Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

"Арабская весна" по-судански

Завершаю рассказы об "арабской весне" ещё одной африканской страной – Суданом. Там столько всего произошло в прошедшем году, что робкая попытка местной "весны" осталась незамеченной.

Судан, конечно, совершенно не похож на Алжир, но у этих двух стран есть и кое-что общее. А именно, Судан, подобно Алжиру, пережил в конце 80-х свою "весну".
Только "поствесенний" сценарий там был другой – армейская верхушка предпочла пойти на союз с исламистами. В результате чего, после ряда сложных коллизий, и возникла нынешняя "исламская демократия" в Судане. Или "авторитарный" режим президента Омара аль-Башира.

Это сложная система, в которой есть место соблюдению исламских ценностей, выборам (демократичность которых, пусть с рядом оговорок, признают иностранные наблюдатели – просто дивная фраза из доклада миссии Евросоюза: "конкурентная борьба во время выборов была значительно снижена в результате необдуманных действий властей"), фракционной борьбе внутри правящей партии, оппозиции (махдистам, юнионистам, коммунистам и непримиримым исламистам), свободе СМИ (пусть и регулярно зажимаемой штрафами и арестами журналистов, закрытием газет), отсутствует принятая на Востоке "клановость" в экономике.

Правящей в Судане является Партия национальный конгресс (ПНК) – достаточно массовая и мощная организация, в которой есть различные фракции, мнение которых аль-Баширу приходится учитывать при принятие решений. Такой вот "демократический централизм".
И власть президента аль-Башира (даже после ухода вождя исламистов Хасана ат-Тураби в непримиримую оппозицию) не столь единолична, как то представляют на Западе. Его нельзя сравнить с Салехом или Мубараком, частично можно сравнить с Башаром Асадом в первые годы правления.

Страна находится в состоянии перманентного социально-экономического кризиса, вызванного международными санкциями и усугублённого партизанской войной на национальных окраинах, на борьбу с которой власти вынуждены тратить громадные средства.
40 % доходов даёт нефть. Инфляция – 21 % в год, 60 % населения живёт за чертой бедности.
В 2011-м дело дошло до прекращение внутреннего авиасообщения – кончились запчасти для самолётов, а на новые денег нет.

Внешний долг – 38 миллиардов долларов. Правда, выплату его Судан "заморозил" в ответ на санкции – и теперь Судану в долг не дают даже другие арабские страны.

Но даже не это главная проблема страны. Точнее, проблемы в экономике вытекают из санкций, а санкции вытекают из того, что и является самой большой проблемой страны – этно-конфессиональной мозаичности. Арабы составляют только 39 % её населения, а 51 % - негры нилотской и нубийской группы.

Формально, 95 % населения являются мусульманами-суннитами. Но есть очень большая разница между истовыми мусульманами-арабами и формально "крещёнными" мусульманами-африканцами, которые в особом рвении в деле веры никогда замечены не были.
Громкие лозунги вроде "Суданцы, будь они арабами, или африканцами-мусульманами или христианами, прежде всего суданцы" вступают в противоречия с реальной политикой исламистской власти (пусть и поумерившей свой пыл после падения ат-Тураби) страны, где полагается смертная казнь за оскорбление Пророка.

События вокруг проблемных регионов и были в центре суданской политики в 2011-м.
Про Дарфур, где продолжается война и переговоры с местными повстанцами, отлучавшимися на войну в Ливии за своего спонсора Каддафи, говорить вообще не буду. Только отмечу, что в сентябре дарфурец Адам Юсеф аль-Хадж занял освободившийся после отделения Юга пост вице-президента.

А вот про Южный Судан (четверть территории и пятая часть населения страны) говорить придётся. Год и начался с проведения 9-15 января референдума на юге, в ходе которого 98 с чем-то % тамошнего населения высказалось за отделение.
7 февраля аль-Башир признал результаты референдума.
9 июля официально была провозглашена Республика Южный Судан, после чего Судан перестал быть самой большой страной в Африке, уступив это звание Алжиру.
Хартум незамедлительно признал независимость нового государства, аль-Башир присутствовал на провозглашении нового государства.

Небольшое отступление – успешное отделение Юга для Африки можно сравнить с признанием Косово для Европы. Ибо нарушает сложившийся на этом континенте консенсус о непоколебимости границ, проведённых колонизаторами.

С отделением Юга Судан потерял 37 % доходов бюджета.
На Юге осталось 65 % суданской нефти, а вот нефтепереработка и трубопроводы – на Севере. Южане сразу заявили, что не будут делиться нефтедолларами с Хартумом. Желающих построить нефтепроводы для Джубы в обход Севера немедленно нарисовалась масса.
Тем более, что уже в августе начались споры между Севером и Югом из-за цены транзита с "перекрытием задвижки", к чему Хартум прибегал трижды за полгода.

Практически сразу возникли и споры о демаркации границы – Хартум настаивал на границе 1956-го, Джуба утверждала, что эта граница была произвольно проведена "проклятыми британскими колонизаторами" и не соответствует этническим реалиям, ради чего собственно Юг и отделялся.

Этнография пограничных территорий весьма схожа с дарфурской – арабские "понаехавшие" кочевники против чёрных "исконных" племён.
А главное, спорный штат Абьей даёт четверть (и самую качественную) суданской нефти.

В марте в Абъее вспыхнули межплеменные столкновения сторонников Севера и Юга. В мае аль-Башир отдал приказ армии вытеснить силы южан на линию границы 1956-го. Абьей был быстро захвачен. Последовали переговоры, подписание соглашений, возня разнообразных посредников. В результате в июле в штат были введены эфиопские миротворцы, но суданская армия не ушла.
Захватом Абъея Хартум чётко дал понять, что "парад суверенитетов" закончился на Юге.

Нефть есть и в Южном Кордофане. В мае там прошли губернаторские выборы, которые выиграл ставленник Хартума Ахмед Харун (ещё один обвиняемый МУС за Дарфур – видать большой специалист по "разрешению межнациональных противоречий").
В июне в штате вспыхнули бои северян и южан, не признавших результаты выборов, с применением танков и всей авиации, которой у обоих сторон 10 единиц на двоих. На помощь южанам пришли и дарфурцы.

Бои продолжаются и в сентябре распространились на соседний штат Голубой Нил, где Хартум попытался сместить избранного губернатора-южанина Малика Агара.

В сентябре был создан альянс повстанцев Дарфура, Южного Кордофана и Голубого Нила ("Суданский революционный фронт") во главе с Ясиром Армани, поставивший своей задачей свержение "преступного режима" в Хартуме, и трансформацию Судана в федеративное светское демократическое государство.
Причём вооружённую борьбу они намерены сочетать с массовыми манифестациями. В ответ власти запретили 17 политических партий, связанных с Южным Суданом. Причина – лидеры и большинство членов теперь являются "гражданами иностранного государства".

Были и серьёзные социально-экономические последствия новой суданской войны. Южный Кордофан и Голубой Нил являются основными производителями традиционного и основного продукта питания страны – сорго. И 100 % рост цен на сорго в течение года был прямым результатом войны.

Но Абъей, Дарфур, Южный Кордофан и Голубой Нил – не единственные проблемные регионы Судана. Сепаратистские настроения сильны в Восточном Судане и Нубийских горах.

А что же "арабская весна"? Она-то в Судане была? Во всяком случае, пыталась.
Накануне нового года властям пришлось пойти на ряд мер по снижению бюджетного дефицита. Сокращение субсидий на продукты привело к росту цен. Были сокращены на 25 % зарплаты в госсекторе, запрещён импорт предметов роскоши и мебели, заговорили о приватизации.
Данные меры в начале января спровоцировали студенческие волнения и беспорядки в ряде центрально-суданских городов.

30 января была предпринята попытка проведения общенационального "Дня гнева", демонстрации в Хартуме, Омдурмане и Эль-Обейде разогнаны полицией. Количество демонстрантов было невелико – во многом и потому, что в недоразвитом Судане отсутствует тот мощный слой безработных с дипломом, что запустил "арабскую весну" в других странах.
Ректор столичного университета, поддержавший своих студентов, вышедших на митинг, был незамедлительно уволен. Новые попытки демонстраций 5 февраля также были пресечены. Последовали аресты лидеров оппозиции (в т.ч. снова арестовали ат-Тураби) и независимых журналистов, закрыто ряд оппозиционных газет.

5 февраля президент выступил с обещанием "открыть дверь свободе" в стране, но бороться с теми, кто "хочет хаос".
Весной арестованных выпустили, оппозиционерам позволили снова издавать газеты под другими названиями.
Новые попытки организации демонстраций в сентябре закончились ничем.

На протяжении всего года в ПНК продолжалась фракционная борьба между "реформаторами" и "консерваторами", результатом которой стало падение ряда ключевых фигур в руководстве.
В обстановке ухудшения ситуации режим попытался упрочить свои позиции за счёт создания "широкой коалиции" – при реорганизации правительства в ноябре в него вошли представители махдистов, юнионистов и бывших повстанцев из Восточной провинции.
Ат-Тураби предпочёл остаться в непримиримой оппозиции, посылая проклятья в адрес "предателей" из оппозиции. Так что в середине декабря снова был арестован – опять шьют "заговор с целью государственного переворота".

На внешней арене Хартум неизменно поддерживал все арабские революции минувшего года. Ещё когда был неясен исход событий на Тахрире, аль-Башир не раз призывал Мубарака "уважать волю египетского народа". Поставляли оружие ПНС, суданский генерал возглавил миссию наблюдателей ЛАГ в Сирии.
А начало 2012-го года аль-Башир, на котором висит ордер Международного уголовного суда, отметил визитом в Ливию, где был с распростёртыми объятиями принят новыми властями.

Однако, внешнеполитическое положение Судана явно ухудшилось.
Дело в том, что Хартум послушно выполнял все условия мирного соглашения 2005-го, получив публичные обещания Вашингтона исключить страну из списка стран-спонсоров терроризма, списать долги и снять часть экономических санкций.
Свои обязательства Хартум выполнил в полном объёме. Спонсором терроризма Судан давно не является, уже несколько лет негласно сотрудничает с ЦРУ – вплоть до наличия в Хартуме американской станции радиоэлектронной разведки.
И что получили взамен?

1 ноября Белый Дом публично заявил, что ничего того, что обещали раньше, не будет – по причине "агрессивной политики суданских властей в Южном Кордофане, Абъее и Голубом Ниле".
США лишний раз доказали миру вообще и арабам в частности, чего стоят их обещания.
Ещё одним результатом такой "мудрой" политики США стало ослабление влияния либеральной фракции ПНК и усиление позиций во власти военных "ястребов".

В самом Судане считают, да и некоторые отечественные специалисты поддерживают мнение, что США проводят целенаправленный курс на "балканизацию" и развал Судана.
Думаю, не стоит так сильно переоценивать вашингтонских "стратегов". Это не хитроумный план, а просто банальная некомпетентность и отсутствие стратегического видения.

Каков прогноз? Режим демонстрирует завидную устойчивость, но экономика страны продолжает катиться в пропасть, боевые действия на окраинах разрастаются. Битва за Судан продолжается.

На этом с "арабской весной" пока закругляюсь.
Предыдущие части – Сирия, Иордания, Марокко, Алжир, Тунис, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн и Оман.
В ближайшее время будет ещё рассказ о Рашиде и его команде в Тунисе.
Tags: Судан
Subscribe

  • Чтение в субботу вечером – об открытии Америки

    В продолжение чтения истории Испанской империи от Педро Барбадильи – несколько выдержек из первой главы, в которой рассказывается об открытии…

  • Стили советской жилой архитектуры

    В ходе поездки на Дальний Восток написался небольшой текст об архитектурных стилях многоквартирных домов в СССР. Итак, самый ранний стиль – это…

  • Разные мелочи

    В ходе сибирской поездки отметил пару мелочей. Все заинтересованные лица разумеется в курсе, что с 1 августа РЖД перешло с московского времени на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments