Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

История иезуитских редукций Парагвая – внутреннее устройство

Посмотрев на редукции глазами отца Антонио Зеппа, перехожу к рассказу о внутреннем устройстве редукций.

Тут стоит отметить один момент. Социальное устройство иезуитских редукций в популярных статьях зачастую представляется как нечто неизменное. Из этого порой делается вывод, что иезуиты с самого начала действовали по чёткому плану – то ли "Утопии" Томаса Мора, то ли "Города Солнца" Томаззо Кампанеллы, то ли какому-то своему, ниспосланному свыше пра-Капиталу. На самом деле, ситуация была не столь однозначна.

При основании редукций в Парагвае они мало отличались от иезуитских редукций в других частях Америки. Не было ни тотальной системы контроля, ни выборного самоуправления, и даже коллективного хозяйства не было. Индейцы трудились на собственных полях, раз в месяц в редукциях, близких к Асунсьону устраивались ярмарки, на которые приезжали со своим товаром колонисты, правили ими традиционные вожди-касики.
Но в ходе работы в редукциях иезуиты во главе с Монтоей и Мазетой пришли к выводам о необходимости максимальной минимализации контактов с испанцами (чтобы оградить индейцев от "дурного примера"), введение коллективной собственности и тотального контроля (по причине "природной лености" индейцев).
И в 1640-х внутренняя жизнь редукций переустраивается на основе предложений Монтои – результаты и наблюдал Зепп.
По мере развития редукций отдельные положения уточнялись и изменялись. Так, в 1699-м принимается решение о переходе от проживания индейцев традиционными "большими" семьями к "малым" – муж, жена и дети. Тогда и начинается каменное "жилищное строительство" в редукциях.

Возглавлял "государство иезуитов в Парагвае" ординатор миссий, подчинявшийся парагвайскому провинциалу ордена. Миссии в долинах Параны и Уругвая возглавляли субординаторы. Вся территория делилась на 31 округ (доктрины). Центром каждой доктрины и являлась редукция, представлявшая собой своеобразный город-государство.
В популярной литературе устоялся термин "30 редукций", хотя число редукций даже в стабильную эпоху не было постоянным, они соединялись, разделялись и переезжали. После завершения горячей фазы войны с бандейрантами в 1648-м редукций было 19-ть (с 30 тысячами населения), по мере роста населения и освоения междуречья Параны и Уругвая выросло до 22-х. А после возвращения в Тапе на рубеже 17-го-18-го веков количество редукций достигло 31-й и оставалось стабильным до конца их существования.

Общее население редукций к началу 1730-х годов превысило 140 тысяч. Население одной редукции колебалось от 350 до 7 тысяч человек.

Число иезуитов в "государстве" составляло от 100 до 120. При этом большинство их составляли не испанцы и креолы, а немцы, итальянцы и французы. В 1651-м Совет по делам Индий принял решение о высылке иезуитов-иностранцев из Америки, но оно не было реализовано.

Столицей "государства" являлась редукция Канделария, которая в 1637-м переехала с Уругвая на Парану. Канделарию с другими редукциями связывала сеть дорог, на которых было установлено более 80 почтовых станций. Активно использовался водный транспорт – на Паране и Уругвае имелось до 2 тысяч барок и каноэ.

В каждой редукции на постоянной основе работали два иезуита (в крупных - три), один из которых (кюре) отвечал за жизнь духовную, а второй (компаньеро) – за жизнь светскую.

Местное самоуправление формировалось по испанскому образцу.
Состояло из мэра-коррехидора (поро пуайтара на языке гуарани), его заместителя-теньенте, трёх алькальдов – судебных исполнителей, двое работали в городе, один (алькальд де ла эрмандад) – в сельской округе, 4-х членов совета-регидоров (икабилдо игуата по-гуарани), префекта полиции-алгуасила (ибирарарузу – "тот, кто несёт палку"), его помощника-прокурадора и секретаря-эскрибано (аобебе ререкуара – "тот кто пишет"). Все чиновники выбирали себе для работы 1-2 помощников-комиссаров.

Выборы происходили ежегодно в конце декабря, судя по отдельным намёкам, выбирали из одного кандидата. Список утверждали иезуиты, и 1 января в церкви происходила торжественная инаугурация.
Чиновники носили особые знаки различия и сидели на почётных местах в церкви. Ежедневно после вечерней мессы коррехидор давал иезуитам отчёт о делах редукции. Традиционно на чиновные места выбирались представители семей касиков.

В каждой редукции было по 8 рот вооружённого ополчения во главе с маэстро де кампо, обычно сам касик, роты возглавляли капитаны. К 1735 на вооружение было 800 ружей, производство пороха было освоено в редукциях. Имелась хорошая конница.

За полтора века ополчение редукций более 50 раз привлекалось колониальными властями для боевых действий, в том числе – защита Буэнос-Айреса от английских пиратов и подавлении бунтов индейцев. Именно 7 тысяч гуарани составили основу армии капитан-генерала Буэнос-Айреса Бруно Маурисио де Забалы, дважды (в 1725 и 1735) подавлявшего движение комунерос в Асунсьоне.

Редукции располагались на возвышенных местах, строились по типовому проекту, были защищены частоколом со рвом.

Квадрат/прямоугольник с сеткой прямых улиц, на центральной площади – церковь, деревья, дающие тень, большой крест и статуя Девы. Улицы были мощёные.
С одной стороны церкви была резиденция иезуитов, именовавшаяся коллегией, с другой – кладбище.
Жильё индейцев представляли небольшие одноэтажные дома из камня или сырцового кирпича, разделявшиеся на отдельные квартиры плетёными перегородками. Каждый дом – на семью из 4-6 человек.
Крытая галерея, поддерживаемая каменными или деревянными колоннами, расширяла пространство дома. Дома группировались в блоки по 6-10, чтобы уменьшать опасность пожара.

Коллегия отделялась от площади стеной, имела небольшой дворик, и стеной отделялась от школы, складов, мастерских. За стеной был сад отцов-иезуитов (хорта).

Левее кладбища была постройка под названием "котигуасу" (большой дом) – приют для вдов и калек, которые обычно занимались прядением.
За деревней была часовня, рамада (жилой дом для приезжавших испанцев), далее разные мастерские и предприятия.

На полях редукций выращивали пшеницу, рис, маис, маниоку, овощи, табак, индиго, сахарный тростник, хлопок. Были и фруктовые сады, что хорошо видно по апельсинам, до сих пор растущим в руинах.
Добывали йерба-матэ, лес, ароматные смолы, мёд, и даже попытались наладить выплавку железа.
Чрезвычайно было развито скотоводство. К 1767-му стада редукций насчитывали 725 тысяч голов скота.

Обычно, 1-2 редукции специализировались на каком-либо виде производства.
В редукциях были развиты различные ремесла. В начале 17-го века бригады гуарани из редукций отправлялись на строительные работы каменных домов в Буэнос-Айресе, Кордобе и других городах Ла-Платы.

Редукции вели активную торговлю. Они экспортировали производимые товары, включая хлопковую и льняную ткани, табак, лесоматериалы и, прежде всего, йерба матэ. Внешняя торговля давала в год до 100 тысяч песо, которые шли на украшение церквей, уплату налогов и закупку необходимых товаров. Редукции нуждались в поваренной соли, извести, металлах, особенно железе. Самым большим дефицитом была соль, которую выдавали в небольших количествах только по воскресеньям.
Также закупали негров-рабов, которые использовались на тяжёлых физических работах (вроде мельниц на человеческой тяге)

Торговля шла через Буэнос-Айрес и Санта-Фе – святые отцы, в сопровождение групп одинаково одетых гуарани, стали привычным зрелищем на улицах этих городов. Разумеется, при посещении городов, иезуиты не упускали случая указать своим подопечным на пороки белых колонистов, в каждом из которых, по их уверениям, жил злой дух, стремившийся к золотому тельцу.

В следующий раз поговорим о распорядке труда и жизни в редукциях.
Tags: Аргентина, Парагвай, Южная Америка, история
Subscribe

  • Маругаме – замок в тени моста

    Из Кочи на южном побережье Сикоку путь лежал на северное побережье острова. Портовый город Маругаме известен прежде всего тем, что в нём…

  • Кочи – замок города Рёмы

    Осеннее путешествие на Сикоку начал со столицы южной префектуры острова Кочи (по Поливанову – Коти). Перелёт "Джетстаром" из токийской Нариты…

  • Айзу-Вакамацу – прошлое тех, кто проиграл

    Прошлой весной в погожий солнечный денёк добрался ещё до одного места в Японии, где давно хотел побывать – Айзу-Вакамацу. Старинный замковый город…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments