Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Собирание земель индийских/Индия княжеская – случаи Джодхпура и Бхопала

Начну рассказ о присоединении княжеств к Индийскому Союзу в 1947-м историей, которая вполне тянет на анекдот.

Джодхпур был крупнейшим княжеством Раджпутаны (60 тысяч квадратных километров) и, что более важно, граничил с Пакистаном. Джодхпур являлся одни из трёх главных княжеств раджпутов. Возглавляли его махараджи из клана Ратхор, которым полагался 17-залповый салют.

9 июня 1947 махараджей Джодхпура стал 24-летний Ханвант Сингх, человек прогрессивных взглядов, плейбой, крутивший романы с бомбейскими кинозвёздами, и великолепный игрок в поло.
В середине июля он был среди других раджпутских князей, приглашённых на обед к Пателю, в ходе которого вместе с остальными заверил Сардара, что присоединится к Индии. Хотя Конгресс и особенно Махатму он и не любил.

Однако по возвращению домой Ханвант изменил своё мнение – по слухам, ему сказали, что конгрессистское правительство хочет запретить поло как "колонизаторскую игру". Вынужденный выбирать между бомбейскими кинозвёздами и поло, он поступил как настоящий раджпут – выбрал поло.

При посредничестве наваба Бхопала Ханвант встретился с Джинной, чтобы обсудить вхождение в состав Пакистана. Каид-и-Азема был рад, обещал, что Джодхпур сможет свободно использовать порт Карачи, вести беспошлинную торговлю с Синдом. По одной из версий Джинна предложил подписать договор в виде чистого листа бумаги – "Ты сам можешь написать на нём любые свои условия".

Переговоры шли в тайне, но махараджа попытался заинтересовать своей идеей других раджпутских князей. В результате диван (главный министр) Биканера К.М. Панникар сообщил о них Пателю.
Вскоре Ханвант Сингх был вызван на ковёр получил приглашение прибыть к вице-королю. Приглашение подписали Маунтбеттен и Патель. Вице-король написал, что "Его Высочество в праве так поступить, если желает", а Сардар добавил, что "если результатом данного решения станут проблемы в вашем княжестве, вы не сможете рассчитывать ни на какую помощь индийских властей".

Поняв намёк, Ханвант поехал в Дели. В приёмной вице-короля он столкнулся с Меноном, выходившем из кабинета после доклада о ходе переговоров с Хайдарабадом. Махараджа выхватил пистолет, крича, что ни за что не подчинится диктатуре, и угрожал пристрелить Менона "как собаку". На шум в приёмную вышел Маунтбеттен со словами "чё за чёрт" которые в книгах не пишут по цензурным соображениям, отобрал пистолет у махараджи и велел заходить.

В кабинете вице-короля Ханвант Сингх провёл несколько минут. Маунтбеттен приказал молодому идиоту кончать маяться ерундой кратко объяснил, как выглядит с точки зрения любого вменяемого человека желание индуистского правителя индуистского княжества присоединиться к мусульманскому Пакистану.

Ханвант Сингх ушёл из офиса. Выглядел он, по словам Менона, "пришибленно". Следом вышел Маунтбеттен и вручил Менону подписанное махараджей присоединение к Индии.

Если присоединение Джодхпура отдаёт болливудским кином, то в случае Бхопала всё было довольно серьёзно. Его правитель резко выделялся на фоне других князей. Поэтому и случай с его княжеством не похож на остальные.

Бхопал расположен в Центральной Индии и в настоящее время является столицей штата Мадхья Прадеш. До сих пор он является городом с самым большим процентом мусульманского населения (около 40 %) в Индии за пределами Кашмира. А в тот период времени мусульмане составляли незначительное большинство в Бхопале (после 1949-го центральное правительство целенаправленно расселило в Бхопале и окрестностей большое количество индусов-беженцев из Синда).
Бхопалом правили навабы-мусульмане из династии, имевшей афганские корни. Полагался им 19-залповый салют. Навабом был Мухаммад Хамидулла Хан, энергичный правитель и храбрый солдат, сражавшийся против итальянцев в Эфиопии и Роммеля в Северной Африке. Именно он был в тот период главой палаты князей Британской Индии.

Хамидулла Хан был известен как решительный оппонент Конгресса и поддерживал тесные отношения с Джинной и Мусульманской Лигой. Но его нельзя называть сторонником Пакистана – он просто не хотел ухода британцев из Индии, считая, что Империя бросает на произвол судьбы народ Индии, как мусульман, так и других, "что нашли умиротворение под сенью британской справедливости", а теперь "погружаются в пучину абсолютной безнадёжности". Сам бы он предпочёл погибнуть на прошедшей войне, чем видеть то, во что превращается Индия на его глазах.
Подобные мысли наваб выражал открыто, в том числе и в письме вице-королю Уэйвеллу в ноябре 1946 года. 4 месяца спустя Уэйвелла сменил Маунтбеттен, хорошо знакомый с навабом уже четверть века, они вместе играли в поло.

В середине июля 1947-го вице-король написал навабу письмо, предлагая ему присоединиться к Индийскому Союзу. В ответ он получил длинное и "сентиментальное" (как выразился сам граф Бирманский) послание.
В нём Хамидулла Хан (как раз в июле прикупивший пару особняков в Карачи на случай, если придётся бежать из Бхопала) много говорил о своей любви и преданности британской короне, о давних связях его княжества с Британией – "и эта связь ныне разорвана односторонними действиями правительства Его Величества". Много наваб говорил и о ненависти к Махатме, Неру и Конгрессу, об угрозе коммунизма, множество сторонников которого окопались в Конгрессе и профсоюзах.
"Я скажу тебе прямо, мой друг, если ты и правительство Его Величества не поддержат княжества и допустят их исчезновение с политической карты Индии, очень скоро вы столкнётесь с Индией, в которой будут доминировать коммунисты… Когда в один несчастный день Объединённые Нации обнаружат ещё 450 миллионов человек [население Британской Индии] во тьме власти коммунистической диктатуры… твоё имя будет ассоциироваться с этим".

Про независимость Бхопала наваб ничего не написал, но Маунтбеттен прекрасно понял, что наваб хотел бы видеть Бхопал независимым доминионом под властью короны. Подтверждалась его позиция и неявкой председателя на заседание палаты князей 25 июля.

31-го Маунтбеттен направил ответное послание Хамидулле, не столь длинное. Начиналось оно со слов, что единственный выбор для наваба – присоединится к Индии. Дальше вице-король попытался развеять "коммунистические" опасения Хамидуллы.
Он разъяснял, что присоединение наваба и других князей к Индии – лучший путь для спасения Индии от "красной угрозы". "Люди подобные Пателю готовы сражаться с коммунистами так же, как ты… Вместе вы сумеете избавить Индию от ужаса коммунизма".

После такого письма наваб впал в депрессию, несколько раз отказался встречаться с Пателем. 14 августа 1947-го он всё же подписал присланный ему Сардаром договор о присоединении, но отослал его Пателю только через 10 дней.

В следующей серии расскажу о княжестве, которое имело всё для того, чтобы стать независимым государством.
Tags: Британская Империя, Индия
Subscribe

  • Эфиопский дневник-6

    Последние пару дней потратил на знакомство со столицей Эфиопии Аддис-Абебой, от Боле до Энтото. Погода стоит замечательная, ясно, днём до 24…

  • Эфиопский дневник-5

    Сегодня с утра поездкой на озеро Чамо (бегемота видел)завершил южный маршрут. А затем - часовой перелет из Арба-Минч в Аддис-Абебу. После южной жары…

  • Эфиопский дневник-4

    Сегодня преодолел 300 километров живописной дороги от Турми по Великому Африканскому Рифту до Арба-Минч. По пути посетил деревни консо, которые в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Эфиопский дневник-6

    Последние пару дней потратил на знакомство со столицей Эфиопии Аддис-Абебой, от Боле до Энтото. Погода стоит замечательная, ясно, днём до 24…

  • Эфиопский дневник-5

    Сегодня с утра поездкой на озеро Чамо (бегемота видел)завершил южный маршрут. А затем - часовой перелет из Арба-Минч в Аддис-Абебу. После южной жары…

  • Эфиопский дневник-4

    Сегодня преодолел 300 километров живописной дороги от Турми по Великому Африканскому Рифту до Арба-Минч. По пути посетил деревни консо, которые в…