 1821-м. В дальнейшем прайс периодически обновлялся, в 1860-м была уравнена цена патентов в пехоте и кавалерии.
К 1870-му патент младшего лейтенанта/корнета стоил 450 фунтов, лейтенанта – 700, капитана – 1800, майора – 3 200, подполковника – 4 500. Цены в гвардейских частях были в два раза больше.
Тогдашний фунт примерно равен 290 современным. Рабочий в те времена зарабатывал 30-40 фунтов в год, а человек с годовым доходом в 100 фунтов уже относился к среднему классу.

Со временем разные элементы системы уточнялись и конкретизировались. Ко времени Крымской войны, когда 75 % британских офицеров свои патенты покупали, система выглядела так.
Патент можно было приобретать с 16 лет (это правило ввели в самом конце XVIII века, чтобы покончить с порочной практикой приобретение патентов для детей), начинать надо было с самого младшего звания.
Соискатель обращался к главнокомандующему лично либо через военное министерство. Желавшие служить в гвардии обращались напрямую к полковнику конкретного гвардейского полка. Рекомендательное письмо прикладывалось обязательно.

Начиная с 1849-го (до этого было только простое собеседование) соискатель направлялся на краткосрочные курсы в Сандхёрст, по результатам которых сдавал письменный экзамен (сдавать разрешалось только два раза), после чего его имя вносилось в соответствующий реестр, после чего от приобретения предложенного патента нельзя было отказаться.
Экзамен также сдавался (с 1849-го) и при продвижении в лейтенанты. Чтобы стать капитаном требовалось прослужить минимум 2 года, майором – 6 лет. При продвижение по службе старый патент продавался и покупался новый, платилась только разница в цене между двумя патентами.
Так же существовала возможность при покупке патентов младшего лейтенанта/корнета и лейтенанта заплатить полцены с последующей доплатой при приобретении патента на более высокое звание.

Ежеквартально публиковались списки офицеров, готовых оплатить повышение по службе. Обычным было полковое продвижение – когда освободившийся патент предлагалось купить первому по старшинству офицеру этого же полка, затем следующему и т.д. Если внутри полка не находилось никого, способного занять место, то главнокомандующий по своему выбору предлагал патент офицеру из другого полка, соответствующему необходимым требованиям.
Офицеры одного ранга могли поменяться патентами и соответственно полками. Разумеется, это не могло быть способом уклонения от участия в боевых действиях.

Офицер, купивший патент, мог в любой момент уйти в отставку. При этом ему возвращалась стоимость патента, при условии, что он не запятнал себя неподобающим поведением. Офицер, получивший должность без покупки, мог уйти в отставку и получить стоимость его патента при определённых условиях. Это возможно только после 3-х лет службы, и только после 12 лет службы младшим лейтенантом/корнетом, 15 лет лейтенантом и 20 лет более высоких рангов. Прослуживший от 3 до 20 лет получал по 100 фунтов за каждый год заграничной службы и 75 домашней. То есть продажа патентов была ещё и формой пенсионного обеспечения для офицеров.
За злоупотребления (в том числе переплату при покупке патента), халатность или некомпетентность главнокомандующий (в теории) имел право отозвать патент без компенсации. Так же главнокомандующий мог наложить вето на любую продажу, если считал кандидата недостойным должности – в таком случае полагалось уходить в отставку.

Не продавались патенты на должности выше подполковника, штабные должности, при создании новых полков. Также "непродаваемые вакансии" возникали в результате смерти в бою или от болезни в ходе боевых действий.
На практике большинство офицеров получали хотя бы один патент бесплатно, и всегда существовала возможность для способного рядового продвинуться до генерала.
Например, знаменитый по "тонкой красной линии" генерал-майор Колин Кемпбелл, сын плотника из Глазго, получил первые три офицерских патента бесплатно. Хотя зачастую сержанты отклоняли предложенный бесплатный патент, поскольку не имели средств, чтобы вести образ жизни, полагавшийся офицеру Её Величества.
Кроме того, бесплатные патенты полагались лучшим выпускникам Сандхёрста.

Такова теория. Разумеется, практика немного отличалась. Уставы гласили, что продажа патентов "должно находиться под самым строгим контролем, так как в вооруженных силах Ее Величества никто не вправе заниматься оценкой, продажей или заменой офицерского звания, кроме [специально уполномоченных] полковых агентов".
На деле всё время существования системы помимо официальной цены, шедшей в казну, была ещё и "полковая" цена, зависящая от престижности того или иного полка. Переплата шла в карман продававшего патент офицера, делившегося выручкой с командиром и полковым агентом.
Парламентская комиссия, расследовавшая вопросы переплаты в 1870-м, установила, что в среднем при продвижении до подполковника в пехоте переплачивали две с половиной тысячи фунтов, в кавалерии – почти 6 тысяч.

Дискуссии об отмене продажи патентов начинались ещё в 1820-е, но быстро гасились, ибо горячим сторонником системы был национальный герой, герцог Веллингтон. В своих меморандумах 1833-м и 1841-го он превозносил достоинства системы, особенно упирая на то, что она освобождает государство от тяжкого финансового бремени выплаты пенсий отставникам. А недостатки – от злоупотреблений, с которыми обязано бороться правительство.
Это было верно, система позволяла минимализировать государственные расходы на армию. Британские офицеры получали "смешную" зарплату, на которую выжить было проблематично. Так что, только финансово обеспеченные люди могли идти в армию, многие из них ещё и тратили немалые собственные деньги на содержание полков.
Собственно об этом и писал прямо герцог Веллингтон: "повышение по службе происходит путем покупки звания… мужчинами, принадлежащими к привилегированным и богатым классам страны". Британцы гордо заявляли, что их армия – не банда наёмников.

Ситуацию резко изменила Крымская война. Журналистские репортажи взбудоражили общество, выражавшее негодование по поводу "некомпетентности, бездействия, аристократического высокомерия, должностной нерадивости, протекционизма, установившейся рутины и бестолковости" офицерского корпуса.
В 1856-м вопрос об отмены продажи патентов впервые был поставлен в парламенте – 4 марта один из заслуженных военных, сэр Джордж де Лэйси Эванс, известный как радикальный реформатор предложил создать комиссию для изучения вопроса. Последующая дискуссия продемонстрировала аргументы сторон.
Сторонники системы во главе с военным министром Фридриком Пилем заявляли, что отмена продажи существенно увеличит военные расходы и разрушит особый дух офицерского корпуса.
Наиболее жёстким критиком системы показал себя заместитель министра финансов Чарлз Тревельян. Он считал, что отмена продажи патентов откроет доступ к должностям трудолюбивым и профессиональным представителям среднего класса, что благотворно скажется на всей стране.

По результатам дискуссии была создана комиссия из 9 членов под председательством герцога Соммерсета, куда вошёл и поднявший вопрос в парламенте де Лэйси Эванс. Свой доклад комиссия опубликовала в следующем году.
"Подобный фундамент для армии неразумен в стране, чья военная сила всегда мала по сравнению с континентальными государствами, и чья мощь, следовательно, зависит от достижения армией высочайшей степени эффективности, что возможно только в случае отбора офицерских кадров на основе личных качеств и профессиональных навыков" – было сказано в её начале.
Тем не менее, комиссия согласилась, что существенное увеличение военных расходов в случае отмены продаж неизбежно. Поэтому систему продаж патентов можно оставить, но реформировать – патент подполковника не продавать, ужесточить экзамены, ввести экзамен и при приобретении звания капитана, гарантировать бесплатные патенты всем выпускникам Сандхёрста.
Предложенные реформы (кроме отмены продажи патента подполковника, которое военное министерство сочло "сомнительной модификацией") были осуществлены в следующие несколько лет.

В 1859-м Тревельян уехал в Индию губернатором Мадраса, оставив движение без одного из вождей. Де Лэйси Эванс продолжил кампанию в следующее десятилетия. Но официальные дискуссии в 1862-м закрыл премьер-министр лорд Палмерстон: "Я допускаю, что если бы система продаж не существовала в британской армии, то никому бы не пришло в голову её вводить. Но я не согласен с благородным лордом, может быть, система изначально и была недостаточно продуманной, но теперь, когда к ней привыкли и она работает хорошо, отмена её нежелательна".
Со смертью Палмерстона и возвращением Тревельяна из Индии в 1865-м кампания обрела новое дыхание.

Когда после выборов 1868-го Эдвард Кардвелл стал министром обороны, он, в рамках военной реформы, вплотную занялся отменой продажи патентов. Хотя главнокомандующий, герцог Кембриджский был против, Кардвелл после франко-прусской войны смог склонить на свою сторону королеву Викторию.
Шансов на прохождение парламентского билля об отмене продажи патентов через палату лордов не было, поэтому 20 июля 1871 Виктория подписала подготовленный Кардвеллом королевский рескрипт, полностью запрещавший с 1 ноября покупку и продажу патентов.

На тот момент в британской армии было 6938 офицеров, купивших патенты. На компенсационные выплаты, суммы которых определялись специальной комиссией, казна истратила 6 150 000 фунтов.
Tags: Британская Империя
Subscribe

  • Чтение в субботу вечером – об открытии Америки

    В продолжение чтения истории Испанской империи от Педро Барбадильи – несколько выдержек из первой главы, в которой рассказывается об открытии…

  • Уральские заметки - 9

    В Екатеринбурге всё так же жарко, улицы в центре в выходные довольно пустынны, разве что вечерами скопления народа наблюдаются на Вайнера и плотинке.…

  • Уральские заметки - 8

    12 июня в этом году встречаю в Екатеринбурге. Погода за Уралом - настоящая летняя. Масочный режим в России умер окончательно - маску просили надеть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Чтение в субботу вечером – об открытии Америки

    В продолжение чтения истории Испанской империи от Педро Барбадильи – несколько выдержек из первой главы, в которой рассказывается об открытии…

  • Уральские заметки - 9

    В Екатеринбурге всё так же жарко, улицы в центре в выходные довольно пустынны, разве что вечерами скопления народа наблюдаются на Вайнера и плотинке.…

  • Уральские заметки - 8

    12 июня в этом году встречаю в Екатеринбурге. Погода за Уралом - настоящая летняя. Масочный режим в России умер окончательно - маску просили надеть…