Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

"Арабская весна" по-кувейтски

Заканчиваю рассказ об "арабской весне" в странах Персидского залива Кувейтом, занимающим во многом уникальное место среди заливовских монархий. Свою уникальность Кувейт доказал и в прошедшем году.
Про Катар и ОАЭ рассказа не будет, ибо там рассказывать не о чем.

Кувейт обладает 10 % мировых запасов нефти, которые обеспечивают 92 % экспорта и 80 % доходов государства. По уровню ВВП на душу населения страна занимает 1-е место среди всех арабских стран.
Подобно другим заливовцам, Кувейт пытается диверсифицировать экономику, создав мощную банковскую систему и развивая различные инфраструктурные проекты, а также превратившись в крупного экспортёра минеральных удобрений (в самом Кувейте ничего толком не растёт – удобряй-не удобряй пустыню).
Но тратиться на это гораздо меньше денег, чем у соседей. 800 миллионов долларов прямых инвестиций за десятилетие против 10 миллиардов Бахрейна, 73-х – ОАЭ и 130 – Саудовской Аравии.
Соответственно, и рост ВВП гораздо ниже – 2,6 % в среднем в год за последнюю пятилетку против 4,2 % ОАЭ, 5,7 % Бахрейна и 18 % Катара.

Нефть у всех заливников есть, за счёт неё они обеспечивают достаточно высокий уровень жизни подданных. Этим-то Кувейт неуникален. А уникален в Заливе он своей политической системой.

В Кувейте действует конституция, принятая в 1962-м, сразу после обретения независимости от Великобритании.
Согласно ней, Кувейт является конституционной монархией во главе с эмиром из династии ас-Сабах. Эмир назначает премьер-министра, утверждает (или возвращает на доработку) законы, распускает парламент и может приостанавливать действие конституции.

Парламент в Кувейте однопалатный и зовется Маджлис аль-Умма (Национальное собрание), 50 депутатов её избираются на 4-летний срок на выборах по 5-ти многомандатным округам, а 16 назначаются эмиром (обычно это министры).
В отличие от прочих заливовских квази-парламентов, кувейтский является полноценным законодательным органом. В том числе он утверждает и наследного принца. Может и не утвердить.
А вот к назначению/смещению премьер-министра Маджлис отношения не имеет, может только вызвать (как и любого министра) на ковёр.

В 70-80-е эмир Джабер не раз пытался править без парламента, годами не проводя выборы. Или устраивая из них фарс, как накануне иракского вторжения в 1990-м. Но во время изгнания пообещал больше так не делать и обещания не нарушил.

Нынешний эмир Сабах аль-Джабер ас-Сабах пришёл к власти в январе 2006-го, в результате династического кризиса, в котором большую роль сыграл и парламент. Подданные его уважают.
В отличие от его племянника, бессменного премьер-министра Насера Мохаммеда ас-Сабаха, с которым связывают рост коррупции в последние годы, его также обвиняют в нежелание проводить приватизацию и экономические реформы.

Политические партии формально запрещены, но фактически действуют беспрепятственно, имея собственные газеты, телеканалы, парламентские фракции и молодёжные организации. Наиболее крупные: "Национально-демократический альянс" (либералы), "Демократическое объединение" (социал-демократы), "Хадас" (местные "братья-мусульмане"), "Национальный исламский союз" (а это уже шиитские фундаменталисты) и "Народное действие" (шиитские популисты).

Начиная с 2003-го устойчиво большинство принадлежит блоку "братьев" и независимых кандидатов традиционалистских взглядов, поддерживающих династию. На последних выборах в мае 2009-го они вместе получили 34 из 50 мест (однако, осенью 2011-го целых 20 депутатов вошли в оппозиционный блок). Кстати, на тех же выборах впервые в парламент было выбрано 4 женщины (голосовать они получили право в 2006-м).
Выборы в Кувейте довольно честные, хотя в ходе последних кампаний регулярно звучали обвинения в покупке голосов кандидатами, связанными с правящей династией. Ещё либералы жалуются на "неправильную" нарезку округов, дающую перевес бедуинам.

Так что неудивительно, что в рейтинге демократии за 2010-й от "Экономист" Кувейт занял 3-е место среди арабских стран, уступив только Ливану и Ираку.

СМИ Кувейта по оценке "Репортёров без границ" являются самыми свободными во всём арабском мире. Хотя государству и принадлежит большинство телеканалов и несколько газет.
Закон запрещает оскорблять Пророка, и предполагает серьёзные санкции за критику членов династии. На этом основании журналистов нередко штрафуют, из-за чего они жалуются – ведь критикуют они такого-то ас-Сабаха не как принца, а как министра.

Со времён Первой Войны в Заливе Кувейт является надёжным союзником США, имея статус "основного союзника вне НАТО". Кувейт был плацдармом, с которого началось вторжение в Ирак в 2003-м и был главной базой американцев весь период оккупации северного соседа.
В последние годы резко обострились отношения Кувейта с Ираном, особенно после объявления о раскрытии в конце 2010 года "иранской шпионской сети" в стране, за которым последовали взаимные высылки дипломатов и отзывы послов.

10 % кувейтцев составляют шииты, но в отличие от бахрейнских или саудовских, их никто не дискриминирует. Поэтому никаких серьёзных проблем с ними не возникает. За исключением 80-х годов, когда во время ирано-иракской войны Кувейт поддержал Саддама против шиитского Ирана. Дело тогда дошло до терактов, но после "Бури в пустыне" ситуация успокоилась.

Зато есть проблема лиц без гражданства. Имеются в виду не многочисленные гастарбайтеры (этих-то в Кувейте никто за людей и не считает), а испокон веков кочевавшие по пустыням на границе Ирака с Кувейтом бедуины.
Дело в том, что для получения гражданства нужно доказать, что ваши предки жили в стране начиная с 1920 года. А какие бумаги могут быть у кочевников? "Аллахом клянусь" не катит. Вот и маются бедолаги уже не одно десятилетие.

Перехожу к рассказу о событиях прошедшего года.
Спусковым крючком для протестов послужило решение эмира Сабаха сделать своим подданным подарок на 20-летие освобождения от иракской оккупации – по тысячи динаров каждому. Разумеется, про несчастных бедуинов-апатридов опять забыли.

И в середине февраля 2011-го сотни бедуинов устроили в столице Кувейта демонстрации с требованиями гражданства, приведшие к столкновениям с полицией. После этих протестов, в марте процесс натурализации бедуинов всё же сдвинулся с мёртвой точки.
И к новому году МВД заключило, что 34 из 105 тысяч бедуинов всё же "наши", и получат гражданство в следующие 5 лет. А прочие пусть отправляются за иракским гражданством. Это вызвало в январе 2012-го новые протесты бедуинов без гражданства.

В феврале 2011-го, подобно другим заливовским монархам, эмир предпринял широкомасштабную попытку подкупа населения – было объявлено о 4-летней социальной программе на 30 миллиардов динаров.

9 марта в столице прошёл большой митинг оппозиции с требованием отставки премьер-министра Насера и внесения изменений в конституцию.
Выступления улицы подхлестнули активность народных избранников. В марте они решили провести парламентские слушания министра экономики, подозреваемого в разбазаривании государственных фондов. А также "вызвать на ковёр" министров иностранных дел и нефти, в компетентности которых засомневались. Чтобы избежать этого, 31 марта Насер ас-Сабаха подал в отставку – в 6-й раз за 6 лет.

Затем шейх Насер в 7-й раз был назначен премьер-министром и сформировал "новое старое" правительство.

В июне 2011-го оппозиционеры снова митинговали в столице за отставку премьера. Повод был анекдотичный – 10-летнего египетского мальчика выгнали из школы за "подстрекательство к свержению существующего строя" – он спросил у своих кувейтских одноклассников: "А почему в вашей стране не происходит революции?" И правда, почему? :) Мальчишку в итоге в школе восстановили.

В июле в Кувейте случился и единственный за всё время протестов политзаключённый – шиита Насира Абула арестовали за резкие высказывания в твиттере в адрес бахрейнского короля. Отсидел он пару месяцев и после шумной кампании возмущения местной прессы ("такое задержание – позор для нашей страны") и иностранных правозащитников, был освобождён.

В сентябре начал раскручиваться новый коррупционный скандал вокруг обвинений премьер-министра Насера в переводе денег из государственных продовольственных фондов на свои счета за границей.
К требованию отставки правительства добавилось требование роспуска парламента, когда вскрылись факты массированного подкупа избирателей на государственные деньги 14-ю проправительственными депутатами. Маджлиса.
Оппозиция также требовала конституционной реформы, перехода к полноценной конституционной монархии и выборному правительству.

С середины октября в столице и других городах Кувейта регулярно проходили массовые демонстрации, в которых участвовала вся оппозиция – от либералов до исламистов. Митинги собирали от 3 до 70 тысяч человек.
Премьер-министр Насер только способствовал увеличению числа митингующих, когда заявил 26 октября на открытии сессии парламента, что оппозиция "зашла слишком далеко" и пригрозил силовыми мерами для борьбы с " угрозой безопасности государства".

15 ноября парламент в очередной раз проголосовал против предложения оппозиции заслушать премьер-министра на предмет того, куда испарились 19 миллиардов бюджетных динаров.
Именно после этого возмущённые демонстранты во главе с оппозиционными депутатами в ночь на 16 ноября ворвались в здание парламента. Другие демонстранты пытались с камнями штурмовать резиденцию премьер-министра и огребли от полиции по-полной. Стычки с полицией продолжались и на следующий день.

Эмир Сабах 17 ноября реагировал резко, распорядился расследовать инцидент и примерно наказать всех "смутьянов", в т.ч. участвовавших в нападении депутатов. И потребовал от полиции "положить конец подобным позорным вызывающим действиям".
Одновременно в столице были организованы демонстрации в поддержку правительства, проправительственные депутаты обвиняли оппозицию в "попытке переворота" и "самоубийстве демократии".

Но волна протестов только нарастала, оппозиция кричала, что страна скатывается к "полицейскому государству", призывала всех граждан на улицу "защитить демократию". "Мы не боимся никого, кроме Аллаха".
И эмир в очередной раз проявил присущую ему мудрость, решив не доводить ситуацию до точки кипения.

28 ноября, накануне "Дня гнева", правительство ушло в отставку. На другой день 50 тысяч кувейтцев вышли на улицы столицы.

3 декабря эмир поручил министру обороны Джаберу ас-Сабаху сформировать новое правительство. А 6 декабря распустил парламент и назначил новые выборы на 2 февраля 2012 года.
Оппозиция перестала митинговать на площади и занялась подготовкой к выборам.

13 декабря новое правительство было сформировано. Большинство постов в нём, как и прежнем, заняли представители правящей династии, только портфелями поменялись.

На внешней арене в 2011-м Кувейт участвовал в операции "Щита Полуострова" в Бахрейне, и следовал в русле общей заливовской политики в отношении событий в других арабских странах, но особо не рвался, подобно Катару, ловить рыбку в мутной воде "арабских революций"

Протесты (оставим за кадром бедуинов без гражданства) были вызваны политическими причинами – трудно увидеть в них какой-либо социальный подтекст. На улицы активнее всего шли молодые преуспевающие образованные люди, приезжавшие на демонстрациях на "Кайеннах". У них всё есть. "Дело не в деньгах и не в нефти, дело – в настоящей демократии" – говорит один из таких манифестантов (ездит он, правда, на "Панамере").

Эти люди выросли в Кувейте, созданном благодаря Саддаму, стране с необычайно высоким для арабского мира уровнем демократии, свободы слова и соблюдения прав человека (про гастрабайтеров не будем вспоминать).

Их не устраивает забюрократизированная экономика, в которой миллиарды нефтедолларов уходят в в песок либо вкладываются в затратные имиджевые проекты, в то время как реально для диверсификации, о которой говорят так много власти, практически ничего не делается.
"У нас достаточно средств, чтобы финансировать любые собственные проекты, а что мы производим? Только гоним нефть на экспорт".
Их не устраивает коррупция министров и чиновников (на самом деле, ничтожная по сравнению с саудовской). Их не устраивает ложь и продажность политиков. Их не устраивает самоцензура журналистов, боящихся ненароком задеть какого-нибудь высокопоставленного негодяя.

В 1991-м, с исполненного обещания эмира Джабера жить строго по конституции, был сделан первый шаг. Очевидно, теперь настало время для следующего шага.

Новый парламент, избранный на волне "арабской весны", скорее всего, окажется ещё более оппозиционным, чем предшествующий. И следующие несколько месяцев или даже лет пройдут в создании новой политической системы Кувейта.

Завершу рассказ словами одного из активистов кувейтских протестов аль-Заиди: "Однажды мы сказали, хорошо, позволим им красть и позволим им строить нашу страну. Теперь мы говорим, что не собираемся позволять им красть, и мы сами будем строить нашу страну".
Tags: Кувейт
Subscribe

  • Эфиопский дневник-6

    Последние пару дней потратил на знакомство со столицей Эфиопии Аддис-Абебой, от Боле до Энтото. Погода стоит замечательная, ясно, днём до 24…

  • Эфиопский дневник-5

    Сегодня с утра поездкой на озеро Чамо (бегемота видел)завершил южный маршрут. А затем - часовой перелет из Арба-Минч в Аддис-Абебу. После южной жары…

  • Эфиопский дневник-4

    Сегодня преодолел 300 километров живописной дороги от Турми по Великому Африканскому Рифту до Арба-Минч. По пути посетил деревни консо, которые в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments