Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Индия Индиры: армия и гражданская власть в апреле 1971-го

Упоминал данный эпизод в рассказе по истории режима чрезвычайного положения в Индии.

Дело было 29 апреля 1971-го, когда Индира Ганди в первый и последний раз вызвала на заседание кабинета министров начальника штаба сухопутных сил индийской армии генерал-лейтенанта Сэма Хормусджи Фрамджи Джамшеджи Манекшава.
На заседании раздражённая Индира зачитала отчаянные письма главных министров Западного Бенгала, Ассама и Трипуры, граничивших с Восточным Пакистаном, которые описывали миллионы беженцев, пересекающих границу, поставившие их штаты на грань гуманитарной катастрофы.
Затем премьер-министр поинтересовалась, что Манекшав думает по этому поводу. Тот ответил: "Ничего". И отметил, что премьер-министр ведь не спрашивала его советов, когда приказала ПСБ, ЦРП и внешней разведке оказать содействие антипакистанскому движению в будущей Бангладеш.
"Когда в результате вы получили проблемы, вы спрашиваете меня… Что вы хотите, чтобы я сделал?".

Индира прямо сказала, что армия должна начать наступление в Восточном Пакистане. "Это означает войну" – "Я не возражаю против войны".
В ответ Сэм (парс по вероисповеданию) спросил премьера, читала ли она Библию. Министр иностранных дел Сардар Сваран Сингх поинтересовался, какое отношение Библия имеет к текущей ситуации.

Манекшав объяснил:
"Бог сказал: "да будет свет и был свет", вы же говорите: "да будет война и будет война". Вы готовы? Я точно не готов. Я скажу вам, что произойдёт. Сейчас – конец апреля.
Гималайские перевалы уже открыты и Китай может атаковать, выдвинув нам ультиматум.
Через 15-20 дней придёт муссон и в это время реки в Восточном Пакистане становятся похожими на океаны. Стоя на одном берегу, вы не увидите другого… Из-за погодных условий ВВС не смогут оказать нам поддержку и пакистанцы сокрушат меня – это первое.
Во-вторых, моя танковая дивизия – в районе Джанси-Бабина, одна пехотная – в районе Самбы, другая – в районе Секундерабада [то есть в Уттар-Прадеше, Тамилнаду и Андхра-Прадеше]. Сейчас у нас сбор урожая. Я реквизирую все машины, все грузовики, все поезда, чтобы перебросить моих солдат, и вы не сможете вывезти урожай, который просто сгниёт".

Манекшав прямо обратился к министру сельского хозяйства Фахруддину Ахмеду: "Если в стране начнётся голод, то обвинят вас". А затем сообщил, что в танковой дивизии из 187 танков сейчас на ходу только 11-ть.
Министр финансов И.Б.Чаван, давний друг Манекшава, спросил: "Сэм, почему только 11-ть?" – "Потому что ты – министр финансов. Я не первый год прошу у тебя выделить средства, но ты отвечаешь, что денег нет".
Затем Сэм обернулся к Индире: "Премьер-министр, я сейчас гарантирую поражение на все 100 %. Теперь, каков будет ваш приказ?"

Индира сидела мрачная и молчала, пока другие министры пытались оспорить Манекшава, затем распустила кабинет, сказав что соберутся снова в 4-ре дня.
[Далее происходит сцена в стиле "А вас, Штирлиц, я попрошу остаться"]
Когда Индира и Манекшав остались в кабинете одни, генерал поинтересовался: "Премьер-министр, вы хотите, чтобы прошение об отставке я подал по причине умственного расстройства или состоянию здоровья?".
Индира усмехнулась и велела Манекшаву сесть. "То, что вы сообщили мне – правда?".

Генерал отвечал: "Да. Моя обязанность – говорить Вам правду. А моя работа – воевать. Воевать, чтобы побеждать. Вы готовы? Я, несомненно, не готов. А вы подготовили всё? Вы подготовили всё в части международных отношений? Не думаю. Я знаю, что вы хотите, но если мы сделаем это в надлежащее время, то успех будет стопроцентный. Но я требую свободы рук. Должен быть один командир. Я не смогу работать под командованием ПСБ, ЦРП или ещё кого-нибудь. Никто не должен мне советовать, что делать, я готов выслушать инструкции только высшего политического руководителя… Теперь, решайте".
Индира ответила: "Хорошо, Сэм, никто не будет вам мешать. Вы – в команде. Вы ведь знаете, что я хочу?"
Сэм ответил на намёк премьера: "Спасибо. Я гарантирую, что вы получите то, что мы все желаем".
Пересказ по Leadership Field Marshal Sam Manekshaw by Maj. Gen. Shubhi Sood, SDS publishers, pp147

Впереди были 8 месяцев напряжённой работы, которые приведут в декабре 1971-го к самому блестящему блицкригу в истории войн XX века.
Ну а генералу Манекшаву Индира предложила отправиться в Дакку принимать капитуляцию пакистанцев, которую обеспечил начальник штаба Восточного командования генерал Джейкоб. Манекшав ответил, что он может отправиться принимать капитуляцию только всей пакистанской армии – и отправил главу Восточного командования генерала Арору.

P.S. Ещё один шикарный эпизод приключился во время одного из военных брифингов у Индиры в самом конце войны. Премьер предложила Манекшаву выпить виски, на что Сэм ответил: "Это любимая марка Яхьи [тогдашний президент Пакистана] и мне почему-то кажется, что столько, сколько он сейчас пьёт, я выпить не смогу" :)
Tags: Индия, история
Subscribe

  • Дальневосточный дневник - эпилог

    Вернулся из весны дальневосточной в родную весну - разница невелика, разве что в дальневосточных лесах берёз (нормальных белых, а не чёрных…

  • Дальневосточный дневник - 4

    Вчера съездил в Сикачи-Алян - нанайское село на берегу Амура с древними петроглифами, главное, что наелся свежепойманной рыбы. Сегодня снова…

  • Дальневосточный дневник - 3

    Вчера съездил в Биробиджан, самая провинциальная из посещенных мной столиц российских регионов. Надписи на идиш, меноры на решётках парков, повсюду…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Дальневосточный дневник - эпилог

    Вернулся из весны дальневосточной в родную весну - разница невелика, разве что в дальневосточных лесах берёз (нормальных белых, а не чёрных…

  • Дальневосточный дневник - 4

    Вчера съездил в Сикачи-Алян - нанайское село на берегу Амура с древними петроглифами, главное, что наелся свежепойманной рыбы. Сегодня снова…

  • Дальневосточный дневник - 3

    Вчера съездил в Биробиджан, самая провинциальная из посещенных мной столиц российских регионов. Надписи на идиш, меноры на решётках парков, повсюду…