Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

История иезуитских редукций Парагвая – финал

Вот и подошёл к концу рассказ об истории иезуитских редукций Парагвая.

В середине XVIII века иезуиты в Европе оказались главной мишенью атаки "просвещённых" монархов Франции, Испании и Португалии, которые видели в силе и влиянии "Общества Иисуса" угрозу своей власти. Против ордена была развёрнута шумная пропагандистская кампания, обвиняли его во всевозможных кознях, интригах, преступлениях и ересях. Собственно тогда и был сформирован тот образ иезуитов, господствующий в массовом сознании по сей день.

Европейские бури затронули и редукции, в которых противники ордена видели подтверждение своих подозрений в стремлении иезуитов к созданию независимой "теократической империи".
Если короли и их министры руководствовались соображениями "высокой политики", идеологи Просвещения, боровшиеся с "реакционерами и обскурантами" – идеологией, то соседями иезуитов из колониальной администрации и креолов зачастую двигали более приземлённые мотивы.
В Испанской Америке стремительно распространяются слухи о несметных богатствах, скопленных иезуитами в их редукциях, о тайных золотых приисках – именно дабы скрыть их существование иезуиты якобы и ограничивают доступ посторонних на земли редукций.

Первым звонком стал указ испанского короля Филиппа V от 28 декабря 1743 года, где, провозглашая, что во всей Испанской Америке у Его Величества нет более верных подданных, чем жители иезуитских редукций, монарх выражал обеспокоенность тем, что святые отцы не учат гуарани испанскому языку. И содержалось требование об организации обучения.
Часто встречающееся утверждение, что указ иезуиты проигнорировали, не верно – обучение испанскому в редукциях было организовано. Но вот в пропагандистской войне это уже не было никому интересно.
А вот выпущенную в том же 1743-м папскую буллу, запрещавшую иезуитам заниматься торговлей, в редукциях действительно проигнорировали, ибо жить без торговли редукции не могли.

Началом конца стало подписание 15 января 1750-го в Мадриде португальским королём Жозе I и испанским Фердинандом VI договора, устанавливавшего границу между испанскими и португальскими владениями в Южной Америке. В обмен на передачу колонии Сакраменто на восточном берегу Ла-Платы, испанцы уходили с земель восточнее реки Уругвай. Находившиеся на этой территории 7 редукций гуарани подлежали эвакуации в течении года (позднее этот срок несколько раз продлялся).
По традициям мировой дипломатии, договор сопровождала секретная конвенция, гласившая, что в случае сопротивления иезуитов и жителей редукций, их надлежит эвакуировать силой совместно войсками двух монархов.

Договор вызвал широкое недовольство в Южной Америке. Представители колониальной администрации и креолов сочли, что обмен был явно неравнозначный – Сакраменто без проблем можно было захватить силой, а вот Восточные миссии представляли собой буфер на пути продвижения португальцев в глубь материка. Иезуиты предупреждали, что попытка эвакуации спровоцирует восстание индейцев.

Но мадридские власти проигнорировали протесты, видя во всяком сопротивлении договору "руку иезуитов". Они добились от генерала ордена Игнацио Висконти издания в 1751-м директивы, предписывавшей парагвайскому провинциалу Хосе де Барреде, ординатору миссий гуарани Штроблю и субординатору Нисдорфферу подчинится воле испанского короля и эвакуировать редукции "во имя святого послушания".

В начале 1752-го наконец были назначены представители двух стран для передачи территорий – испанский маркиз Вальдельриос и португальский генерал Гомеш Фрейри ди Андраде, губернатор Рио-де-Жанейро. В помощь им в Южную Америку был направлен связанный с мадридским двором иезуит Лопе Луис Альтамирано, получивший от генерала ордена полномочия комиссара, ставившие его над всеми местными иезуитами.

И правда комиссар :) Письма Альтамирано в Европу рисуют облик человека, любой ценой и не принимая никаких возражений стремящегося выполнить приказ короля.
Местные иезуиты пытались объяснить ему сложность эвакуации 30 тысяч жителей и более миллиона голов скота – даже технически это нельзя осуществить в срок, меньший чем три года. А есть ещё психологический фактор – индейцы просто не желают уходить с земли, которую считают своей.

Альтамирано, как и положено комиссару, понял только одно – иезуиты уходить не хотят. В Европу своим начальникам он писал, что "наши отказали мне в поддержке", и "ни угрозы, ни отлучения не производили на них впечатления". Местные иезуиты не намерены выполнять приказы генерала ордена и уж тем более его, Альтамирано, ибо они "несправедливы" и заставляют их содействовать "злу".

Содержание писем Альтамирано стало известно в Мадриде и окончательно убедило испанские власти в коварстве и лицемерии иезуитов.
В 1753-м население 4-х редукций с оружием в руках встретило прибывших в их земли представителей двух монархов и заявило, что никуда уходить не намерено. Восстание началось.

22 июля 1753-го Альтамирано пишет королевскому исповеднику Рабаго: "Здешние отцы, в особенности иностранцы, не могут и не желают верить, что договор о границах будет осуществлен. Их надежды покоятся на вашем энергичном заступничестве и на многих протестах, посланных королю. Они подняли против договора всю Америку, вызвали против него заявления епископов и городов; договор для отцов совершенно несправедлив, противен всякому божественному и человеческому праву... Индейцы уже давно покинули бы редукции, если бы отцы того хотели. На собственном опыте я убедился, что миссионеры - подлинные организаторы восстания…"

В начале мая 1754-го генерал-губернатор Буэнос-Айреса Андоньеги с 2 тысячами солдат отправился в земли редукций для подавления восстания. Но встретил решительное сопротивление превосходящей армии редукций во главе с Николасом Нингиру, коррехидором редукции Консепсьон.
Не ожидавший такого сопротивления, после нескольких стычек с восставшими, Андоньеги вернулся в Буэнос-Айрес.

Тем временем в Мадриде и Лиссабоне первыми министрами стали откровенные противники иезуитов – Рикардо Уолл и маркиз Помбал. Губернатор Андоньеги получил нагоняй из столицы.
В конце 1755-го он снова выступил в земли редукций с полуторотысячной армией, к нему присоединилась тысяча португальских солдат во главе с генералом Крейцем.

7 февраля 1756-го в стычке с союзным войском погиб командир гуарани коррехидор Сан-Мигеля Хосе "Сепё" Тиарайо. Оставшиеся без командования индейцы потерпели сокрушительное поражение 10 февраля в битве за высоты Каайбатэ, потеряв 1311 воинов убитыми.
После этого, несмотря на отдельные попытки партизанщины, сопротивление гуарани резко пошло на убыль. Андоньеги, допросив индейцев, тоже пришёл к выводу, что их сопротивление вдохновлялось иезуитами.

Иезуиты явились к Андоньеги с повинной и стали сотрудничать в деле эвакуации редукций, которая была осуществлена в течение 1756-1757 годов.

В конце 1756-го в Буэнос-Айрес прибыл новый генерал-губернатор Педро Антонио де Себальос. С инструкциями от Уолла, предписывавшими выслать провинциала Барреду и 11-ть иезуитских руководителей редукций, заменить иезуитов в редукциях обычными священниками или представителями других орденов, взыскать с иезуитов расходы двух военных экспедиций, земли редукций передать в индивидуальное пользование индейцев, обязать редукции выплачивать десятину и другие церковные подати.

Данные меры не были реализованы. Иезуиты сопротивлялись – генерал ордена наотрез отказался отзывать Барреду. А в Мадриде сменилась власть.
Новый амбициозный король Испании Карл III первоначально благоволил ордену и был решительным противником договора 1750-го (тем более, что португальцы под разными предлогами не отдавали Сакраменто) и в 1761-м добился его аннулирования. Гуарани вернулись в редукции на восточном берегу реки Уругвай. Но это стало последней победой парагвайских иезуитов.

В Европе нарастала пропагандистская компания, направленная уже прямо против редукций. Большую роль в ней сыграла публикация сочинения "Иезуитское королевство в Парагвае" бывшего иезуита Бернардо Ибаньеса де Эчаверии, во время эвакуации 7-ми редукций ставшего на сторону королевской власти и изгнанного за это из ордена. Ибаньес в своей книге разоблачал козни иезуитов в Южной Америке и рисовал картину жесткого угнетения и абсолютного бесправия индейцев в редукциях. Просвещенная европейская публика была возмущена и требовала в многочисленных памфлетах вернуть индейцам свободу.

После изгнания иезуитов из Португалии (1757) и Франции (1764) усиливалось давление и на Карла III. 2 апреля 1767 года королём была издана Прагматическая санкция об изгнании иезуитов из всех владений испанской короны и конфискации их имущества.
В Парагвае изгнание было осуществлено в следующем году. К августу 1768 года около сотни иезуитов из парагвайских редукций было доставлено в Буэнос-Айрес, откуда в декабре отправлены в Испанию.

Редукции перешли под контроль колониальной администрации, территория редукций была объявлена вице-губернаторством Мисьонес (в 1803-м разделено на две части по реке Парана с подчинением Буэнос-Айресу и Асунсьону). Несметных богатств и золотых приисков обнаружено не было.
В каждую редукцию были назначены гражданские чиновники-коррехидора для управления мирскими делами. Священниками в редукции были направлены представители других монашеских орденов, прежде всего францисканцы.

Вся земля редукций была разделена среди индейцев, которых обязали напрямую платить налоги в казну.
В первое десятилетие после изгнания около трети населения покидает редукции. Большинство ремесленников переехали в Буэнос-Айрес и другие города, где смогли неплохо зарабатывать на своей продукции. Другие вернулись к традиционному кочевому образу жизни.

Французский ботаник Август де Сен-Илер, побывавший в редукциях в те времена, написал о причине: "Чиновники обогащаются за счёт индейцев и плохо обращаются с ними. Поэтому те бегут из своих деревень, потому что их мир теперь не ограничивается ими".
Однако около 50 тысяч гуарани продолжают жить в парагвайских редукциях, возможно сохраняя какие-то элементы социального устройства иезуитских времён.

Начиная с первого португальского вторжения в 1801-м Мисьонес становиться на десятилетия ареной войн. И гуарани редукций приняли в них активнейшее участие. 2,5-тысячное войско под командованием Андре Гуажирари (Андресильо) присоединилось к аргентинцам Бельграно в их походе на пожелавший стать независимым Парагвай.

Аргентинцы отблагодарили союзников – в конце 1811-го создаётся аргентинская провинция Гранде-Мисьонес, в состав которой вошла вся территория бывшего "государства иезуитов". Её губернатором и стал Андресильо, которому был присвоен чин генерал-майора аргентинской армии. Правда, с конца 1814-го Андресильо переориентировался с Буэнос-Айреса на Монтевидео, став верным соратником "отца Уругвая" Артигаса.

К лету 1817-го войскам Андресильо удалось установить полный контроль над территорией редукций, фактически создав "государство" гуарани. Во внутренней политике он проводил земельную реформу и освобождал рабов, тем не менее, о попытках реставрации им социального устройства времён иезуитов ничего не известно.
Но в 1819-м на его земли вторгается португало-бразильское войско, гуарани разгромлены в бою, Андресильо попадает в плен и закончит свои дни в тюрьме в Рио-де-Жанейро.

Последнюю попытку вернуть себе свои земли гуарани предприняли в 1828-м, когда во главе с касиком Франциско Хавьером Сити, соратником Андресильо, присоединились к войскам уругвайского генерала Фруктозо Риверы, отвоевавшем земли редукций у бразильцев.

Но потом был заключен мир, вернувший Восточные миссии Бразилии. И в декабре 1828-м произошёл "последний исход" гуарани. Более 5 тысяч индейцев со своим имуществом и скотом ушли с земель бывших редукций, основав в Уругвае городок Белла Унион.

В ходе данных бурных событий были разрушены и опустели все редукции на современной территории Аргентины и Бразилии.

Иной конец ждал редукции гуарани на территории Парагвая. В 1817-м диктатор Франсия лишает редукции особого статуса, туда начинается приток креолов. Часть гуарани возвращается к традиционному образу жизни, другие остаются и постепенно смешиваются с белым населением. Некоторые из редукций на территории Парагвая в итоге были заброшены, но большинство (Энкарнасьон, Санта-Мария-де-Фе, Сан-Игнасио-Гуажу, Сан-Козме-и-Дамиано и др.) трансформировались в самые обычные латиноамериканские городки, в которых о редукциях напоминают только старинные церкви. Да вернувшиеся уже в 30-е годы ХХ века иеузиты...

В памяти гуарани редукции остались всё той же "землёй без зла", "потерянным раем".

Предыдущие части – 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я.
Руины редукций Сан-Мигель, Сан-Игнасио-Мини, Лорето, Санта-Ана.
Tags: Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Южная Америка, история
Subscribe

  • Завершение трилогии про Кипр-74

    Пока ездил, на варспоте вышла завершающая часть статьи о турецкой "миротворческой операции" на Кипре в 1974 году – вторая фаза конфликта,…

  • Продолжение рассказа о Кипре-1974

    На варспоте - вторая статья про Кипр-1974, про первую фазу турецкой операции 20-22 июля.

  • Турецкое решение

    С позиции послезнания турецкое решение о начале операции на Кипре в 1974 году выглядит простым, а турецкая операция – обречённой на успех. Но тем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments