Vadim (antinormanist) wrote,
Vadim
antinormanist

Categories:

Итоги выборов в Тунисе

Вчера – после проволочек, дисквалификаций ряда списков, шумных обвинений в подкупе избирателей и подтасовке выборов, многочисленных разбирательств апелляций в Верховном суде – наконец стали ясны (хотя уже многократно переносившаяся итоговая пресс-конференция избиркома пока ещё не состоялась) окончательные результаты выборов 23 октября в Учредительное собрание Туниса.


Прошли они на фоне разочарования тунисцев в результатах революции, не решившей ни одной социально-экономической проблемы страны. Опросы общественного мнения в августе показали, что свыше 60 % населения были неудовлетворенны ситуацией в стране, а 57 % не верили никакой из политических партий.
Причём наиболее сильно это разочарование как раз среди той самой безработной образованной молодёжи, что шла в авангарде движения в декабре-январе.

"После 14 января я могу говорить свободно, но больше ничего не изменилось" – говорит уличный торговец с дипломом в "колыбели революции" Сиди-Бузиде. Добавляя, что нужны не выборы, а "вторая революция".
Короче, как как-то посетовал премьер-министр Беджи Каид ас-Себси: "население после революции желает получить всё и сразу".

Экономическая ситуация в Тунисе после революции неуклонно ухудшалась. Во многом, благодаря и постоянным забастовкам, зачастую сопровождавшимся мародёрством и пожарами, демонстрациям разнообразных политических сил с разбиением палаточных лагерей, межплеменным столкновениям.
28 % падение экономики, 700 тысяч безработных, 900 тысяч беженцев из Ливии.
Так что чрезвычайное положение, введённое ещё Бен Али в январе, так и не отменили (кстати, в Египте тоже не отменили ЧП, а вот в Сирии отменили ещё в мае).

Проект Закона о выборах в Учредительное собрание был разработан в мае и утверждён в августе. Он предусматривал проведение одноступенчатых выборов по довольно сложной пропорциональной системе.
Всего предстояло избрать 217 депутатов (199 – в Тунисе, 18 – за рубежом).
24 провинции (говернората или вилайета) Туниса разбиты на 27 округов (столица, Сус и Набуль – по 2 округа), ещё 6 округов – за границей (2 – во Франции, по 1 – в Германии, Италии, Америках и арабских странах).

В каждом из округов партии, коалиции, а также простые граждане имели возможность выдвигать избирательные списки, в которые могли входить только люди, проживающие на территории округа.
В каждом списке должно быть равное количество мужчин и женщин (причём одна женщина обязательно должна занимать одно из двух первых мест в списке), а также 1 кандидат моложе 30 лет.
В среднем, 1 депутат – от 60 тысяч избирателей. Списки, набравшие от 2 до 30 тысяч голосов избирателей округа, получали по 1 месту. Среди списков, набравших более 30 тысяч голосов, места распределялись пропорционально.
По закону иностранное финансирование предвыборных кампаний запрещено.

Списки избирателей МВД решено было не использовать, как фальсифицированные. В июле проходила регистрация избирателей, однако до 1 августа зарегистрировались только 4 123 602 (54,47 %) из примерно рассчитанного (на глаз?) Высшей избирательной комиссией количества в 7 569 824 избирателей.
Тогда было решено, что для голосования тунисцам достаточно предъявить удостоверение личности (за границей - загранпаспорт). Голосовали граждане с 18 лет, а могли избираться – с 23 лет. Не имели права голосовать военнослужащие, работники служб безопасности, судебных и таможенных органов.

Списки кандидатов были утверждены в сентябре. Всего было выдвинуто 11 333 кандидатов по 655 независимым спискам и 830 спискам от 105 политических партий и 34 коалиций. В то же время правозащитники и ряд либеральных политиков предлагали отложить выборы, так как народ "не готов".

1 октября официально стартовала предвыборная кампания, хотя реально предвыборные плакаты и листовки заполонили тунисские города ещё в начале сентября. 12 сентября избирком официально запретил это делать, но данное указание было проигнорировано.

В выборах 23 октября участвовало 3 205 845 зарегистрированных избирателей (77,75 %) плюс 496 782 незарегистрированных. Таким образом, общее количество составляет 3 702 627 избирателей (42 % от предположительного общего количества избирателей). До 90 %, о которых кричали СМИ в первые дни после выборов, не дотягивает заметно.
Европейские наблюдатели отметили, что выборы в Тунисе были по-настоящему честными, свободными, прошли с "незначительными нарушениями".

Победила на выборах партия "Ан-Нахда" (Возрождение) во главе с историческим лидером тунисских исламистов Рашидом Ганнуши – 38,9 % голосов и 91 место.
Причём победу она одержала во всех округах, в т.ч. и заграничных – кроме Сиди-Бузида (да и там победила после удовлетворения апелляции), набрав от 20 до 60 % голосов.
Причём в диаспоре или богатых приморских городах за исламистов голосовало ничуть не меньше (а зачастую и больше) избирателей, чем в депрессивной глубинке – народ лишний раз показал горе-политологам (как тунисским, так и западным), чего стоят их разглагольствования про то, что за исламистов голосуют только бедные и необразованные.

"Ан-Нахда" изначально считалась фаворитом, но больше 30 % опросы общественного мнения ей не давали.

Ганнуши всячески подчёркивал, что движение ничего общего не имеет с фундаментализмом, всячески демонстрировал свою "умеренность", подчёркивал, что и речи быть не может о введении в Тунисе шариата. Он обещал начать широкомасштабный национальный диалог для построения в Тунисе демократического государства, заявлял, что обеспечит свободу вероисповедания, защитит права религиозных меньшинств, сохранит свободы для тунисских женщин.

Основным же приоритетом нового правительства должно стать возрождение тунисской экономики, создание новых рабочих мест и уменьшение социального неравенства.
А ещё – окончательное избавление от колониального наследия в образовании и культуре. "Мы арабы, наш язык – арабский" – говорит Ганнуши. Добавляя, что главные портфели для его партии в новом правительства – министров культуры и образования.

Фактически частью предвыборной кампании "Ан-Нахды" стал и сентябрьский визит в Тунис турецкого премьера Эрдогана, встречавшегося с Ганнуши, оба лидера говорили об идейной близости "Ан-Нахды" и правящей в Турции Партии справедливости и развития.
На телевидении партию демонстрировали кандидатки, не носящие хиджаб и пользующиеся косметикой.

"Ан-Нахда" активно использовала в агитации свои козыри. Имидж гонимой прежним режимом, жертвы богатой модернистской элиты, защитницы права женщин носить хиджаб, на которое покушаются продавшиеся Франции светские политики и пр.

Мощная сеть активистов по всей стране, возможность использования мечетей для проповедей, щедрые пожертвования со стороны бизнес-кругов и медийная поддержка "Аль-Джазиры" (не будем вслед за их противниками обвинять тунисских исламистов, что их финансируют Катар и Саудовская Аравия).
Плюс активная благотворительность, порой переходящая в откровенный подкуп – в некоторых округах "Ан-Нахда" обещала своим избирателям по барашку к Ид-аль-Атхе (В России зовётся Курбан-Байрамом).

Главную критику исламисты сосредотачивали на левых ("ислам – религия правых, левых и центристов").
Это и неудивительно – именно светские партии левой, социал-демократической ориентации – и занимают второе место по популярности после исламистов.

2-е место с 8,37 % голосов и 30 местами (а это уже 13 %) занял Конгресс за республику (КЗР), запрещённый при Бен Али, чей лидер, врач Монсеф Марзуки до 1994 г. занимал пост главы Тунисской лиги по правам человека, после чего проживал в эмиграции во Франции.
Три другие партии со схожей программой – социал-демократическая "Эттакол" (блок вокруг Демократического форума за труд и свободы во главе с Мустафой Бен Джаафаром), маоисты, ставшие левоцентристами, из Прогрессивной демократической партии во главе с Майей Джриби (именно им опросы сулили 2-е место – они же имели 2-й по размеру предвыборный бюджет за счёт поддержки многих крупных бизнесменов), и Демократический модернистский полюс (блок левых, объединившихся вокруг бывшей Коммунистической партии "Ат-Тадждид" во главе с Ахмедом Ибрахимом) – получили 21, 17 и 5 мест соответственно.
Все три партии были в легальной оппозиции при Бен Али (для поддержания демократического фасада режима) и участвовали в переходных правительствах после его падения.

Эти прогрессистские партии вели свою кампанию под лозунгом борьбы с исламистской угрозой ("однажды мы можем проснуться в стране победившего религиозного фашизма, от которого уже не сможем избавиться"), защите модернизма и лаицизма, предпочитая не упоминая насущные общественно-политические проблемы. И всё это очень походило на риторику Бургибы и Бен Али, изрядно поднадоевшую тунисцам.
Рийад Бен Фадель, координатор Демократического модернистского полюса, констатировал после выборов: "В демократическом лагере теперь царит уныние".

Неожиданный успех сопутствовал популистскому списку "Аридха Чааба" (Народная петиция за свободу, справедливость и развитие), возглавляемый живущим в Лондоне бывшим членом "Ан-Нахды", бизнесменом и владельцем спутникового телеканала "Мустакилла" Мохаммедом Хешими Хамди.
Он обещал бесплатные лекарства (в связи с дороговизной лекарств и низкими доходами весьма наболевший вопрос), бесплатный общественный транспорт для пенсионеров, пособие по безработице в 200 динаров и прочее, а так же резко обрушился на традиционно господствующую в Тунисе "сахельскую элиту".
Список получил 6,8 % голосов и 28 мест, и победил в Сиди-Бузиде (59 % голосов).
Но в итоге результаты списка в 6 округах были аннулированы (в т.ч. и Сиди-Бузиде, что привело там к массовым беспорядкам) из-за финансовых нарушений. Так что мест в Учредительном собрании у него осталось 19.

Среди части тунисской молодёжи заметна популярность революционных идей – Че Гевара, Альенде, песни времён чилийского "Народного фронта", идеалы социальной справедливости. Их представляют две партии
Леворадикальная Тунисская коммунистическая рабочая партия (правда, перед выборами в партии развернулась дискуссия об исключении слова "коммунистическая" из её названия) во главе с Хаммой Хаммами, запрещённая во времена Бен Али, получила 3 места. Левое арабское национал-социалистическое Движение патриотов-демократов – 2 места.
Эти партии выступают за переход к парламентской республике, последовательному и жесткому проведению принципа отделения религии от государства, национализации стратегических секторов экономики, конфискации собственности клана Трабелси и всех, связанных с прежним режимом.

Наконец, центристы-либералы-западники, связанные с рухнувшим режимом:
5 мест получила созданная из ошмётков бывшего правящего ДКО партия "Аль-Мудабара" (Инициатива) во главе с Камелем Морджаном, занимавшем при Бен Али посты министра обороны и министра иностранных дел.
2 места – у Движения демократов-социалистов во главе с Исмаилом Булахья, при Бен Али игравшей роль "конструктивной оппозиции" в парламенте.
4 места завоевала партия прозападных либералов "Афек Тунис" (Тунисские перспективы).

10 мест получили независимые кандидаты, ещё 8 партий (Национальная юнионистская культурная партия "аль-Умма", Народное движение, Либеральная партия Магриба, Партия справедливости и равенства, Национальная социал-демократическая партия, партии "аль-Вафа", "аль-Амаль", "Нео-Дустур") получили по 1-му месту.

При этом 1 392 657 голосов (37,6 %) были отданы за партии, не попавшие в парламент.

Сразу после выборов лидеры "Ан-Нахды" занялись успокоением бизнеса и Запада.
В своем первом интервью после оглашения результатов выборов Рашид Ганнуши заверил: "Мы продолжим революцию, чтобы достигнуть наших целей, чтобы Тунис был свободной, независимой развивающейся, процветающей страной, где гарантировано право на веру в Аллаха и пророка Мухаммеда, права мужчин и женщин, верующих и нерелигиозных людей, потому что Тунис – это страна для всех. Мы будем соблюдать все международные договоры и конвенции, подписанные Тунисом ранее".

Ганнуши встретился с делегацией фондовой биржи и обещал им приватизацию. "Мы хотим успокоить их, что находимся на их стороне, и намерены сыграть положительную роль в экономике Туниса" – сказал по этому поводу экономист Моаз Ганнуши, сын лидера.
Секретарь партии и её кандидат в премьер-министры Хамди Джебали, проведший при Бен Али 16 лет в тюрьме, встретился с делегацией предпринимателей и успокоил их, что никаких исламистских правил, способных помешать развитию туристического бизнеса, не будет. И заявил, что рыночная экономика является одним из краеугольных камней программы "Ан-Нахды".
А если ещё вспомнить, что до выборов делегация "Ан-Нахды" посетила США и встретилась с сенаторами Маккейном и Либерманом…

Исламисты быстро предложили КЗР и "Эттаколу" создание коалиционного правительства, в котором обещали не требовать себе ключевых министерских постов. Также обещали не выдвигать своего кандидата в президенты.

Что же дальше? Возможно, "Ан-Нахда" будет соблюдать свои обещания и попытается построить вторую Турцию. А, возможно, в ситуации неуклонного ухудшения социально-экономического положения, нарастания в обществе радикальных тенденций, через пару лет мы получим второй Иран.
Tags: Тунис
Subscribe

  • Чтение в субботу вечером – цель борьбы

    Завершая изыскания по истории борьбы индонезийцев с голландцами за Новую Гвинею, наткнулся на такой рассказ американского посла. Итак, 15 августа…

  • Битва министра Лунса

    На варспоте вышла статья про борьбу Индонезии с Голландией за Новую Гвинею. У себя немного расскажу о мотивации того, кто был главной фигурой в…

  • Террор для страны тюльпанов – ассенский финал

    Когда молуккская община хоронила террористов, убитых в Де-Пюнте, процессия проследовала мимо большого комплекса зданий правительства провинции…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments