Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Category:

"Арабская весна" по-саудовски

Продолжаю рассказ о событиях минувшего года на Ближнем Востоке. После Туниса, Сирии, Марокко, Иордании, Омана и Бахрейна на очереди "арабская весна" в Саудовской Аравии.
А она была? Во всяком случае, пыталась.

Саудовская Аравия – уже пару месяцев как "номер № 2" по разведанным запасам нефти и нефтяному экспорту в мире (раньше была "номером № 1"). 90 % экспорта и 75 % дохода Саудовской Аравии даёт нефть.

В экономике в ходе последних пятилетних планов постоянно ставится задача диверсификации. Строятся автомобильные и железные дороги, новые порты, больницы и электростанции (планируется вплоть до атомных), реализуются нефтехимические и водные проекты. Но, как и везде в мире, очень сложно "слезть с нефтяной иглы" самому.

Благодаря практически неограниченным финансовым ресурсам, режим отличает широкая социальная политика, провозглашающая успешное построение в Саудовской Аравии "государство всеобщего благосостояния".

Современная политическая система сложилась в ходе реформ предыдущего короля, Фахда, в начале 90-х. Основной Закон, принятый в 1992-м, объявляет Саудовскую Аравию абсолютной монархией, управляемой сыновьями и внуками основателя страны Абдель-Азиза Аль-Сауда, конституцией является Коран. Король возглавляет Совет министров, назначает всех его членов и губернаторов провинций.
Политические партии в стране запрещены.

При этом, в реальности власть короля не столь абсолютна, её не сравнить с властью Потомков Пророка в Марокко или Иордании (хотя тем приходится прислушиваться к народу) или оманского султана Кабуса.
Король вынужден согласовывать свои действия с многочисленными членами королевской семьи и высшими религиозными авторитетами из семейства Аль аш-Шейх (потомки основателя ваххабизма).

Основатель королевства Абдель-Азиз оставил после себя около 200 потомков мужского пола, так что сегодня число принцев в Саудовской Аравии перевалило за 7 тысяч. И всех их надо пристроить к кормушке! Так что неудивительно, что практически никакой реальной политической и экономической жизни за пределами королевской династии, в стране и быть не может.
Собственно, когда рассуждают о противоречиях консерваторов и либералов в саудовской власти, то говорят обычно тоже о принцах – министре внутренних дел Наифе и министре иностранных дел Сауде аль-Фейсале. Нынешний король считается ближе к последнему.

В стране существует Совет шуры – консультативный орган при короле, члены которого королём и назначаются. Постепенно количество его членов и полномочия увеличиваются.
В 2005-м впервые в истории саудовские мужчины участвовали в муниципальных выборах. Правда, избирается только половина членов 285 муниципальных советов, и сами эти советы имеют только совещательные функции при назначенном сверху эмире.

А ещё есть глубочайшая системная коррупция. Что и понятно. В стране, которую королевская семья считает своей собственностью, принцам очень трудно провести границу между государственными фондами и личным карманом.
Упоминаемый в одной сирийской истории принц Бандар бин-Султан однажды в интервью в бытность послом в США даже пытался объяснить этим глупым западенцам, что это правильно и по иному быть не должно :)

Оппозицию режиму можно разделить на 4-ре силы: суннитские исламисты, малочисленные городские либералы, шииты, особенно в самой большой и богатой нефтью Восточной провинции, и племенная верхушка в Хиджазе.

В 2003-м саудовские исламисты, возвращавшиеся из Афганистана, начали кампанию терактов против иностранцев в стране. Продолжалась она до 2007-го, когда спецслужбам удалось разгромить основные силы исламистов, а остатки отступили в Йемен. Хотя взаимоотношения саудовских спецслужб с исламистами весьма неоднозначны.
В самом королевстве сформировался целый слой популярных исламских авторитетов, прикормленных властями (прежде всего тем же принцем Наифом, отвечающим за борьбу с исламистами), которые одновременно проповедуют джихад против неверных за границей и безусловное почитание династии дома. Как результат – исламистское подполье по всему миру финансируется большей частью деньгами из Саудовской Аравии.

Либералы – профессора, журналисты и прочие – чешут языками о реформах на кухнях в светских салонах, порой печатают заметки в газетах. Свобода слова в Саудовской Аравии конечно отсутствует, но на заметки о "небольших недостатках" глаза закрывают.

Шииты составляют 10 % населения Саудовской Аравии, живут главным образом в Восточной провинции. Их положение в саудовском обществе схоже с положением бахрейнских шиитов. И их главное требование: прекращение дискриминации. Ещё саудовские шииты проявляют большую политическую активность, чем остальные подданные. Например, в шиитских районах процент участвующих в муниципальных выборах гораздо выше, чем в среднем по стране.

Отдельно хочется сказать о настроениях того слоя людей, которому мы, в общем, и обязаны всей "арабской весной" – молодому образованному городскому населению.
При всём уважении к мудрому и набожному 87-летнему королю Абдалле, они рассматривают политическую систему своей страны как маразматичную и продажную, занятую исключительно удовлетворением неумеренных аппетитов элиты общества. Такая точка зрения объединяет исламиста с либералом и леваком.

Этим людям не сильно грозит безработица. Режим достаточно неплохо справляется с общей арабской проблемой перепроизводства образованных кадров (100 тысяч выпускников ВУЗов ежегодно) и, благодаря внушительным денежным ресурсам, находит разные способы пристройки "лишней интеллигенции". Например, в стране в последние годы был безбожно раздут штат школьных учителей (профессия в арабском мире вполне уважаемая) путём резкого сокращения количества учеников в классах – с 40 до 10-15.

Но в тоже время, эти люди понимают, что хоть какая-то карьера им светит только в роли лояльного вассала короля или принца. В случае большого везения, к этому прибавится жена-принцесса – представителей династии женского пола ещё больше чем мужского. И тогда может он станет миллионером или министром.

А если заподозрят в нелояльности – люди в саудовских тюрьмах сидят без суда и следствия десятилетиями. Да и за границей саудовские спецслужбы регулярно похищают активных оппозиционеров (кстати, в отличие от аналогичных акций ливийских спецслужб эпохи Каддафи это никакой международной шумихи не вызывает).

Жить долго, безбедно, "как положено" и ни в коем случае "не высовываться" – что может быть страшнее для любого молодого человека. Так что, "перемен – требуют наши сердца".

После такого "лирического отступления" перехожу к описанию событий года минувшего.
Наводнение, вызванное дождями, в ходе которого в Джидде погибло 11 человек, спровоцировало в конце января 2011-го первые протесты в этом городе, в ходе которых впервые прозвучали и требования реформ.
29 января стартовала кампания в ФБ по сбору подписей за петиции в адрес королю о начале национального диалога.
Реформы включали введение выборности и предоставление широких полномочий Совету шуры, предоставление избирательных прав женщинам, разработка программы эффективных мер против коррупции, подотчетности правительства парламенту, снижение среднего возраста министров с 65 до 45 лет, освобождение политзаключенных.
За неполный месяц три петиции схожего содержания подписали более 26 тысяч человек.

17 февраля 10 интеллектуалов заявили в Эр-Рияде о создании "Партии исламской уммы", на следующий день все они были арестованы.
В те же дни происходят первые демонстрации шиитов Восточной провинции. 24 февраля впервые выходят на демонстрацию с требованием освобождения политзаключённых жители шиитской "столицы" Катифа.

Власти реагировали. 23 феврале 2011-го король Абдалла, вернувшийся на родину после 3-месячного лечения за границей, объявил о 35-миллиардном "социальном пакете" – 15%-повышение зарплат и субсидий, пособия по безработице, доступное жильё для молодых семей, несколько миллионов новых рабочих мест "только для саудовцев", "налоговая амнистия", списание кредитов безработным.
В дальнейшем в течение года такое происходило ещё несколько раз и за 2011-й "социальный пакет" вытянул на 130 миллиардов долларов.

Но был и другой ответ. 2 марта был убит "неизвестными" Файсал Ахмед Абдул-Ахад, организатор петиционной кампании в И-нете. В пятницу 4 марта малочисленные демонстрации протеста состоялись в Эр-Рияде (где кричали: "Воры, воры, где 200 миллиардов?"), Хуфуфе, а также Катифе и Аввамии в Восточной провинции.
После появились призывы к проведению в следующую пятницу 11 марта "Дня гнева" с требованиями: выборность Совета шуры и превращение его в полноценный парламент, в т.ч. и имеющий право утверждать нового короля, освобождение политзаключённых, независимое расследование убийств противников режима, расширение прав женщин.

Неделя перед "Днём гнева" прошла в обстановке усиленно нагнетаемой властями истерии.
На улицы городов демонстративно были выведены дополнительные подразделения полиции, шоссе заполняли колонны бронетехники, официальные и приближенные к режиму лица делали угрожающие заявления, широко тиражировавшиеся СМИ.
Иностранные журналисты, осмелившиеся писать о протестах, моментально лишались аккредитации и высылались из страны.

Верховный муфтий Абд аль-Азиз аш-Шейх 6 марта издал фетву о том, что демонстрации и подписание петиций противоречат Корану. МВД разъяснило, что любые демонстрации, митинги, пикеты и т.п. в Саудовской Аравии незаконны – оказывается, официально такой запрет нигде на бумаге раньше закреплён не был!
Популярный исламский авторитет Саад аль-Бурайх просто призвал "размозжить головы всем, кто примет участие в демонстрациях". А тот самый "главный либерал", министр иностранных дел Сауд аль-Фейсал пообещал "отрезать руки тем неудачникам, которые осмелятся протестовать на улицах". Сказал на совместной пресс-конференции с заехавшим в Эр-Рияд уходящим министром обороны США Робертом Гейтсом – правда, на английский его слова переводить не стали.

Слова подтверждались делами – 10 марта полиция впервые открыла огонь по протестующим в Катифе, 1 человек был убит.

11 марта полноценные демонстрации удалось провести только в Восточной провинции. В Эр-Рияде (небо которого "весь день заполняли полицейские вертолёты") и Джидде полиция хватала любого, кого заподазривала в намерении протестовать.
13 марта несколько сот человек собрались у здания МВД в Эр-Рияде, требуя освободить задержанных.

А на другой день последовал ввод "Щита Полуострова" в Бахрейн. У интервенции был и внутренний аспект. Данной событие, наряду с поведением власти в "День гнева" и убийством Абдул-Ахада, показало населению страны, что режим любой ценой не допустит никаких внутренних беспорядков.

Какое-то время по инерции ещё были протесты – призывы к новому "Дню гнева", попытка нескольких сот человек 20 марта ворваться в здание МВД в Эр-Рияде, чтобы вручить принцу Наифу петицию с требованием освобождение политзаключённых, марши молодых безработных выпускников университетов с требованием работы в начале апреле в Эр-Рияде, Джидде, Таифе и Табуке.
Собственно, на этом история протестов на большей части территории Саудовской Аравии и заканчивается.

За исключением шиитов Восточной провинции (и женщин). Именно ввод войск в Бахрейн резко активизировал их. 18 марта в общей сложности более 10 тысяч человек вышли на демонстрации в Катифе, Омране, Авамийе, Сафве и Аль-Рабийе. Скандировали: "Свободу Бахрейну!" и "Люди Катифа и Бахрейна – один народ!". Десятки человек были ранены резиновыми пулями при разгоне. Демонстрации в Восточной провинции продолжались весь апрель и утихли только к середине мая.

В этот момент на авансцену протестов вышли саудовские женщины.
В конце апреля в Эр-Рияде, Джидде и Даммаме они организовали массовую акцию в попытке зарегистрироваться избирателями на муниципальных выборах – просто стояли в очередях в избирательные комиссии, ставя в тупик полицию – они же не демонстрации проводят.
А с середины мая начали кампанию за право водить машину. Арестовывали их десятками, вплоть до известной актрисы Ваджнат Рабини. И где-то с середины июня задержания прекратились – судя по всему, дорожной полиции приказали закрывать глаза на такое. Хотя члена Совета шуры, осмелившегося предложить отменить запрет официально, резко осадил принц Наиф.

Другое требование саудовских женщин удовлетворил лично король Абдалла, выступая в сентябре 2011-го на открытии крупнейшего на Ближнем Востоке женского университета принцессы Норы. Он заявил, что женщины получат право быть полноправными членами Совета шуры, и выбирать и быть избранными на следующих муниципальных выборах.
Через 4 дня в стране прошли вторые в истории муниципальные выборы, откладывавшиеся два года. И только в марте 2011-го, аккурат после "Дня гнева", было объявлено, что они всё же состоятся 22 сентября.

Были и другие шаги. Приняты новые законы, ужесточающие наказания за "попытки свержения существующего строя" и "компрометацию правящей династии". Сотни людей, арестованных за участие в протестах, приговорены к длительным срокам заключения.
Целый ряд активистов вслед за Абдул-Ахадом были застрелены "неизвестными" прямо на улицах, другие просто похищались и их судьба неизвестна.
Всего к концу года правозащитники оценивали число политзаключённых в Саудовской Аравии в 30 тысяч.

Казалось, всё успокоилось. Но в октябре 2011-го снова всколыхнулась Восточная провинция, когда полиция в Аввамийе арестовала 60-летнего шиита, чтобы заставить сдаться властям его скрывающегося сына – активиста весенних протестов.
С тех пор демонстрации в Катифе и других шиитских центрах Восточной провинции с требованиями освобождения политзаключённых, политических реформ и равноправия происходят регулярно, в ноябре полиция застрелила 4-х демонстрантов.
МВД обвиняет в организации демонстраций "зарубежное государство" (намёк на Иран), а также сообщает о нападении на блокпосты "иностранных диверсантов". И обещает "железным кулаком" сокрушить всех недовольных.

В октябре 2011-го последовало давно ожидаемое изменение в руководстве страны. Наконец-то умер давно потерявший дееспособность наследный принц Султан. Новым наследным принцем стал тот самый главный консерватор королевства Наиф, ярый антисемит, противник "шиитской экспансии", и надёжный союзник США. Министром обороны ("пост № 3" в саудовской иерархии) стал принц Сальман.

Ещё в стране развернулась борьба с коррупцией. Несколько десятков высокопоставленных чиновников было арестовано осенью из-за скандала с созданием систем безопасности на границе с севером Йемена. Широко разрекламированный "уникальный электронный щит безопасности от проникновения радикальных исламистов на территорию королевства" оказалось, существовал только на бумаге.
Следователи уже допрашивали и нескольких членов королевской семьи, пока, правда, в качестве свидетелей. Главная мишень кампании очевидна – проект этот в своё время курировал именно принц Бандар, который после своего возвращения из опалы по весне, слишком ретиво бросился навёрстывать упущенное.

На внешней арене Саудовская Аравия играет роль "главного жандарма" региона, особенно это проявилось в Бахрейне и Йемене. Одновременно, активно поддерживая антиправительственные движения в Ливии и Сирии. Хотя в самой Саудовской Аравии больше внимания уделялось конфликту с Индонезией из-за несправедливых смертных приговоров индонезийским гастарбайтерам.

Начало нового, 2012-го года ознаменовалось новыми демонстрациями шиитов и заявлением МВД об увеличении численности персонала на 14 тысяч, в т.ч. создании особого подразделения для кибервойны.

"Призрак" "арабской весны" бродил по Саудовской Аравии в прошлом году. Саудовские власти безжалостно душили любые попытки протеста. И "призрак" отступил, но только никуда не исчез. Отсутствие массовых протестов отражает не отсутствие в саудовском обществе протестных настроений (как любят говорить представители режима), а мощь аппарата контроля и подавления, и громадные ресурсы по подкупу населения.

Рано или поздно, "призрак" найдёт шанс материализоваться во всей красе. Скорее всего, это произойдёт при обострении борьбы внутри правящей династии, неизбежной по мере перехода власти от сыновей основателя королевства Абдель-Азиза к его внукам. Или, возможно, даже раньше, если приемник короля Абдаллы не окажется настолько же мудрым в плане осторожных шагов навстречу ожиданиям общества.
Помогут ли тогда режиму миллиарды нефтедолларов и сотни тысяч "силовиков"?
Tags: Саудовская Аравия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments